Оливье Ведрин

Политолог Оливье Ведрин прокомментировал события, происходящие в Беларуси, и сделал прогноз относительно того, к чему приведет вероятное решение Путина спасти Лукашенко военным путем.

– Как вы оцениваете ситуацию в Белоруссии?

– То, что целую неделю подряд в Минске не стихают протесты, а также то, как многозначительно молчит Кремль – говорит о многом. Каждый день на улицы, несмотря на жестокое противодействие силовиков выходят десятки тысяч человек, предприятия бастуют, увольняются даже сотрудники пропагандистских медиа. Меня поразило то, как сегодня рабочие крупного завода в Минске, в которых Лукашенко видел своих сторонников встретили его свистом и криками «уходи». Я думаю, что как раз в этот момент Лукашенко, которых до последнего надеялся на то, что протесты стихнут, понял, что его власти приходит конец.

– Насколько ожидаем был белорусский кризис?

– Было ожидаемым то, что Александр Лукашенко готовился к тому, чтобы фальсифицировать выборы, а в случае протестов подавить их силой. Неожиданным этот кризис делают его масштабы. Этого не ожидал никто, в первую очередь, сам Лукашенко.

Происходящее в Беларуси, напоминает мне о том, что произошло в Польше в 80-е годы с движением «Солидарность», массовыми забастовками и демонстрациями по всей стране. То, что сегодня соперница Лукашенко Светлана Тихановская заявила о том, что готова стать национальным лидером до новых выборов, мне кажется очень правильным шагом.

Почему западные лидеры до сих пор не признали  Светлану Тихановскую избранным президентом?

Они не знают Светлану Тихановскую, они только сейчас открывают для себя ее существование. Они не могли представить себе столь масштабные акции протеста по итогам выборов. Европейский Союз, со своей стороны, приказал ввести санкции против белорусских чиновников, связанных с фальсификацией выборов и репрессиями, а Европарламент назвал Лукашенко персоной нон-грата. Это движение в правильном направлении, но, на мой взгляд, этого уже недостаточно.

 Почему реакция Запада на зверства режима Лукашенко такая вялая?

Как я писал, Евросоюз, со своей стороны, приказал ввести санкции против белорусских чиновников, связанные с фальсификацией выборов и репрессиями. К сожалению, как я уже писал – этого недостаточно и конкретных результатов не будет. Кроме того, на мой взгляд, они ждут реакции Путина. Вы должны помнить, что на Западе многие лидеры готовы восстанавливать отношения с Путиным, а этот кризис в Беларуси идет вразрез с их планами. Так вот сейчас все ждут того, будет ли Путин помогать Лукашенко силой подавлять протесты белорусов, или нет.

Насколько высока вероятность того, что Путин отправит войска, чтобы помочь Лукашенко подавить протесты?

В воскресенье Кремль заявил, что готов предоставить военную помощь в случае необходимости в соответствии с союзным договором между двумя странами и Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), состоящей из шести бывших советских республик. Поэтому, с моей точки зрения, вероятность прямого российского вмешательства крайне высока, хотя это и самоубийственно для Путина.

Если российское военное вмешательство все-таки произойдёт, можно ли ожидать, что коллективный Запад, в очередной раз, будет заявлять о своей «глубокой обеспокоенности», как это уже было время вторжения России в Грузию, Крым, Донбасс?

Без сомнения они сделают то же самое, вы же не ждете от них что они объявят Путину войну, поэтому и результаты в краткосрочной перспективе будут такими же. Однако, как я уже говорил – в конечном итоге, для Москвы вторжение путинских войск обернется катастрофой.

Какие последствия для России (экономически, политически) можно ожидать, если Путин аннексирует Беларусь, как он это сделал с Крымом; повысит ли это его популярность среди простых граждан России или, наоборот, усилит растущее недовольство?

Коронавирус и низкие цены на нефть уже поставили экономику России у опасной черты: за последние три месяца ВВП упал примерно на 40%. Народ устал от Путина, который находится у власти всего на шесть лет меньше, чем Лукашенко. Повторить крымский сценарий, когда, аннексировав часть украинской территории, Путину удалось подстегнуть свою падающую популярность, уже не получится. А вот то, что Запад введет новые санкции, в том числе персональные, (пусть даже и очень неохотно, но политикам придется это сделать под давлением своих избирателей) если Путин аннексирует Беларусь – в этом можно не сомневаться.  Россия окажется еще в большей изоляции, возможно на этот раз они будут распространяться на экспорт энергоносителей, российские облигации. Вероятным представляется и отключение России от SWIFT. Простым россиянам, которые, судя по тому, что происходит в Хабаровске  и других городах России, уже отключают свои телевизоры и понимают, что их пустые холодильники – прямое следствие того, что Путин уже 20 лет находится у власти, вероятно захочется, как и белорусам  выйти на улицу и указать Путину на дверь.