RSS

Страх. Большевики 2.0

  • Written by:

У меня во дворе, как минимум, две семьи боятся за Францию: их дети работают в Париже. Бояться тысячи семей по всей Беларуси – их родные живут либо учатся во Франции.

А еще сотни тысяч белорусских семей, вероятно бояться за своих родных, друзей и коллег в России.

Москва вероятная цель на очереди атак террористов «Исламской Государства”. Или тех, кто маскируется под ИД. Первый уровень террористической угрозы в Москве введен еще до парижской резни.

А в России боятся не только террористов, но, прежде всего, что россиян завоюют США. Все эти бескрайние просторы с березками, самоварами, пушкинскими и ленинскими местами. И поэтому хотят, чтобы Россия первой ударила по США. Эта агрессивность – от страха.

А в Беларуси еще боятся, что «нашу Европу», в которую мы так любим съездить, «захватят пришельцы-беженцы с Ближнего Востока, и куда нам тогда ездить?» В США не пустят, а в других частях мира живут те самые, кто хочет захватить «нашу Европу».

А в России еще боятся, что «Беларусь от нас уйдет», развернется на Запад, на тот самый, который на радость некоторым в России сейчас «бомбят пришельцы», которые потенциально готовы бомбить и Россию, в которую ездят белорусы на заработки после того, как отдохнут / закупятся в Европе.

В Европе боятся правых, которые могут прийти к власти на фоне страха перед террористами, который прослеживаются вместе с беженцами с Ближнего Востока. А правые бояться, что не получится подняться, чтобы «вычистить пришельцев».

А в Беларуси боятся, что Россия развалится, «а куда мы без России?», Ибо тогда «нас захватит NATO». А другие белорусы боятся, что Россия не развалится, и если вдруг что – НАТО не придет, не защитит.

Что Европа проигрывает и России, и ИГ.

Самые разнообразные конфигурации страха из составных частей: Европа, NATO, США, беженцы, «Русский мир», «Исламская Государство».

Тем временем, ИГ мне напоминает чуть ли не самых известных в мире экстремистов – большевиков. Немногочисленная в начале группа разношерстных фанатиков разных национальностей, объединенных своей «религией» во главе с прагматичными циниками.

Большевики также отвоевывали себе жизненное пространство постепенно. Стартовали локальным террором, потом уже оперировали целыми военными фронтами, впитывая в себя с геометрической прогрессией все новых обиженных, давая невероятные возможности самым черным персонажам общества.

А потом уже не оставляли выбора тем, кто «сразу не разобрался». И тогда террор делался не локальным, а масштабным.

Как и нынешняя ИГ, большевики после первых побед замахнулись если не на всемирный, то всеевразийский масштаб. Большевики пользовались разобщенностью, взаимными недоверием и страхом стран и народов, против которых действовали. И играли на амбициях тогдашних сверхдержав, которые через политические противоречия, наконец не смогли в борьбе с новым и непривычным в то время злом.

Большевики также как нынешние ИГиловцы в начале выглядели вооруженными злыми клоунами, которых всерьез никто не воспринимал. Но относительно быстро стали субъектом, с которым начали садиться за стол переговоров сильнейшие страны континента. И садятся поныне.

Публикуется с разрешения белорусской службы “Радио Свобода”

Оригинал публикации на белорусском языке

Комментарии

Комментарии