За что Сечин посадил Улюкаева

Известный экономист Владимир Милов изложил свою версию дела Улюкаева. Но давайте начнем по порядку. Итак, экс-министр экономразвития Алексей Улюкаев на текущей неделе, выступая в Замоскворецком суде, обратил внимание собравшихся на один довольно интересный и существенный факт. Он сообщил, что по указу властей, который был подписан накануне перед его задержанием, инвесторы за 19,5% акций «Роснефти» должны были внести плату в общей сумме – ₽710 миллиардов, а уже после вынесенной меры пресечения ему в виде домашнего ареста, сумма контракта почему-то снизилась. Улюкаев рассказал, что в итоге за пакет акций «Роснефти» запросили ₽692 миллиарда. Так, со слов экс-министра, разница получилась в четверть расходов, которые власти РФ выделяют на культуру.

Милов также напомнил, что Улюкаев в своей речи упомянул о разногласиях с «Роснефтью» о сумме перечислений от контракта в бюджет страны. Однако при этом он считает, что если вспомнить всю имеющуюся информацию по этому делу, что противоречия здесь касались более многочисленных вопросов.

Директорская приватизация

В РФ директорская приватизация это наиболее распространенный метод приватизации нефтяных компаний. Речь здесь идет о переходе контроля директорам. Так было с «Лукойлом», и так было с «Сургутнефтегазом». В итоге эти нефтяные предприятия перешли в собственность менеджменту. Вывод здесь напрашивается сам собой: это абсолютная  норма для данной отрасли в России. Именно поэтому вполне логично представить, что это же ждет и «Роснефть».

Владимир Милов напомнил, что ни для кого не секрет, что Сечин не скрывал, что был против приватизации хоть какого-нибудь количества акций «Роснефти». По его мнению, тогда это было нецелесообразно. Однако, по его мнению, ситуация все же изменилась, когда появилась реальная возможность чтобы «Роснефть» приобрела сама себя. Только после этого Сечин, который ранее яро был против этого, все же дал добро. Далее, в конце октября – начале ноября минувшего года, прозвучало официальное заявление о том, что «Роснефтегаз» купит акции «Роснефти». Причем, как говорит Милов, справедливо будет заметить, что председателем совета директоров «Роснефтегаза» является именно Сечин. Получается, что пакет акций, переходит в собственность Сечина.

Эксперт предполагает, что Сечина вряд ли устраивала ситуация, что он обычный наемный управленец. По мнению экономиста, его тяготила ситуация все время получать указания на совершение каких-либо действий, или сделок, в том числе и от российских властей. Он спал и видел себя совладельцем. Милов подчеркнул, что ему хотелось сидеть с государством за одним столом на более равных условиях.

Алексей Улюкаев: между шестернями (рис. С.Ёлкина)

Путин не одобрил идею

По всей видимости, Владимиру Путину не пришлась по душе идея о выкупе Сечиным акций «Роснефти». В октябре прошлого года просочилась информация о том, что президент обратился к Алекперову принять участие в приватизации 19,5% акций предприятия. На мой взгляд, отметил экономист, это был явный посыл, что Путин уже тогда видел вероятность некоторых имиджевых проблем, поэтому и отдал указание найти условно внешнего покупателя.

Со слов самого Сечина, на которые ссылается Милов, он долго подбирал кандидатуру, однако все же нашел инвестора. Им оказался консорциум Glencore, а также катарский инвестиционный фонд. При этом основным игроком в этой схеме был именно Glencore, а катарский инвестиционный фонд и есть самый крупный акционер Glencore, который в последние несколько лет находится в непростом финансовом положении. По словам Милова, у них накопилось много задолженностей, а также сильно упала цена на акции, а эту инвестицию Катар должен был как-то спасти. Так, Glencore получил серьезный контракт на 5 лет с «Роснефтью» в качестве бонуса, чтобы они дали свое согласие на участие в сделке.

Милов, в то числе и в обзоре для Forbes, сообщал тогда, что эта история только начинается, и катарский инвестиционный фонд вместе с Glencore – лишь промежуточные собственники. И он оказался прав. Спустя несколько месяцев акции «пошли по рукам», и в итоге большая часть акций оказалась у китайской корпорации Glencore, однако по мнению экономиста, это вовсе не окончательный собственник. Как напоминает эксперт, планировалось учредить совместную компанию, которая должна взять на себя работы по освоению месторождений в Восточной Сибири, а также на Дальнем Востоке и т. д. Одним из вариантов развития событий является вклад китайцев своих акций в СК, где «Роснефть» получит контроль.

Таким образом, по словам Милова, все приближается к тому, что Сечин все же получит этот пакет акций в свою собственность. Как и когда это произойдет пока неизвестно, однако Милов не видит здесь для чего это необходимо иным инвесторам. Именно по этой же причине на акции «Роснефти» не оказалось других серьезных покупателей.

Чем Улюкаев стал мешать Сечину

Милов напоминает, что Министр в то время не поддерживал идею, которая была основана на принципе «что упало, то пропало». Он выдвигал требование, чтобы «Роснефтегаз» и «Роснефть», после покупки акций, не медля нашли для них стороннего покупателя, то есть реального стратегического вкладчика. Но такая схема, подчеркивает эксперт, была не выгодна Сечину, который хотел приобрести в свою собственность акции по схеме не быть уже обязанным правительству, и в будущем иметь возможность принимать решение по этим акциям без государства. Милов здесь предположил, что это и стало главной причиной «избавиться» от Улюкаева.

Во всем этом важно понимать, что Улюкаев – руководитель Дмитрий Пристансков  (глава Росимущества), а Росимущество подчиняется Минэкономразвития, отсюда следует, что глава Росимущества – заместитель Улюкаева, – подчёркивает Милов.

Таким образом, перед отправкой властям всех вариантов по приватизации «Роснефти», подпись Улюкаева стояла последней. А если бы он препятствовал бесконтрольной передаче акций «Роснефти» тем, кого сочтет нужным Сечин, и продолжал бы требовать обязательств по поиску реального стороннего инвестора, то, по словам Милова, Сечин без сомнения столкнулся бы с рядом трудностей.

Этот острый вопрос главе «Роснефти» все же удалось закрыть. Он дал понять чиновникам в правительстве, что не стоит с ним спорить, иначе можно оказаться в местах лишения свободы. В итоге, акции «Роснефти» ушли из собственности государства именно по схеме Сечина, без обязательств по поиску внешнего покупателя. Получается, что отныне Сечин может безо всяких схем получить в собственность вожделенный пакет, и Улюкаев ему в этом больше не помеха, – уверен эксперт.

Кристина Шишкина

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики