Секрет китайского технологического чуда: миллиардные бюджеты, участие диаспоры, шпионаж

В романе китайского писателя Лю Цисиня «Проблема трех тел» описаны лишения девушки, отца которой, профессора теоретической физики, убили хунвэйбины за отказ признать теорию относительности «буржуазным антиреволюционной предрассудком». Саму героиню, астрофизика по образованию, отправили в трудовой лагерь, но через несколько лет правительство разрешило ей вернуться к исследованиям при раскаянии в «грехах отца». Государство быстро поняло к чему приводит нехватка квалифицированных научно-технических специалистов, и стала искать их в концлагерях, говорится в публикации издания “Неделя”.
Прообразом главного персонажа книги, вероятно, стал Чжан Зонсуй, теоретический физик, специалист по квантовой теории поля, который работал с Нильсом Бором и Вольфгангом Паули, был сотрудником Кембриджа и Принстона. В 1948-м он вернулся в Пекин, вскоре его избрали членом Китайской академии наук, но в начале «культурной революции» Зонсуя арестовала «красная гвардия», и он покончил с собой. Во время «культурной революции», начавшейся в 1966-м, научная и образовательная системы Китая были разрушены: с первых же дней власти закрыли школы и университеты. И хотя начальную и среднюю школу впоследствии восстановили, большинство университетов не работало до 1972 года, а вступительные экзамены вернули только в 1977-м после смерти Мао Цзэдуна, до этого была распространена система рекомендаций от армии, фабрик и сельских общин. 142 тыс. Учителей и преподавателей вузов, 53 тыс. ученых отправили в лагеря, многих замучили до смерти. Репрессиям подвергли 500 из 674 профессоров медицины, которые работали в учреждениях Академии наук.

Сейчас Китай второй в мире по расходам на исследования, по паритету покупательной способности (более $ 400 млрд) и количеством научных статей, а по цитированию почти догнал США. За 40 лет после разрушительной «культурной революции» он стал научным гигантом, его успехи тесно связаны с экономическим ростом, вливанием огромных средств и работой с диаспорой. При этом китайская наука относительно закрыта, известна сомнительными с точки зрения этики исследованиями (например рождение генетически модифицированных детей), а многих китайских ученых подозревают в технологическом шпионаже.

Затраты на НИОКР Китая по сравнению с затратами США и ЕС

Основы развития Китая заложил в 1978-м Дэн Сяопин в своей политике «четырех модернизаций». К приоритетным направлениям развития власть причислила сельское хозяйство, промышленность, оборону, науку и технологии. В науке предпочтение отдавалось прикладным исследованиям. Благодаря программе «Две бомбы, один спутник» в 1964 и 1967 годах КНР взорвала ядерную и водородную бомбы, а первый искусственный спутник запустила в 1970 году. Ученые и инженеры, которые работали в оборонной промышленности, образование получили преимущественно на Западе и были относительно защищены от репрессий. Благодаря им страна не потеряла окончательно свой научный потенциал.

Китайские власти сделали ставку, прежде всего на образование. В 1970-м в стране было всего 47 тыс. Студентов, тогда как в 2017-м высшее образование получили 7300000 человек, а количество студентов оценивалась в 28 млн. В 1990-х государство начала «Проект 211», в рамках которого с 1996-го по 2000-й распределила $ 2200000000 среди 100 лучших вузов, чтобы приблизить стандарты преподавания до мирового уровня. «Проект 985» сконцентрировался на 39 университетах, среди которых Пекинский и Университет Синхуа имели приоритетное финансирование. На сегодня эти два вуза, а также Научно-технический университет в городе Хэфэй стабильно включены в рейтинги лучших вузов мира, в них учится около 100 тыс. студентов, каждый десятый из которых приехал получать образование из-за рубежа. Девять университетов с «Проекта 985» объединили в элитную Лигу С9, которая производит 20% академических публикаций страны, обеспечивает 30% цитирований и осваивает 10% всех расходов на исследования. Китай позиционирует ее как собственную Лигу плюща. В 2015-м стартовал план по удвоению университетов первого класса, согласно которому к 2050 году в стране должно работать 42 ведущие мировые учебные заведения.

В Лиге С9 работает большинство привлеченных профессоров и ученых по программе «Тысяча талантов». С 1978 года на обучение за рубежом, в основном в США, выехало 6 млн китайцев, и цель этой программы – вернуть лучших из них для проведения исследований на родине, хотя финансирование получают и признаны иностранные ученые. Программа гибкая, привлекает исследователей в возрасте до 55 лет для постоянной работы в Китае, а также выдает кратковременные гранты, и тогда ученый должен проводить в китайских университетах хотя бы два месяца в году. За 10 лет более 7 тыс. Китайцев из диаспоры и иностранных исследователей стали лауреатами таких грантов. На старте им выдают $ 142 тыс. С возможностью получить еще большее финансирование. Как сообщает South China Morning Post, и без этой программы немало китайских ученых и инженеров возвращается домой:

В прошлом году Национальный совет по разведке США заявил, что программа «Тысяча талантов» ориентирована на технологический шпионаж, а получатели грантов – это «спящие шпионы». С обвинениями в шпионаже связывают самоубийство американского физика китайского происхождения Шоучен Чжана, одного из самых почитаемых в мире исследователей топологических изоляторов и владельца инвестиционной компании Danhua Capital с капитализацией $ 400 млн. Он был членом экспертного совета «Тысячи талантов» и сотрудничал с технологическим гигантом Huawei, что находится под пристальным вниманием американских спецслужб.
Новые материалы, генетические исследования, искусственный интеллект, квантовые технологии – все то, что может быть полезным в индустрии и обороне, остается в фокусе китайских чиновников, отвечающих за научную политику. В этом году бюджет на науку и технологии в КНР прогнозируется на уровне $ 470 млрд (государственные расходы и инвестиции от бизнеса), а это 22% общемировых расходов, больше только в США ($ 550 млрд). По государственным инвестициям в материаловедение, компьютерные технологии, энергетику, сельское хозяйство страна занимает второе место в мире. Тогда как в исследованиях климата и экологии доля Китая составляет менее 1% (в США и Германии соответственно 37% и 26%).

О прикладном характере китайской науки свидетельствует и тот факт, что среди всех опубликованных за последние 20 лет статьями 34% приходится на инженерию, по 20% – на материаловедение, физику и астрономию, 13% – на химию. В прошлом году среди всех опубликованных в мире научных статей по упомянутым направлениям доля Поднебесной составляла около трети, тогда как социальные науки, психология, гуманитаристика – лишь незначительный процент. При этом китайская наука не такая уж и востребована в мире: более 50% цитирований китайских научных работ поступает от китайских же исследователей, а в некоторых отраслях, например материаловедение, около 60%. Для сравнения: уровень самоцитирований в этой области в США не превышает 35%.

Благодаря огромным бюджетам в Китае практикуется денежное вознаграждение для исследователей, публикуемых в ведущих журналах. Это сомнительная практика, следствием которой являются крупные коррупционные риски. За последние 15 лет численность ученых в стране выросла втрое, тогда как количество публикаций почти в 20 раз. Ученые получают от нескольких тысяч до $ 165 тыс. В зависимости от рейтинга журнала. Они мотивированы написать как можно больше статей и продвинуть их в ведущие журналы. Качество таких исследований отходит на второй план. Среди них могут случаться действительно прорывные работы, но большинство посредственные, сделанные на скорую руку ради вознаграждения. На рынке появилось большое количество компаний, которые за деньги помогут опубликовать статью, расцвела индустрия «хищных» журналов. К тому же в большинстве университетов вознаграждение получает только первый автор статьи,

Кроме того, Китай не всегда придерживается мировых требований по этичности научной работы. В ноябре 2018 биофизик Хэ Цзянькуй сообщил о потрясающий эксперимент: благодаря технологии изменения генома CRISPR / Cas9 он еще на стадии эмбрионов деактивировал в двух девочках ген, отвечающий за риск заражения ВИЧ. На эксперимент, как сообщается,  его мотивировало желание ВИЧ-положительного человека и его здоровой жены иметь детей. Девушки Лулу и Нана якобы имеют врожденный иммунитет к вирусу. Впоследствии ученый исчез, потом появились свидетельства, что он под домашним арестом. Власть открестилась от исследования, а сам Хэ Цзянькуй распространил заявление, что делал все за свой счет. Ученый нарушил сразу несколько законов: в Китае запрещено оказывать помощь ВИЧ-инфицированным в рождении детей.

Поднебесная показывает амбиции и в космосе, профинансировав в прошлом году собственную космическую программу на $ 8 млрд. 3 января миссия «Чанъэ-4» высадила на обратной стороне Луны луноход, впоследствии китайцы планируют отправить на спутник Земли пилотируемую экспедицию. К 2020 году намерены закончить космическую орбитальную станцию, а также запустить собственную систему навигации в противовес GPS. Хотя Китай декларирует сугубо научные цели, понятно, что собственная навигационная система будет полезна прежде всего военным.

Еще со времен Дэн Сяопина Китай сделал ставку на развитие науки и технологий, связав с ними экономический рост. Хотя по формальным показателям (количество статей, цитирований) он постепенно вырывается в мировые лидеры, качество китайской науки вызывает немало вопросов через систему администрирования и сомнительную коммерческую мотивацию исследований. Впрочем, следует признать, что за 40 лет Поднебесная сделала гигантский скачок от страны с разрушенной научной отраслью в гиганта, который оставил позади немало западных держав.

Комментарии

Комментарии