RSS

О чём писали газеты 100 лет назад: “В Варшаве наступили черные дни”

Сто лет назад Россия навсегда потеряла свою часть Польши: в ходе Первой мировой войны летом и осенью 1915 года Варшаву, Лодзь и другие польские города оккупировали немцы. Многие поляки вначале ждали их, как освободителей, предполагали что немцы помогут им восстановить независимость. Однако, немцы возвращать свободу Польше тоже не спешили. Об этом пишет №242 газеты “Русское Слово” от 22 октября (4 ноября) 1915 года:

Среди врагов

Отчет корреспондента «Русского слова», который по поручению редакции провел 2,5 месяца в занятой немцами Польше.

Рабочие

…С момента оккупации Варшавы все фабрики и заводы были вынуждены прекратить работы. Десятки тысяч рабочих остались без всяких средств к существованию. Центральный обывательский комитет в это тяжелое для рабочих время пришел к ним на помощь. Кроме выдачи семьям рабочих бесплатных обедов и продуктов, комитет оказывал им ссудную помощь еженедельно по 2 рубля на человека.

Принимая во внимание бедственное положение рабочих, комитет все время ходатайствовал перед сменившимися немецкими начальниками о разрешении возобновить работы на фабриках и заводах, но по каким-то непонятным в первое время соображениям, ни один из немецких администраторов разрешения не давал.

Когда в должность генерал-губернатора вступил Безелер, комитет обратился и к нему с такой же просьбой. Чуждый дипломатических увертов своих предшественников, генерал Безелер ответил с полной ответственностью князю Любомирскому:

— Не только не разрешу открыть фабрики, но и приказываю вам, как представителю комитета, немедленно прекратить всякую выдачу рабочим пособий.

На удивленный вопрос князя Любомирского Безелер заявил:

— …Рабочим здесь, в Варшаве, делать нечего. Пусть едут в Германию, где достаточно бездействующих фабрик и заводов, которые страдают от недостатка рабочих рук. Уже целую неделю функционируют в Варшаве берлинские конторы для вербовки рабочих дружин и никто из ваших «безработных» не переступил порога наших контор!

ruslovo01

Манифестация. Расстрел

Уже к вечеру в день роспуска комитета в городе появились рабочие прокламации с призывом к «реальному протесту» против явно обрисовавшейся немецкой политики.

На следующий день около 11-ти час. утра, в Краковском предместье, против памятника Мицкевичу появилась группа рабочих с красными флагами «P.P.S.» (польской партии социалистов), на которых были надписи:

«Да здравствует народная независимая Польша»

«Долой поработителей немцев»

Толпа быстро росла. Скоро вся площадь около памятника была запружена народом. Появились новые революционные флаги. Появились польские национальные знамена, пурпуровые с белым одноглавым орлом.

На возвышении в белом церковном облачении появился ксендз и благословил толпу. Толпа запела молитву «Pod Twoje obrone» и медленно направилась к статуе Богоматери, находящейся в Краковском предместье. Там вся толпа, как один человек, опустилась на колени. Раздались звуки польского национального гимна «Boze ce I Polske».

Толпа заколыхалась и двинулась. Слышались крики:

— Да здравствует Польша! — Да здравствует свобода! — Долой немцев!

Особенное впечатление производили истерические рыдания женщин. Трамвайное движение остановилось.

На углу Нового Свята и Иерусалимской улицы показался конный отряд прусских жандармов в зеленых мундирах, который пытался остановить манифестантов. Тысячная толпа смяла его и загнала в ворота домов. Из толпы понеслись крики:

— Давайте хлеба и работы в крае! — Долой подлых грабителей!

Вся захваченная порывом, толпа ничего не видела вокруг себя и совершенно не заметила, как вдоль решетки Лазенковского парка залегли заблаговременно припасенные жандармы. Совершенно неожиданно из-за решетки парка грянул ружейный залп. За ним другой… третий…

Через минуту все пространство перед Лазенковским парком представляло страшную картину. Толпа в панике бросалась в разные стороны, давя женщин и детей и увеличивая число убитых задавленными и смятенными. Уяздовская аллея опустела, на ней осталось несколько десятков трупов…

Черные дни

После расстрела немецкая власть в Варшаве уже отбросила всякие стеснения и в короткое время целым рядом приказов ликвидировала все польские вольности, дарованные до сих пор. Были отменены обывательские суды, трибунал и т.п. Была ограничена 10 часами уличная жизнь…

Магазинам было приказано снять все русские вывески и заменить их немецкими. Магистрат получил приказание заменить все таблички на улицах с русско-польским текстом немецко-польскими. Маршалковская улица стала называться Marschallstrasse. Новый Свят — Neue Welt и т.д.

Застрявшие в Варшаве православные русские, которые до сих пор жили сравнительно спокойно, были снова созваны для переписи в тайную полицию, где их подвергли самому подробному допросу, по каким причинам каждый из них остался в Варшаве. Из них ратники ополчения первого и второго разрядов были арестованы и высланы в Германию в качестве военнопленных.

В Варшаве наступили черные дни. Несмотря на самые беспощадные реквизиции, произведенные до сих пор, немцы продолжали реквизировать еще и еще, буквально вырывая изо рта у населения последний ломоть хлеба. Цены на продукты первой необходимости достигли неслыханных размеров… Жизнь в Варшаве для человека со средним достатком стала совершенно невозможной.

На столбиках газет, в хронике происшествий появилась специальная ежедневная рубрика «С голоду», где помещались такие заметки:

«Сегодня утром была найдена в бессознательном состоянии молодая, скромно, но прилично одетая девушка. При доставлении в больницу она скончалась. Медицинское вскрытие установило, что причиной смерти является крайне острое изнурение организма от голода. При умершей найдены документы на имя Фелиции Гамброт, 17 лет.

Таких заметок ежедневно можно насчитать от 15 до 20…

М.Цвятковский

Комментарии

Комментарии