RSS

Дмитрий Запольский. Зюганов

  • Written by:

Во-первых, это красиво! Он водку пьет, как арфистка играет. Завораживающе. Наливают ему всегда ровно по сто. Берет стаканчик, посмотрит на просвет, будто и не водка это, а какой-нибудь арманьяк золотистый, отключается на долю секунды, сосредотачиваясь, готовясь соединить сущности — свою и водочную. Когда контакт состоялся, закидывает сотку в глотку и изнутри выходит кряк. Смачный, сильный, природный. А уже потом закусь. Чавкает, есть такое. Но как аппетитно! Между черной икрой и огурчиком соленным выбирать не станет долго — огурчик, однозначно. Ну или грибочек. Грузди любит. Закусит, зажмурится и сразу покрывается краской. Как рак в кипятке, так и он — прямо на глазах становится пунцовым. Красавец, конечно. А потом сглотнет слюнки, ладошкой губы просушит и скажет что-нибудь, чтобы людям было понятно — теперь можно говорить. А то все смотрят на него варежки разинув. Будто первый раз видят. А сам в это время о второй уже думает, заветной! Но надо же выдержать, а то подумают иные, что алкоголик он какой. Когда все свои, то ему и вторую соточку сразу наливают. И весь ритуал повторяется. После третьей он вскидывает бровь: а где Василий Семенович? Почему не позвали? Ну и что, что рано вставать, за руль садиться? Всем рано вставать, зовите срочно! Водитель, помощник, горничная, вахтер — всех по имени-отчеству, всех надо позвать и налить. Церемония такая. Если какой простак решит не просто рюмку опрокинуть, а поговорить с вождем за жизнь, свита быстро вытолкает взашей, когда вождь отвернется специально. Но только после стопки. Потому что ритуал такой.
В во-вторых, после третьей он преображается. Как в кино про оборотней-мутантов. Был видный государственный деятель, секретарь и депутат. А стал конкретный чел. Никаких лишних понтов, пустых разговоров, все четко и ясно. Молодеет сразу, внутренне расправляется, как надувается. Я ему как-то сказал: Андреич, вам надо каждый раз триста грамм принимать перед телеэфиром, вы же совсем другой человек, когда выпьете! И сразу рейтинг КПРФ вырастет в разы! А он посмотрел на меня с сожалением, покачал головой и отвечает: «Эх, Дима, как скажешь такое, так сразу грустно мне делается. Ну ведь не дурак, а говоришь ерунду! У нас рейтинг выше не будет. Куда уж выше! Зачем? Мы же тут не к власти стремимся, Дима! Мы МИССИЮ выполняем. Верную дорогу для человечества бережем. Люди сейчас жадные и глупые. Поэтому только о себе думают, а мы живем — будущим!»
Он имеет в виду светлое будущее всех народов, да. Искренне и глубоко верующий человек. Я после выборов в 1996 спросил его — сколько реально было голосов во втором туре у Ельцина? Андреич по сторонам посмотрел, как Толоконникова, которая курицу с полки взяла, понизил голос: у нас — 54 процента. Но что толку?

Ты только знай, — все, что я тебе говорю, я никогда не подтвержу публично! Считая, что я тебе этого и не говорил, то есть я тебе как Диме говорю, а не как журналисту. То есть ты, конечно журналист, но я не о том. Так вот — я тогда сказал им прямо: рисуйте себе 51 процент, потому что понятно было, что нам управлять не дадут. Наоборот, будет всеобщий саботаж. И нам придется ПРИНИМАТЬ МЕРЫ. А это что значит? Что мы ОПЯТЬ дискредитируем идею. Нет, нельзя на сейчас власть брать совсем. Армия прогнила, спецслужбы прогнили. Их купят. И скинут нас. И не то обидно, что погибнем, а то, что идею погубим!
Вы спросите отчего вождь краснокожих вдруг подружился с каким-то телеведущим? С чего вдруг такая честь? А началось все с троллинга. В 1995 году я вел программы на «Русском видео», канал был государственный и по закону обязан был предоставлять эфирное время кандидатам в президенты и лидерам избирательных блоков. Зюганов приехал в студию с письмом, в котором попросил разделить полагавшийся ему час прямого эфира на две получасовки. Одну прямо сейчас, а другую через две недели. Я с удовольствием согласился — 60 минут пустых разговоров подряд — это скучно. Отработали мы в студии положенный хронометраж, Зюганов уехал. А через две недели как-то днем ко мне домой в гости приехал Сергей Курехин поболтать. Я ему и говорю: Серега, а давай подколем Зюганова! Он тебя не знает, а я скажу, что ты политолог, специалист по истории ленинизма. Представляешь, как будет прикольно! Мы так и сделали. Если погуглить, то по запросу «Курехин и Зюганов», можно найти ссылку на ютуб, где выложены фрагменты того безобразия.

Естественно, Петербург угорал перед экранами: Зюганов на полном серьезе отвечает Курехину про «давление слева» и еврокоммунизм. При этом все помнят знаменитый мем «Ленин-гриб», а Зюганов не догоняет, что участвует в грандиозном цирке. Формально все честно: государственная компания «Русское видео» предоставила прямой эфир лидеру российских коммунистов. В законе не сказано, что этот прямой эфир должен сопровождаться троекратным «ку», то есть ведущие, конечно, не должны мешать гостю излагать предвыборные тезисы, но мы и не мешали, наоборот!
Потом, естественно, вождю объяснили, что это была редкостной пакостности подстава.

Но судьба злодейка опять выкинула фортель: на жеребьевке в избиркоме перед выборами президента в 1996 году Зюганову выпадает час прямого эфира в моей программе. И вот тут начинается настоящий цирк. Первым делом мне звонит некий человек по имени Евгений Банько. И представляется сотрудником СБП, помощником Коржакова, просит о встрече. Приезжает ко мне домой целая бригада офицеров. И начинается какой-то мутный разговор про государственные интересы. Я спрашиваю — что вам конкретно от меня надо? Они мнутся, тупят, короче нужно сделать из Зюганова дурака, типа я умею это делать. А за это меня ждет сюрприз — работа в Москве на Первом канале. Я чуть не описался со смеху — в программе, которую готовит Невзоров. И сколько дней он будет меня терпеть? Два или три? Короче, я никаких действий предпринимать не стану. Как пойдет разговор, так и пойдет. Подстав и провокаций не будет. Но и легко Зюганову не будет, вопросами я его помучаю. Ну и дурак, говорит Е. Банько и уезжает. У меня звонит труба. Определяется номер этого клоуна. Типа случайно набрался мой телефон. Я слышу разговор в машине. Они обсуждают меня. Спокойно так, через губу: «Этого придурка надо воспитывать. Первым делом выкинуть нахуй из эфира. А лучше всего переманить в Москву и там пусть гниет на каком-нибудь НТВ, а то блядь неуправляемый! И не таких приземляли.» Так и не понял я до сих пор что это было. Случайность или намек? Коржакова Чубайс схарчил через день после этой истории. А поехали Е. Банько со товарищи к моему начальству — Дмитрию Рождественскому. И завезли ему сто тысяч долларов, чтобы я все-таки Зюганова «опустил». Митя радостно принял подношение, к которому прилагалась бумажка, где были написаны вопросы лидеру КПРФ. Типа каверзные. Плод работы ельцинского предвыборного штаба. Не знаю, какой мудак их придумал, но вопросы были смешные. Типа «Геннадий Андреевич, а скажите — вы как к Сталину относитесь?» Или «Пересмотр итогов приватизации повлечет за собой нищету населения и кризис, вы готовы взять на себя ответственность?» Вызывает меня Рождественский и сует эту бумажку. Показывает на потолок — просьба из Кремля. Ок, говорю, задам. Только вышел из кабинета — звонит Руслан Коляк. Тебе коржаковские заслали сотку, так вот это они у Кумарина взяли. Надо бы хоть половину вернуть! Я объясняю, что он с этим вопросом лучше пусть к МММ обращается, который типа президент «Русского видео», могу приехать на стрелку, рассказать все подробности. А сам думаю — вот же уебки! Даже разрулить нормально не могут! Ладно, будет вам олимпиада ехохохохо!

Приезжает Зюганов. Нервничает. Ему, естественно, сказали, что будет подстава. А я понимаю, что в кабинете у меня и в гримерке куча жучков, раз пошло такое дело. Достаю бумажку и показываю Зюганову. Пишу — привет от Коржакова. Ага, пишет он. Ясно. Поехали, все будет ок. В эфире я кладу бумаженцию на стол так, чтобы было видно, начинаю интервью, между делом задаю «каверзные вопросы». Зюганов влегкую их отбивает, красиво уходит от конкретики, вывертывается. Я на ходу придумываю новые, куда более каверзные. И мой собеседник вдруг тонет. Вот просто тонет на глазах. Не может ответить, крещен он или нет, какой марки часы носит, даже про своего кота не знает — кастрирован или нет. В результате часового эфира из моей студии Зюганов выползает подавленный, просто убитый. Пишет мне на бумажке «ты — мерзавец!» и молча уезжает. Блин! Он подумал, что я его подставил специально, показал не те вопросы. Ладно, бывает…
Через месяц меня просит Дмитрий Филиппов заехать к нему в офис. А там — Зюганов и целая куча помощников. Политбюро какое-то. Филиппов говорит — Геннадий Андреич, мы разобрались, все выяснили — Дима вас не подставлял. И вообще, вам надо помириться и подружиться. Впереди еще куча выборов, нам надо Ленобласть брать, а кроме Дмитрия и опереться не на кого. Давайте жить дружно! Геннадий меня спрашивает — так это ты сам что ли придумал? С этим как его… Курехиным? Ну, поганец! Ну, сукин сын! Ладно. А не хочешь стать моим помощником? Мы сработаемся!
Я опять попал в непонятное. Бросить свой проект на ТВ, чтобы консультировать Зюганова и мотаться с ним по стране, определяя стратегию тележурналистов во время его участия в передачах. Типа угадывать подставы. И перспектива — депутат Госдумы от КПРФ. Спасибо говорю, но если бы мне надо было стать депутатом Госудумы, я бы по любому округу в Петербурге набрал бы 70 процентов в первом туре. Но зачем? Мне и без мандата чудно живется, мне интересно работать, в перспективе я лучше свой канал сделаю. Но пообещал Зюганову, что буду иногда помогать.
Конечно разговор после третьей был. После второй он еще как-то держится. А после пятой спать идет. А вот в промежутке много чего интересного можно узнать. Например, как-то оказался я в странной компании с ним и Глазьевым. Дело происходило в моем редакционном кабинете на студии после прямого эфира. Водку привез Глазьев из Красноярска. Он там баллотировался в губернаторы. Это 2002 год был. А у меня и закуси никакой нет, только хлеб черный. Глазьев пригубил, занюхал. Я сделал вид, что выпил. Андреич тяпнул, потом еще, горбушкой закусил, еще раз крякнул, рыгнул, покраснел и говорит: «Вот Дима, видишь как оно получается! Мы Серегу, конечно, еще выдвинем, государственный он человек, ученый! А тут вот какая история: ни копейки мы ему не давали, да? — Скажи, Серега — сколько денег мы тебе дали? Только на гостиницу и брошюру напечатать!» Глазьев подтвердил. Оказывается, за первый месяц выборной кампании рейтинг с нуля дошел до 42 процентов. И он перестал вести агитацию, так как побеждал влет. А договорки с Москвой не было. Точнее была обратная — что КПРФ Красноярский край не трогает. Я спрашиваю — а что было бы, если бы не снялся? Через суд бы сняли, вбросили бы так, что мама не горюй, объявили бы выборы недействительными? Андреич на меня смотрит опять с сожалением. Вот вроде с виду не скажешь, что круглый дурак, а такую фигню все время спрашиваю! «Да с радостью бы оставили Серегу губернатором! А потом субвенции обрезали бы, загнобили бы край, пожертвовали бы даже Норникелем! Чтобы потом показывать — вот что будет с каждым регионом, где коммунисты к власти придут. Не время, брат, нет, не настал еще час, не готова страна. Испортил пятнистый нам всю жизнь, на десятки лет вперед нагадил! Ну ничего. Как китайцы живут? На столетия вперед мыслят! Так и нам надо. Ну давайте, товарищи, — за возвращение России на путь истины выпьем!»
В узком кругу после третьей Батя (эта кликуха у него со школы) крайне прост. Есть Идея. Если пытаться ее сформулировать в двух словах, то никакого марксизма-ленинизма в ней нет. Смысл и суть — социальное государство, общество всеобщего благоденствия в котором русский народ как бы муж. А остальные народы — как бы жены. Гарем. Муж кормит и любит, жены дают и рожают. При этом подчинятся, в дела не лезут и между собой соревнуются за право ублажать. А не хотят, так и нечего кормить. Пусть живут в специальных комнатах на хлебе и воде. Но развод не разрешать, ибо нехуй. В социальном плане — максимальное повышение благосостояния народа в рамках заранее заданной модели потребления. То есть без бедных и богатых. Квартира на семью, метров по 8 на каждого, машина на семью, возможно дачный участок. Но население должно быть размазано по всей стране. То есть не в столицах концентрироваться, а равномерно. Для этого нужна авторитарная система, то есть жесткая вождистская власть авторитетного правителя и система добровольно-принудительного исполнения решений правителя. Форма власти значения не имеет. Монархия, республика, все это фигня. Главное, чтобы была система принуждения не через репрессии, а типа морального единства. Кто не с нами, тот против нас. А если против, то на работу не брать, в институт не принимать, лечить кое-как, в города не пускать жить и вообще обструкция и бойкот. Ну а если какой недовольный начнет рыпаться и идти против системы, то его, конечно, давить. Идеальное общество — Куба. Все любят вождей, все заняты, все голые, никто ничего не требует. Идеальная экономическая система — модернизированный скандинавский социализм. Высочайшие налоги на любой доход, превышающий базовый уровень. Теоретики — Грамши, Торез, Тольятти, Кастро. Немного Мао. После четвертой шепотом добавляется Троцкий, но только если совсем свои вокруг. И с оговоркой, что экономист он был скверный, а вот постоянная гальванизация процесса — хороший способ. Религия — опиум народа, а не ДЛЯ народа. Это как водка, запрещать нельзя, но надо госмонополию. Спорт — дело государственное. Финансировать из бюджета в приоритетном порядке. Власть должна быть несменяемая, чтобы не ставить под угрозу поступательное развитие. Упор на национальную культуру. Искать, придумывать, находить. Никаких внешних влияний на идеологию. Ибо чревато разрушением идеалов.
В городе Тосно мы сидели вдвоем за стойкой пустого гостиничного бара. Это были выборы губернатора Ленобласти и я подрядился вести PR кандидата. А тот, понимая, что не проходит, подрядил Зюганова целую неделю ездить по всяким Пырловкам агитировать. И я вляпался в этот вояж. В тот вечер Батя был в ударе и пошел на шестую. Все уже срубились и расползлись, остался один я.
— Вот почему ты не с нами, Дима! Тебе нужно работать в партии! Принять, наконец, наши идеалы, вступить официально в ряды! Вот что тебя сдерживает
— Андреич, ну какой из меня функционер? Да и не люблю я вашу партию, от нее кровью и говном разит за километр!
Это ты про сталинские репрессии? Так вот слушай, что я тебе скажу! Только имей в виду, я НИКОГДА это публично не произнесу и никогда не признаюсь, что говорил тебе это, понял? Так вот, ты знаешь что такое «Особая папка Политбюро ЦК»?
— Знаю, это сборник секретных материалов, к которым был допуск только у секретарей ЦК КПСС. И она передана в архив после запрета КПСС в 1991 году. А что?
— Нет, ни хрена ты не знаешь. Особая папка — это не подшивка документов, это гриф секретности. Высшей секретности! И документы Политбюро не в архиве. Когда Мишка Меченный продался Израилю, он хотел уничтожить самые важные документы, но верный делу партии люди смогли сделать копии. И я, как первый секретарь знаю всю историю сталинских чисток. Ты знаешь сколько евреев было в партийном и советском аппарате в 1936 году? Какой процент? Так вот я тебе скажу, — тут Батя громко рыгнул и выпучил глаза и положил мне тяжелую лапу на плечо. Было видно, что я сейчас прохожу высшую степень посвящения. То ли кивать и пучить глаза, то ли плакать, то ли смеяться. Батя продолжил процедуру рукополагания, — Так вот, евреев было почти ВОСЕМЬДЕСЯТ процентов, ты понял! А в тридцать девятом знаешь сколько осталось? Всего ПЯТНАДЦАТЬ! Потому что без них совсем нельзя! Мы же интернационалисты.
На этом слове Батя гыкнул, что должно было означать легкую иронию по отношению к предмету разговора. И окончательно посветил меня в высшую степень познания добра и зла:
Это были ЭТНИЧЕСКИЕ чистки, а никакие не репрессии. Сталин молодец. Он просто таким образом уничтожил всех жидяр. А сказать прямо он не мог, так как мы ИНТЕРНАЦИОНА-ГЫ-ЛИСТЫ, понял, гы?
-Андреич, а чем он лучше Гитлера?
-Вот же ты несмышленыш! Адольф Илоизиевич просрал, а Иосиф Виссарионович — выиграл. А если в корень смотреть, то в Германии другой был экономический уклад, промышленный. А в России — сельский, крестьянский. И поэтому евреи сначала хотели разрушить промышленность Германии, подчинить ее себе, народ поднялся на защиту и отразил атаку. А все началось из-за Польши, которая гнилое жидовское гнездо. Когда они поняли, что немецкий народ их победил, они решили захватить Россию. Ты думаешь почему Сталин первым делом о Польше договорился и Прибалтике? Чтобы уничтожить этих гадов, не дать им базу для развертывания! А они поняли, что им [email protected]@ц и организовали провокации. Америка и Англия стравила Сталина с Гитлером. И теперь снова они на нас наседают. Это и есть наша МИССИЯ! Отстоять страну! Победить гадину! Раздавить!
Я таким его никогда не видел. Если честно, то больше не хочу. Высшая степень посвящения в суть тайного механизма истории как-то не порадовала. Я зарекся участвовать в этом аттракционе впредь. И он тоже разочаровался во мне. Видимо, немногие, узнав смысл МИССИИ так недостойно поступили: я помнится, просто тупо пошел блевать, оставив Батю дальше косплеить Алоизыча с пустой бутылкой на столике. Больше заказов от КПРФ мне не поступало. А губернатор тот все-таки проиграл. Слабый оказался, хотя здоровый был мужик. Нет, Батьку, конечно, перепить не мог. Но пытался…

Ну и по традиции — автор все выдумал, текст -белЛИТРистика, жанр фэнтэзи, действие в параллельной вселенной, к вождю Бате ни малейшего отношения.

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v