Фото: DW.com

Подходит к концу фарс под названием «судебное заседание» по делу Алексея Навального о «клевете на ветерана». На создателя Фонда борьбы с коррупцией завели уголовное дело после того, как он нелицеприятно отозвался о людях, который участвовали в пропагандистском ролике RT, агитируя за поправки к Конституции, позволяющие Путину находиться у власти практически пожизненно. Одним из «героев» ролика был ветеран войны Игнат Артеменко, которым власти воспользовались для того, что сфабриковать дело против Навального.

В своем последнем слове (уже вторым по счету за сегодняшний день – так как в субботу, 20 февраля в здании Бабушкинского «суда» прошли сразу два завершающих слушания по делам Навального. – Ред.), Навальный подчеркнул, что власть использует ветеранов, чтобы бороться с политическими противниками.

Полностью прослушать последнее слово Навального по делу о “клевете на ветерана” можно прослушать, нажав на звуковой файл ниже:

«Ужасно смешно, что снова последнее слово. Весь день прокурор говорила, что я требую исключительность для себя. Мне кажется, два последних слова за один день — это исключительность .<… > Для последнего слова у меня есть вот эта задрипанная бумажка, я её ношу на каждый процесс. <…>

Я включаю телевизор и вижу репортаж. Стыдный репортаж. Показывают эпизод, когда ветеран узнал, что его оскорбил Навальный. И так случилось, что в этот момент у него была съёмочная группа. Дед в трусах. Рядом внук сидит, в глазах у него счастье: “Я наконец монетизировал деда”.

Когда прокурорша изображала слезы: мы любим ветераном, а вот такие как вы их оскорбляете. Вы, ваша честь, тоже говорили — все в России для ветеранов. Я включаю в камере ТВ и там говорят, что ветераны самое важное в стране, а я оскорбил. А этот листок — это справка за последние 4 года по соц. помощи Артеменко. Ветеран получил несколько сертификатов на промтовары, одну продуктовую корзину, общая стоимость сертификатов за 4 года 11 тысяч рублей. Вот в этом и выражается ваше отношения к ветеранам. 15 бездельников и охламонов расследовали это преступление, на это ушло больше денег, чем ушло на ветерана. Один день этого суда стоит гораздо больше чем получил ветеран. <…>

Навальный: Бедный — это значит ветеран. почему же, я не понимаю! Вы тут хлюпаете, как вы его любите, как защищаете. Давайте возьмем тех, кто проиграл войну. Германия, Италия, Япония. В России самая маленькая пенсия, и вы не хотите ее повышать!

Нельзя повысить! Потому что не хватит на дворец. Для того, чтобы на Геленджике возникали эти классные дома единороссов, надо обокрасть кого-то. И удобнее всего обокрасть пенсионера.

“Единая Россия” превратилась в такую огромную свинью, которая из корыта хлебает, засунув туда морду. И ей говорят, что это для всех. А она поднимает голову, и говорит: “Чтооо? Нельзя оскорблять ветеранов!”. И опять опускает голову.

Один из гадких моментов процесса, когда прокурор читала сфабрикованное дело, потом она читала, изображала, что голос дрожит. Хочу напомнить важный эпизод нашей страны, когда в Краснодарском крае под крышей Чайки действовала банда Цапка, которая терроризировала целую станицу. Насиловали, убивали. Все это случилось, потому что за ними стояла прокуратура. Но вы не хотите об этом говорить, голос у вас не дрожит

Я считаю, что вы за это за все будете гореть в аду! Ну вы вроде более-менее молодые, вы не только гореть в аду будете, но ещё ответите на нормальном человеческом суде».

Судья ушла думать над приговором. Его огласят в 18:00.