Николай Ляскин: "Будут люстрации. И будут суды"

Благодаря расследованиям ФБК л…

«
»

“Включение Фридмана и Авена в санкционные списки – обязательная и неизбежная мера”. Леонид Невзлин

Из российских олигархов, подлежащих включению в санкционные списки, пока удается этого избегать Михаилу Фридману и Петру Авену. Из всего консорциума AAR, заработавшего на продаже доли в ТНК-BP государственной «Роснефти» под санкции попал только Виктор Вексельберг. Почему стоит обратить внимание на Фридмана и Авена?

Издание The Economist на этой неделе опубликовало статью под названием «Михаил Фридман показывает обратную сторону положения российского олигарха». Публикация построена на пересказе беседы с Фридманом и передает его позицию. Текст вышел на следующий день после того, как The New York Times рассказала о пожертвованиях еще одного партнера Фридмана – Леонарда Блаватника, – сделанных из сомнительных источников в адрес Hudson Institute и Гарварда.

Напомню, в январе этого года Фридман, как и его партнеры по Альфа- групп Авен и Хан, были включены в США в подготовленный в соответствии с предписаниями CAATSA список лиц, близких к Путину. В апреле против ряда лиц из списка, включая Вексельберга, были введены санкции.

Фридман и Авен делают все, чтобы убедить Запад в том, что они – международные инвесторы, а вовсе не приближенные к Путину олигархи. В мае этого года они пытались уверить в этом членов Атлантического совета, даже покритиковали ситуацию в России. Но их позиция не была принята. Зато тогда же пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков дал интервью, в котором заверял, что Фридман и Авен не являются «путинским эмиссарами». Что послужило подтверждением того, что иммунитет Фридмана и Авена от санкций как раз очень важен для Кремля.

Имена людей из «Альфы» постоянно всплывают в связи с подозрениями в оказании услуг Кремлю. Например, в досье Кристофера Стила утверждалось, Фридман и Авен были негласными советниками Путина по внешней политике. FBI расследовало дело об использовании серверов Альфа-банка для связи со штабом Трампа. В июне 2018 г. было предъявлено обвинение Алексу Ван Дер Зваану, зятю Хана, сотрудничавшему с Полом Манафортом и Риком Гейтсом. Не раз СМИ отмечали, что хотя на Хана, Фридмана и Авена не были наложены санкции, они все равно находятся «под колпаком» у спецпрокурора Мюллера. Поводов для подозрений сколько угодно. И это не только конфликты и сделки вокруг ТНК-BP. В 2017 г. испанская полиция арестовала Петера Ваки, управляющего компанией Madrid Zed, в связи с дачей взяток российским отделением компании высокопоставленным российским чиновникам. Часть акций компании принадлежала «Вымпелкому», где Фридман – основной владелец. А в 2015 г. в СМИ проходила информация, что Альфа-банк финансировал медицинскую программу «Альфа-Эндо», которую ведёт Эндокринологический научный центр, где была аспиранткой Мария Фаассен, дочь Путина.

Тем не менее, Фридман постоянно твердит, что далек от политики и не имеет непосредственного контакта с Путиным. За связь с Путиным отвечает Петр Авен, который хорошо знал Путина в 90-е. Он-то и служит «Альфе» в качестве прямого мостка в Кремль. Когда-то – чиновник, о котором упоминалось, что обеспечивал сомнительные интересы различных групп. Достаточно вспомнить раскрытую комиссией Салье историю о том, как Авен прикрывал вызывавшие вопросы подозрительные дела Путина в Санкт-Петербурге. Затем – «паркетный» олигарх. Обеспечивший вместе с партнерами интересы Сечина по получению контроля над российской нефтяной отраслью. Из последнего – автор пасквиля «Время Березовского», где вранье и искажения служат основными инструментами.

В сегодняшней России от бизнесменов требуют не только быть лояльными Кремлю. Необходимо выполнять задания в качестве агентов влияния на Западе, изображать благотворительность, коррумпируя элиты и продвигая политику путинского режима. История Фридмана и Авена – именно об этом. А значит, включение их в санкционные списки – обязательная и неизбежная мера.

Оригинал публикацииhttps://t.me/nevzlin/129

Комментарии

Комментарии