Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор в среду выступил с критикой в адрес ведущих социальных сетей по приостановлению доступа президента США Дональда Трампа к своим платформам.
Не назвав Трампа по имени, Лопес Обрадор сказал, что по его мнению — это неправильно, что частные компании назначили себя арбитрами в отношении того, что приемлемо для их аудитории, а что нет.
«Не знаю, заметили ли вы, что с тех пор, как они приняли эти решения, Статуя Свободы в Нью-Йорке позеленела от гнева, потому что не хочет становиться пустым символом», – сказал Лопес Обрадор репортерам на своей регулярной пресс-конференции, – сообщает Reuters.
«Мы хотим, чтобы в Мексике были гарантированы свободы», – сказал он. «Нулевая цензура. Запрет запрещен».
Facebook, Twitter и YouTube являются одними из платформ, которые, по крайней мере, временно отключили Трампа из-за опасений, что он может разжечь беспорядки после штурма здания Капитолия США сотнями его сторонников на прошлой неделе.
Ультралевый политик, Лопес Обрадор в 2006 году возглавил массовые протесты в Мексике, утверждая, как и проигравший выборы в 2020 году Дональд Трамп, что его лишили победы. Тоже самое он заявлял, когда потерпел поражение в 2012 году, но шесть лет спустя, наконец, занял пост президента с большим перевесом.
Остро критикуя Трампа, находясь в оппозиции, на посту президента Лопес Обрадор регулярно воздавал должное лидеру США, которого в Мексике не любят за его оскорбления в адрес мигрантов и угрозы причинить этой стране экономический ущерб.
Лопес Обрадор вскользь упомянул Twitter, который навсегда заблокировал учетную запись Трампа, и Facebook.
Лопес Обрадор не единственный мировой лидер, который выражает обеспокоенность политикой, которую проводят владельцы популярных социальных сетей.
На этой неделе официальный представитель канцлера Германии Ангелы Меркель заявила, что считает постоянное приостановление доступа Трампа к Twitter сомнительным. Свою озабоченность выразил также президент Франции Эммануэль Макрон.
Лопес Обрадор также выразил обеспокоенность по поводу «вторжения компаний в частную жизнь», приведя в качестве примера то, что смартфоны могут узнавать о личной жизни и вкусах людей.