RSS

Егор Седов. Хроника недели: ИЛЬДАР ДАДИН

Если коротко сформулировать тему минувшей недели, то она уместится в имя и фамилию — Ильдар Дадин. И никак иначе. Казалось бы, много ведь событий на свете происходит. Но случаются такие биографии и такие люди, которые все эти события высвечивают. Вот Ильдар — он как раз из них.

Итак, хроника событий.

Летом 2014 года, когда внимание общественности было отвлечено на события в Донбассе, ГосДума приняла новую уголовную статью — 212.1. О неоднократных нарушениях установленного порядка проведения митингов, шествий и пикетов.

Чтобы представить себе, кто именно этот законопроект внес, стоит припомнить старое (от 2012-го года) видео. Итак, депутат Сидякин:

Итак, депутат Сидякин, появившийся на свет, к слову сказать, в Сегеже, в той самой точке, о которой говорилось всю неделю, известен не только как покоритель Килиманджаро, но и как активный борец со свободой собраний.
А уж в 2014-м, в дни, когда страхи и страшки власти перед Майданом в другой стране оказались непереносимыми (или же власть сделала вид, что боится), и вышел из-под пера Сидякина и его коллег Красова (ЕР) и Зотова (СР) этот, скажем так, законопроект.

И вот тут надо сделать ремарку. Дело в том, что каждый психически нормальный человек знает, что такое преступление — убийство, кража, изнасилование, взятка, причинение тяжких телесных повреждений и т.д. Но вот власти (и, к сожалению, не только в России) может показаться, что она знает об этом несколько больше, чем обычный психически нормальный обыватель. И вот тогда в уголовные кодексы попадают вещи, которые еще вчера никакими преступлениями вообще не считались. Это называется словом «криминализация».

И, к величайшему сожалению, общество пока не готова встретить в штыки само понятие криминализации. Хотя, казалось бы, для этого есть все основания. ну, как это так — вчера не преступление, сегодня — преступление?! Это, вообще, нормально?!

Но вот в России, особенно — в период с 2012 года, — этим пользовались часто. Настолько часто, что из УК получился какой-то тришкин кафтан.

Мы знаем, как легко можно нарушить «установленные правила» хотя бы пикетирования благодаря прорехам (не намеренным ли?) в законодательстве. Достаточно провокатору подойти к пикетчику и встать рядом со своим плакатом. Известно и другое: вплоть до последнего времени все эти правила были «улицей с односторонним движением» — полиция задерживала сторонников демократии или участников антивоенных акций, при этом закрывая глаза на нарушение тех же правил «национал-патриотами» или провокаторами. Мне и самому доводилось такую картину наблюдать.

Раз есть статья, ее решили применить. Несколько активистов сорвалось, но вот Ильдар Дадин из Москвы получил реальный срок.

Один из соавторов ст. 212.1 УК РФ Александр Сидякин призвал не преуменьшать «общественную опасность осужденного». «Этот человек умышленно выказывал пренебрежение к обществу, изначально презрительно относился к правовой системе нашей страны,— заявил он «Ъ».— Вербовщики ИГ тоже считают, что ничего плохого не делают, рассказывая о прелестях жизни в халифате». По его мнению, оппозиционер «знал, что есть такой закон, но публично и осознанно его нарушал». «Впрочем, я не исключаю, что в Мосгорсуде приговор может быть пересмотрен».

Вот такие сравнения террористов из запрещенной в РФ террористической организации ИГ, которые действительно устраивают теракты и убивают людей, и митингующего-пацифиста, единственным «оружием» которого является плакат — вот они, конечно, говорят о Сидякине больше, чем целая лекция о российских «охранителях».

Итак, невиновный человек, не совершавший преступлений, ибо не может стать преступлением то, что еще вчера им не было, был отправлен в колонию.

Но что мы все о Сидякине да о Сидякине. Пора бы сказать пару слов и о настоящем герое.

Но вот тут вмешивается множество персонажей — от обычных «ольгинско-савушкинских» троллей до как будто бы либеральных журналистов с как будто бы либеральных радиостанций и известных и талантливых (но слишком эмоциональных и готовых сварить «теорию заговора» даже из истории затравленного подростка) публицистов.

И все на разные лады — о психической ненормальности, о том, что закон (при всем, что было изложен выше) он все-таки нарушил. Ну, или начинаются поиски договоров-заговоров, тут кто в лес, кто по дрова.

Придется ответить им всем и сразу.

Пассионарные личности и люди с обостренным чувством справедливости на свете бывают. Горе всем, если такой человек — двуногий хищник, нужно ли тут приводить примеры? Но такое случается не всегда, есть мнение, что хищников меньшинство даже среди пассионариев.

Это — нормально, господа. А вот ресентиментные реакции, перенос обвинений и неприятия с тех, кого действительно следует считать виновными, на невинных — например, на Ильдара Дадина, — вот это как раз очень ненормально!

В общем, Ильдар дадин — это такой анти-«Моторола». «Моторола» из-за своей пассионарности взял в руки оружие и поехал убивать людей в чужой стране, где в конце концов убили и его.
Ильдар Дадин никого не убивал, его «оружием» стали плакаты — в защиту свобод слова и собраний, против войны — той самой, на которую поехал «Моторола».

Я не знаю, как кому, но вот лично для меня выбор тут понятен и очевиден.

И вот этого человека — строптивого, не ощущающего себя преступником (а с чего бы это?) отправили в колонию, в Сегежу — ту самую, где родился автор его статьи.

А дальше его жене Анастасии Зотовой поступило письмо, которое после опубликовния на сайте «Медузы» не могло не всколыхнуть общественность. И всколыхнуло.

«11 сентября 2016 года ко мне пришел начальник колонии Коссиев с тремя сотрудниками. Они вместе начали меня избивать. Всего избивали за этот день четыре раза, по 10–12 человек одновременно, били ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО.

12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса. Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку. После этого — привели к Коссиеву в его кабинет, где он в присутствии других сотрудников сказал: «Тебя еще мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором». Потом избивали регулярно, по несколько раз в день. Постоянные избиения, издевательства, унижения, оскорбления, невыносимые условия содержания — все это происходит и с другими заключенными.

Все дальнейшие взыскания и выдворения в ШИЗО были сфабрикованы и основаны на откровенной лжи. Все видеозаписи, на которых мне объявляли взыскания, — постановочные: перед тем как их снимать, мне говорили, как себя вести и что делать — не спорить, не возражать, смотреть в пол. Иначе говорили, что убьют и никто об этом не узнает, потому что никто даже не в курсе, где я нахожусь. Я не могу отправлять письма, минуя администрацию, а администрация обещала меня убить в случае, если я буду писать жалобы. Настя, в моем первом письме из ИК-7 я писал тебе про ЕСПЧ, чтобы обойти цензуру и дать хоть малейший намек о том, что у меня не все в порядке и мне требуется помощь (ни одно из писем Ильдара из колонии мне не пришло — прим. Анастасии Зотовой).

Я прошу тебя опубликовать это письмо, поскольку в этой колонии настоящая информационная блокада — и я не вижу других возможностей ее прорвать. Я не прошу меня отсюда вытаскивать и переводить в другую колонию: я неоднократно видел и слышал, как избивают других осужденных, поэтому совесть не позволит мне отсюда бежать — я собираюсь бороться, чтобы помочь остальным. Я не боюсь смерти и больше всего боюсь не выдержать пыток и сдаться».

И вот общественность и СМИ — и в России, и за рубежом, где вышли статьи, где проводились акции в поддержку, — сработала как надо. Хотя были и задержания правозащитных активистов, и, как всегда, первоначально жалобу рассматривали фактически те, против кого она подана.

Но больше, я полагаю, не нужно повторять этот несоответствующий реальности тезис — мол, оппозиции у нас нет. Она — есть. Есть многие тысячи людей, для которых «спасти заключенного Дадина» оказалось не пустой фразой.

О происшествии в колонии доложили Путину. В Сегеже побывала омбудсмен Москалькова. Но даже до окончательной победы в этом деле пока далеко. Но есть и другое дело: ПЫТКИ И ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ и шире — В ЛЮБЫХ СКРЫТЫХ ОТ ОБЩЕСТВА УЧРЕЖДЕНИЯХ.

На самом деле, это одна из тяжелейших проблем нынешней России. Неразрывно связанная со второй — с наличием патологических личностей, ловящих кайф от того, что в их руках находятся чьи-то жизни и судьбы. Собственно, все проблемы общества — от хамства в учреждениях до пыток в тюрьмах и «гибридных войн» — они вытекают именно из этого, это их корень и «скрепа».

Анастасия Зотова (пост от 5 ноября):

«Свежая информация по Ильдару.
1. Мы не знаем, где он находится — в больнице или в колонии. Дозвониться до колонии вчера было невозможно, трубку не брали. Мы также не знаем, проходил ли он проверку на полиграфе и в чем присутствии она проводилась (если проводилась).
Адвокат Алексей Липцер ранее направил исполняющему обязанности начальника УФСИН по Республике Карелия просьбу не проводить проверку Дадина на «полиграфе» без его непосредственного участия.
2. В понедельник к Ильдару едут правозащитники Игорь Каляпин и Павел Чиков (и к этому моменту я, конечно, попытаюсь узнать, где находится мой муж).
3. В четверг (надеюсь!) к Ильдару будет допущен врач, найденный Сергеем Шаровым-Делоне — по всей видимости, это хороший специалист, который выяснит, что послужило причиной эпилептического припадка.
4. Глава СПЧ Михаил Федотов рассказал президенту Владимиру Путину про дело Дадина. За Дадина вступилась нобелевский лауреат Светлана Алексиевич. В ЕСПЧ лежит наша приоритетная жалоба.
5. Я продолжаю добиваться длительного свидания»
.

А события продолжаются.

Глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов обсуждал с президентом Владимиром Путиным ситуацию в российских колониях и, в частности, дело оппозиционера Ильдара Дадина.

Вот когда такое было?!

14925461_753101008174447_1878453256105070610_n

Задержание Анастасии Андреевой, оператора (она не держала плакатов) в ходе акции правозащитной общественности у стен ИК-7, Сегежа, Республика Карелия. Сообщается, что против нее было возбуждено дело по статье 19.3 ч.1 КоАП РФ за якобы неповиновение законным распоряжением.

Ведь о проблеме пыток в местах лишения свободы знают все. И общество всегда это знало. Но… Я достаточно хорошо разбираюсь сайтах, на которых, в частности, размещается и правозащитная информация. Так вот эта информация — из СИЗО и тюрем — она читается в разы хуже, чем публицистика, например, о санкциях или экономике. В разы!
И дело тут в страхе и психологической реакции вытеснения. А вот сейчас обо всем говорится открыто. И если это не победа (до нее, повторяю, еще очень далеко), то очень важный поворот.

Ну, а еще одним событием стал очередной День единства. Не знаю, о каком единстве может идти речь, если среди граждан есть те, кто сидят в тюрьмах (в том числе и за «преступления» без пострадавших) и те, кто их пытает.

Не было единства и в день единства.

Сперва Русский марш запретили, потом разрешили, в итоге пришло на него в Москве около 1000 участников. А вот акция, на которую пришел несколько располневший Гиркин (кличка — «Стрелков»), собрала 70… нет, не тысяч. 70 человек она собрала.

Общий вид гиркинской акции

Общий вид гиркинской акции

На сей раз смолчали даже хорошие, но не очень сильные в математике сограждане, которые, например, привыкли ужасаться гвоздикам на могиле Сталина, промолчали. Потому что цифры — говорящие. Эти 70 человек с Гиркиным во главе (да еще флаг т.н. «ДНР», вынесенный в голову провластной — а насколько провластной? — колонны, возглавляемой депутатами ГД) — это и есть реальный уровень поддержки «новороссии».
Но особого интереса депутатская акция не вызвала. И не вызовет! И виноваты в том исключительно те, кто постоянно созывал массовки на бюджетные митинги. Ибо завершаются эти массовки примерно одинаково, и 4 ноября 2016-го исключением не стало:

14906934_1188621211203517_5649832697601215192_n

Ну, и князь, конечно. Тот самый, который сроду не бывал в Москве — по вполне уважительной причине: никакой Москвы тогда не было, вот Киев был, а Москвы и в проекте не возникло. Князь, совершивший много деяний, часть из которых (по крайней мере, до принятия христианства) вполне описывается в терминах криминалистики. Тяжеловесная (а планировалась куда выше, да не срослось) статуя, которая, как кажется, готова неторопливо шагнуть с постамента — и что тогда будет с людьми XXI века, можно лишь догадываться…

Пусть москвичи судят, каково это украшение их города, нравится ли оно им, или не очень…

Евгений Ихлов:

«Утешением оппозиции всех мастей может быть только постыдный провал мегазатеи со статуем великого герцога Киевского Володимира Замах был на символическое перенесение в Москву сакрального эпицентра христианизации Руськой цивилизации.
Перекличка имён заранее внушала трепет. Год назад, когда провал «Русского мира» обнажился во всей своей неприглядности, его срочно заменили доктриной «Святой Руси». Но затем покинули Вселенское Православие, в полтора раза укоротили князюшку и воткнули его, на убогой каменной таблетке в самое трэшевое место центра — на триангуляции Петра-Колумба и конного Жукова… Между Боровицкими воротами Кремля и Домом Пашкова — постаравшись архитектурно «убить» и то, и то… А в спину ему глядит близстоящий государь император Александр Павлович, с высокого постамента и гордо, по царски, выставив ногу…
И погоняло «Лыжник в шапочке» от княжеского статуя уже не отбить ничем.
Вопреки ожиданиям, никаким манифестом речь Путина не стала, хотя драматургия момента просто толкала к этому… Опять эта убогая тойнбиевшина про «ответы на вызовы времени». Все эти лжеисторические приписки Эрэфии к варяжскому герцогству на Днепре.
Слова «о духовных заветах» кагана Вольдемара — самое бездарное, ведь речь не идёт о патриархе или митрополите, о настоятеле или книжнике, но о рубаке-державостроителе.
Вот похвалил бы государственные и военные таланты, кои были. Его реформаторство в сфере религии — всё-таки не каждый правитель дважды меняет подданным государственную религию.
Вы можете себе представить британского премьера, говорящего о духовных заветах короля Артура или Ричарда Львиное Сердце? Или французского президента, рассуждающего о духовных заветах Карла Великого (Шарлеманя) или Неистового Роланда?
Но в отличие от Андрея Николаевича Илларионова, я не вижу ничего зловещего в провозглашении князя Володимира «отцом» трёх славянских народов и символом их единства в будущем. Потому что почти то же самое говорится о создателе Западноевропейского единства Карле Великом, есть международная премия его имени — за вклад в объединение Европы»
.

Вот на такие новости и хотелось обратить особое внимание, хотя, разумеется, это — совсем не единственные важные сообщения.

Всего вам доброго!

Егор Седов,
Санкт-Петербург,
6.11.2016

На первом фото: Граффити с Ильдаром Дадиным появилось в Сыктывкаре.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v