RSS

Валерий Соловей: нынешняя политика Москвы это политика, лишенная стратегического целеполагания

  • Автор:

Совет по безопасности Нидерландов вчера опубликовал отчет  по катастрофе малайзийского Boeing на Украине, чем это грозит России?

Если исходить из текста самого доклада Нидерландской комиссии, то ее итоговое заключение политически мягкое. Прежде всего, потому, что установление виновных это дело уголовного расследования и суда, а раз комиссия исследовала технические детали катастрофы, то и прямой ответственности ни на кого не возлагается.

Впрочем, у  широкой общественности на Западе, да и не только на Западе, и до публикации доклада не было особых сомнений в характере произошедшего, тем более, что утечки просачивались неоднократно в средства массовой информации. Сейчас все предположения  подтвердились, обрели силу уверенности. Я думаю, что в обозримом будущем нас ожидают попытки инициировать  некие правовые действия в отношении Российской Федерации.

Сначала эти попытки будут исходить от семей и родственников погибших пассажиров. Поэтому сейчас в дело вступят суды, в которые будут подавать иски родственники жертв. И это станет для России очень серьезной проблемой,  и чем дальше, тем она будет серьезнее. Поскольку суды не только будут принимать эти иски к рассмотрению, но и, скорее всего, будут выносить по ним положительные решения. Параллельно с этим в адрес Российской федерации поднимется новая волна критики.

Можно ли здесь провести аналогии между  катастрофой рейса MH-17 и взрывом в Локерби?

Я бы скорее сравнил бы это с гибелью южнокорейского Боинга, впрочем, и с Локерби определенные параллели тоже просматриваются. Хотя я не думаю,  что  последствия для России в военно-политическом плане будут столь же разрушительными, как и для Ливии, чего нельзя сказать о репутационных и финансовых потерях.

Например, репутации нашей страны уже нанесен колоссальный ущерб. А что касается финансового ущерба, то в случае предъявления исков и судебных решений то речь может идти о многомиллиардных потерях, и даже арестах российского имущества по всему миру. Мне представляется, что данном случае  все произойдет быстрее, чем в случае с иском акционеров ЮКОСа. Потому, что это дело очень горячее и связано оно, прежде всего, не с чьими-то финансовыми потерями, а с человеческими жизнями.

Как будут себя вести власти РФ, будут ли они отказываться от любых претензий, или все-таки, могут что-то признать, сдав какую-нибудь не очень ценную фигуру, как например тот же Каддафи, который упирался, но в конце-концов согласился выдать на Запад двух ливийцев, подозреваемых в организации взрыва Боинга  над Локерби?

Это надо было делать значительно раньше. Тогда, когда все это произошло, спустя два или три дня, по горячим следам. Потому, что это равноценно тому, чтобы признаться в том, что Российская Федерация не контролировала поставки вооружений, не контролировала людей.

Сразу после катастрофы еще можно было бы сделать заявление, что произошла трагическая ошибка.

Ведь такие ошибки действительно иногда случаются в разных странах.  В свое время те же Соединенные Штаты  случайно сбили иранский гражданский самолет  в Персидском заливе. Однако США свою вину в инциденте признали.

Однако именно позиция упорного отрицания российскими властями своей причастности она как раз и сформировала устойчиво негативный медийный фон и соответствующее общественное мнение.

Значит, никаких признаний в своей причастности не последует, и Москва будет стоять в этом вопросе до конца?

Вы знаете, я не ожидаю  никаких изменений позиции России в данном вопросе. Логика здесь такова:  единожды совершив опрометчивый поступок, лучше стоять на своем до конца.

Что будет делать Россия – продолжать  отгораживаться от остального мира, а Запад отвечать санкциями?

Я бы не стал  связывать новый виток санкций с делом Боинга напрямую.  Как мы видим пока заключение комиссии оказалось довольно обтекаемым. Впереди еще уголовное расследование. Поэтому, по Боингу никаких санкций не будет, по крайней мере, пока. Однако теперь надо приготовиться к искам от семей погибших.

Другое дело, что российское руководство само себя заводит в ситуацию, когда изоляция будет только углубляться, и в ситуацию, когда военные решения начинают выглядеть предпочтительнее, чем модернизация страны. Поэтому, нельзя исключать и включения ряда мобилизационных элементов в управление экономикой, которые будут вызваны, прежде всего, необходимостью крайних мер, вызванных необходимостью реагирования катастрофические явления в экономике.

Значит ли это то, что военные авантюры будут продолжаться?

Пока, что военная экспедиция  России в Сирию продолжится и будет длиться до той поры, пока с точки зрения российских «стратегов», не будет одержана решающая победа (вероятность чего, как, как вы понимаете, невелика), либо наоборот до того момента, пока положение не станет совершенно нестерпимым.

А в таком случае, в чем же заключается стратегический смысл всех этих действий российского руководства?

Вы слишком многого от них хотите.  Нынешняя политика страны, это политика, лишенная стратегического целеполагания и строящаяся на иных, не  рациональных, а скорее эмоциональных основаниях.

 

Комментарии

Комментарии