Внешэкономбанк обращает в убыток буквально все выделенные государством средства

Итак, согласно отчету ВЭБа, в третьем квартале текущего года, у госкорпорации чистый убыток по МСФО вырос до ₽62 миллиардов, тогда как в минувшем году за аналогичный период убыток составлял – ₽3,4 миллиарда. А за период с января по сентябрь 2017 года чистый убыток в общей сумме составляет ₽110,4 миллиарда.

В целом, расходы госкорпорации Внешэкономбанка на резервы за третий квартал увеличились до ₽47,9 миллиардов, против  ₽37,9 миллиардов годом ранее. А с января по сентябрь, траты в общем на резервы составили ₽139,5 миллиардов, притом, что за аналогичный период в минувшем году, эта цифра составляла ₽238,1 миллиарда.

Чистая прибыль Внешэкономбанка в процентном эквиваленте в 3-м квартале упала на 12% до ₽19,5 миллиардов в годовом выражении. А всего за первые 9 месяцев этого года доход составил ₽63,6 миллиардов, таким образом показав снижение на 8,6% в годовом выражении.

Таким образом, кредитный портфель ВЭБа с учетом резервных трат, снизился с января 2017 года  до ₽1,77 миллиардов – на 7,2%.

Кроме этого, известно, что в этом году ВЭБ получил из бюджета страны – ₽107,6 миллиардов, и кроме прямых инвестиций, ₽23,3 миллиарда было направлено из Фонда национального благосостояния, откуда ₽4,2 миллиарда потратили на покрытие общих потерь от безвозмездной передачи активов в российскую казну.

Так вот все это показывает, что по результатам третьего квартала, дофинансирование  госкорпорации составило ₽60 миллиардов, а потери  возросли в 18,5 раз.

Такой отрицательный результат, по мнению первого заместителя председателя ВЭБа Николая Цехомского, объясняется досозданием резервов по реструктуризации «старого» кредитного портфеля. На это с января по сентябрь пришлось потратить ₽125,6 миллиардов. Известно, что до конца текущего года ВЭБу из бюджета страны выделят еще ₽42,4 миллиарда, и всего за год получается  – ₽150 миллиардов.

По факту, жизнеобеспечение госкорпорации осуществляется исключительно из внешних источников, и сокращение помощи государства это основной риск для банка, считает Евгений Надоршин, экономист «ПФ капитала».

Долги ВЭБ погашает за счет поступлений от налогоплательщиков. До 2014 года банк привлекал недорогие иностранные займы, которые расходовались преимущественно на кремлевские проекты, включая и олимпийские. Но санкции привели ВЭБ к недостатку собственных средств, и это чуть не привело к дефолту, от чего он был спасен в минувшем году денежными поступлениями из замороженных пенсионных накоплений населения РФ.

Согласно данным Счетной палаты, недостаток в движении денежных средств госкорпорации за период 2017-2019 год составит ₽401,5 миллиарда. А в будущем году погашение внешнего долга составит  $2,8 миллиарда.

Уже к середине нынешнего года, каждый 10-й выданный в качестве займа рубль, попал в карман неплатежеспособного клиента. В начале года «плохие» активы ВЭБ намеревался передать в госфонд, размер которых был оценен в 500-700 миллиардов рублей, однако камнем преткновения здесь стала стоимость этих активов, поясняет сотрудник «ТКБ инвестмент партнерс» Владимир Цупров.

В собственности ВЭБ имеет акции «Ростелекома», но их банковская балансовая стоимость значительно выше рыночной, рассказал Цупров.

Уже в будущем году ВЭБ планирует начать осваивать и другие рискованные проекты. В частности, речь идет о запуске фабрики проектного финансирования, для чего в бюджете до 2020 года заложили государственные гарантии на сумму в  ₽294 миллиарда. По мнению Надоршина, это может стать причиной перегруза баланса новыми активами, под которые опять придется создавать резервы.

Если российские власти хотят поддерживать видимость того, что в стране существует банк развития, то они должны и финансировать его соответственно, однако как видно, денег в стране на это не хватает.

Бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко подытожил, что по сути ВЭБ это как чемодан без ручки, и нести неудобно, и выбросить жалко.

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики