RSS

Егор Седов. Хроника недели: НЕЮБИЛЕЙНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Иногда случается так, что в планируемый обзор приходится срочно вносить коррективы. Вот и сегодня — хотел начать с разговора о путче и юбилее, а придется — совсем иначе, с журналистской солидарности. Двое подонков устроили на Новом Арбате нападение на Юлию Латынину. Нападение было вполне в стиле хулиганов, выдающих себя за «патриотов» — например, облить человека фекалиями, как в этом случае, или зеленкой, как совсем недавно «мемориальцев» и Улицкую.

«Медуза» сообщает:

«Журналистка «Новой газеты» Юлия Латынина рассказала, что ее облили фекалиями. Об этом сообщает «Эхо Москвы», где она ведет программу «Код доступа». Нападение произошло недалеко от редакции «Эха», которая расположена на Новом Арбате в Москве. По словам Латыниной, нападавших было двое. Один, в мотоциклетном шлеме, напал на нее, а второй ожидал сообщника на мотоцикле поодаль.
Юлия Латынина полагает, что нападение связано с публикациями «Новой газеты» о миллиардере Евгении Пригожине, близком к президенту России Владимиру Путину.
«Новая газета» не раз писала про Евгения Пригожина, утверждая, что он финансирует «фабрику троллей» — сотрудников, которые за деньги продвигают в интернете государственную точку зрения на события в мире. Кроме того, его связывали с нападениями на оппозиционеров в Санкт-Петербурге.
Сама Латынина последний раз упоминала Евгения Пригожина в своей программе от второго июля. В «Новой газете» журналистка о нем как минимум с начала года не писала».

Не могу сказать, что принадлежу к сторонникам ЮЛ и фанатам «Кода доступа». Скорее, наоборот — к числу критиков данного явления. Но тут случай однозначный: нападавшие — подонки и не мужчины, и ничего иного сказать о них нельзя. Как нельзя не выразить солидарность с Юлией Латыниной.

И еще один очень важный, на мой взгляд, момент: если бы после нападения на Людмилу Улицкую и «мемориальцев» правоохранители были бы завалены заявлениями, а сама Улицкая не стала бы проявлять гуманизм к тем, кто в случае получения власти ее бы не пощадил наверняка (а если кто-то из прекраснодушнных в это не верит, то пусть почаще вспоминает о зверствах в «Л/ДНР»), то нынешнего нападения могло бы и не быть. Сия публика очень трепетно реагирует на отпор, в том числе — при помощи закона.

Ну, а теперь как раз об отпоре. О 25-летии начала сопротивления ГКЧП.
Множество мифов вокруг путча появилось практически сразу же. Кстати, в том числе и благодаря тогдашним СМИ.
Есть ровно два мнения — мнение телезрителей и мнение участников.
Мнение телезрителей: всех волновал вопрос — а как там Горби?
Реальность: он вообще мало кого волновал. А вот то, что могут отнять ту свободу, которая уже имелась, могут отнять (и наверняка отнимут!) надежду на будущее — да, вот это волновало.
Мнение телезрителей: после того, как выступил Ельцин на танке, а Собчак — из окна Мариинского, началось сопротивление.
Реальность: оно началось сразу же после заявлений ГКЧП. Во всяком случае, в Петербурге люди стали собираться у Мариинского (горсовета) с самого утра.
Мнение телезрителей: Собчак организовал сопротивление в Петербурге.
Реальность: Вся тяжесть сопротивления была на горсовете.
И так далее.
И главными в те дни были все же люди — не давшие свершиться перевороту.

Пожалуй, лучше всего о тех событиях четвертьвековой давности сказал их участник — Евгений Ихлов:

«Нынешний режим события августа 1991-го не просто предпочитает забыть, но и расчетливо оскорбил защитников демократии, запретив им собраться на площади Свободной России и провести акцию памяти героев Советского Союза Комаря, Кричевского и Усова.
Отмечая День Российского флага 22 августа, старательно избегают упоминания, что его введение стало следствием декоммунизации России, запрета компартии – как оплота репрессивной тоталитарной системы.
Но мы, те, кто тогда знал, зачем он пришел на площадь, кто помнит наших соратников, не вернувшихся с этой площади в свои дома, не должны позволить ей вычеркнуть те дни из памяти страны.
Большое действительно видится на расстоянии. Иногда для того, что осознать вот это событие изменило лицо мира, нужны века, как это было с принятием «Великой Хартии вольностей» (мало ли обещаний давали короли графам и баронам в 13 веке), или многие десятилетия, как это было с французским 14-м и американским 4-м июля, когда было признанно не только право граждан учреждать государство, но впервые в писанной истории человечества было юридически отменено сословное деление («все люди рождаются равными и наделены правами»).
Точно также, через много лет будет осознанна вся грандиозность революции 19-22 августа 1991 года. Потому что никогда перед этим в русской истории не было примера по сути бескровной революции. Потому что никогда перед этим не было примера свержения тоталитаризма в его очаге – все восточноевропейские бархатные революции избавляли от навязанных СССР коммунистических режимов. Кроме того, восточноевропейские движения начались вслед за мощным демократическим подъёмом в СССР в 1988-89 годах. Россия (в рамках РСФСР), которую привыкли считать рабской и имперской страной, показала такой уровень общественного подъёма, который был сравним только с республиками Балтии и Закавказья. Но там помогал национальный подъём, а в России движение было антиимперским, оно не требовало свободы для себя, но осознанно несло освобождение всем.
В августе 1991 года, пусть и на очень короткое время, восторжествовали идеи академика Сахарова и других диссидентов-правозащитников, с их отрицанием насилия и национализма.
Необходимо осознать, какой подвиг совершили вышедшие 19 и 20 августа 1991 года к Белому дому. Ведь они с высокой вероятностью могли ждать репрессий или даже силового подавления.
Все без исключения, кто вплоть до 18 августа говорил о возможной попытке реакционного переворота (а таких мрачных предсказателей было множество) видели лишь два варианта: быстрое подавление демократов и затем много лет военной диктатуры, как это было в декабре 1981 в Польше при перевороте генерала Ярузельского против «Солидарности» Леха Валенсы; или кровавая бойня и гражданская война, страна в руинах. Или, по крайней мере, много жертв, как в Бухаресте в декабре 1989 года или недавно в Турции. Но реализовался самый невероятный вариант – правящая три поколения коммунистическая система, опирающаяся на выведенную из казарм армию и на внушающий всеобщий трепет КГБ пала перед лицом нескольких десятков тысяч безоружных людей, вышедших на Краснопресненскую набережную в Москве и несколько сот тысяч – на Дворцовую площадь Санкт-Петербурга, в который войск не вводили.
А ведь перед лицом тех, то ранним утром 19 августа, ещё не дождавшись призыва Ельцина, но помнивших, как поступили рижане и таллиннцы в январе 1991 года, уже подходил к ступенькам Дома Совмина РСФСР, были примеры беспощадного подавления протестов – апрель 1989 года в Тбилиси, январь 1990 года в Баку, январь 1991 года в Вильнюсе и февраль в Риге. Помнили кровавый июнь 1989 в Пекине и декабрь – в Румынии.
Это был настоящий подвиг и именно понимание, что защитники свободной России умрут, но не согласятся вернуться к всепроникающей лжи, несвободе и убогости тоталитаризма, сломило волю ГКЧП. Обратим внимание на то, что участников сопротивления ГКЧП не вдохновляли ни ярый национализм, ни политический фанатизм, у них были очень умеренные взгляды».

Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, народный сход в память о 25-летии сопротивления ГКЧП, 19 августа 2016

Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, народный сход в память о 25-летии сопротивления ГКЧП, 19 августа 2016

Запреты были не только в Москве. На народном сходе в Санкт-Петербурге несколько человек было задержано за плакаты в руках. При этом подошедшие ностальгисты по СССР и ГКЧП могли позволить себе что угодно: никакими правилами проведения пикетов полиция их не ограничивала, т.н. «закон» применялся избирательно. Они могли вертеть флагами несуществующей «новороссии», держать плакаты и т.д. — все это воспринималось правоохранителями вполне снисходительно.

Но, кстати, у меня для НОДовцев и иже с ними плохая новость. Кажется, все начали забывать, как выглядит медаль «Защитнику Свободной России» (отчасти и потому, что награжденные, как правило, не имеют обыкновения ее носить, тем более, сейчас).
А выглядит она вот так:
zashchitniku-svobodnoy-rossii

Как видим, на андреевско-георгиевской ленте. Так что не следовало бы любителям ГКЧП, «ДНР» и всей прочей подобной гадости присваивать историческую символику.

19 августа случилось и еще одно событие: новая кадровая перестановка. В РФ появился новый министр образования и науки — Ольга Васильева.

Васильева

Что нам о ней известно? А довольно много. Например, первое образование — дирижерско-хоровое. Во-вторых, тема диссертации — «Советское государство и патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны». В-третьих, работа в АП, в управлении по общественным проектам. Такое вот название ни о чем. А вот подготовка предложений по укреплению духовно-нравственных основ российского общества, совершенствованию работы по патриотическому воспитанию молодежи — это уже, согласитесь, о чем-то. Понятно, что у кого-то может разболеться голова из-за того, что молодежь не горит желанием сложить головы за высокие идеалы. Как и выставка «Православная Русь. Романовы» в Манеже, над которой работала Васильева.

Ну, и еще одно приближение: Ольга Васильева была научным руководителем Ильи Горячева, будущего лидера нацисткой группировки БОРН, ныне осужденного за организацию убийств.
Горячев

А и правда — как так вышло, что преподаватель вместо преподавания интересуется столь интимными деталями жизни студентов, как конфессиональная принадлежность? (Ну, конечно, если верить мемуарам Горячева).

Ну, и еще:

«На закрытой лекции о патриотизме для членов партии «Единая Россия» Ольга Васильева рассказывала, что «Сталин при всех недостатках — государственное благо, потому что накануне войны занялся единением нации, возродил героев дореволюционной России и занялся пропагандой русского языка и литературы, что по большому счету и позволило выиграть войну».
Васильева — автор десятков публикаций про церковь. Темы она выбирает такие: «„Церковный сталинизм“: легенды и факты», «Церковь и власть в XX веке», «Государственно-церковные отношения хрущевского периода» и т.п.»

Все становится понятнее.
Просто господам консерваторам дан довольно крупный кусок. А то, что сделано это 19 августа, наталкивает на подозрения, что неслучайно.
Но я бы не стал слишком сильно переживать за отечественное образование и науку. И вот почему. Что касается образования, то школа и в советское время настраивала на негатив к тому, что «проходят». Если при Васильевой будут внедрять всеми силами «Основы православной культуры», то наверняка получат на выходе миллионы вполне убежденных атеистов. Иначе-то быть и не может. А уж если вдруг запретят (или ограничат) теорию Дарвина, то она станет сверхпопулярной среди школьников.
Собственно, интерес к религии в позднесоветские годы поддерживался тем же — если не прямыми запретами, то осуждением.
А что же до науки… Да, что же до нее, если люди, несущие дикие пропагандистские вещи с телеэкранов, имеют высшее образование, иногда — и ученые степени?! Т.е. это — люди науки. Вспомним хотя бы историю с Российским институтом стратегических исследований (РИСИ) и их имперскими геополитическими экспертными мнениями. Или научных экспертов, проводящих лингвистические экспертизы по т.н. «экстремистским материалам» или расставляющих плюсики по «закону» о «вредной информации для детей. Вот стоило человеку пять лет протирать штаны в институте, чтобы определять — эта книга для категории «12+», а та — «16+»? При том, что практически никто результатов этого, извините за выражение, труда, не учитывает.
Я уже не говорю про научную даму, чьей специализацией в последние недели стали пугалки в СМИ относительно совершенно безобидной ловли покемонов.
И вот это все по какой-то неведомой причине называют словом «наука».
Пожалуй, с руководством такой «наукой» госпожа Васильева вполне справилась бы. Даже не сомневаюсь.
Впрочем, есть мнение, что в ближайшее время Минобрнаука — плод очередной укрупнительной идеи — все же будет поделено на два министерства.

Но пока что новое назначение встречено негодующим хором. И воспоминаниями о том, что ныне уволенный и крайне непопулярный министр Ливанов был не так уж плох. А Фурсенко — так и вообще был замечателен.

И, конечно, достоин летописи и появившийся на короткий миг в связи с назначением Васильевой странный неологизм «божествование» (впрочем, министр свое авторство отвергла — якобы журналисты неправильно расслышали ее слова).

Но гораздо сильнее негодование звучало на неделе по иным поводам. Впрочем, тоже связанным с так называемым консерватизмом.
Главным ньюсмейкером стал сперва протоиерей и бывший руководитель Отдела взаимоотношений церкви с обществом РПЦ МП (т.е. фактически спикер РПЦ) Чаплин. Его сменил муфтий Северного Кавказа Бердиев. Потом начался их дуэт под возмущенный хор всех, кто слышал высказывания этих деятелей.

Пожалуй, комментарии тут даже и не нужны.
Впрочем, тут, пожалуй, странна позиция не Чаплина (с ним как раз все понятно), а «Эха». Очень странно пускать в эфир либеральной радиостанции тех, у кого сейчас имеется масса «своих» СМИ. И уж что касается Чаплина, то его мысли ни для кого секретом не были. И много чего звучало в его бытность спикером РПЦ МП. Так что надо ли было удивляться и сперва звать в эфир, а потом, после вот этого высказывания об убийствах, в эфире отказывать? Как будто в первый раз с его идеями познакомились!

«Вы готовьтесь к тому, что к вам с этими счетами, по которым вам придется платить за свою любовь к духовности, будут приходить регулярно», —

заявил в эфире публицист Александр Невзоров.

И оказался прав. Еще больший эффект вызвало заявление муфтия Северного Кавказа Бердиева о желательности «женского обрезания» (т.е. клиторотомии):

«Насколько я знаю, это делается для того, чтобы женскую прыть немного успокоить. Здоровью это абсолютно никак не мешает».

Между прочим, это было реакцией на доклад организации «Правовая инициатива» о практике женского обрезания в Дагестане. Понятно, что чудовищный обычай — это подготовка девочек к жизни в патриархальной семье, к тем самым «традиционным ценностям». По данным ООН, около 200 миллионов девочек и женщин подверглись такого рода операции, чаще всего — отнюдь не в стерильных условиях.

Слова муфтия вызвали немедленный общественный резонанс. Собственно, ничего иного в мире, где мужчины и женщины имеют равные права (или, как минимум, существует общественный запрос на равноправие), никакой иной реакции ожидать не приходится. Мало того, слова муфтия смогли хотя бы ненадолго сплотить тех, кто уже давно видит друг друга по разные стороны политических баррикад.
Муфтию быстро пришлось оправдываться — правда, с оправданиями, прозвучавшими несколько раз, вышло еще хуже.
Сперва — так:


«Но необходимо снизить сексуальность женщин. Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. А это не имеет к этому никакого отношения. Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше»

Потом — так:

«Это меня неправильно поняли и начали по-своему трактовать. У меня спросили: «Женское обрезание есть или нет?» Я сказал, что слышал — где-то в Дагестане такой обычай есть. Или был. Сейчас я не знаю, есть он или нет. Вот это я и сказал, но по шариату такого точно нет — по религии есть только у мужчин обрезание. Но я в шутку сказал: «Было бы очень хорошо, если бы такое обрезание делали везде, повсеместно. Тогда и разврата было бы меньше». Вот это они взяли и начали говорить, что муфтий призывает к тому, что делать обрезание. А я в шутку сказал, что хорошо, если бы так делали везде. Но люди не так поняли».

В общем, это была такая шутка юмора на тему искалеченных мракобесами человеческих тел и жизней. Мы так и поняли, г. Бердиев, это же такой веселый предмет для шуток, как и лютая ненависть мракобесной братии к сексуальности — и к жизни. Да-да, мы поняли правильно, ха-ха-ха…

Впрочем, у шутника нашелся верный защитник. И, конечно, им оказался все тот же Всеволод Чаплин.
Чаплин

Евгений Ихлов:

«Представьте, что люди на Руси жили в полной власти таких Чаплиных с 15 по 18 век, а в Европе – с 4 и тоже по 18 век.
А под такими как муфтий Бердиев – вообще с 3 тыс. до н.э. — все, и 2/3 человечества – до сих пор».

Вот, пожалуй, можно и кое-какие итоги подвести. Тем более, что РПЦ МП (уже без Чаплина в роли спикера) на этой неделе выпустила рекомендации для православных девушек. Нет, там про обрезание не говорилось ничего. Зато было сказано многое о том, что надо рожать как можно больше и приучаться фактически к жизни в бедности, к тому, что муж — главнее всего и т.д. Правда, потом (и, опять же, после вполне ясного общественного резонанса) рекомендации пришлось с сайта убрать, а заодно заявить о них, как о частном мнении… Но разве въедливую Интернет-публику можно так успокоить? Конечно, нет.

А ведь все это — и слова Бердиева, и заявления Чаплина, и рекомендации — одно явление. Александр Невзоров считает, что дело — в т.н. «духовности». Но ведь и она — часть явления. Вполне светские наукообразные причитания относительно «ужасного вреда» Интернета на детей и подростков — ровно из той же оперы.

А опера называется «Ненависть к прогрессу и новому миру». Который худо-бедно, иногда — по принципу «шаг вперед, два шага назад», но все же смог организоваться. От победных битв горожан с почти рыцарями, еще вчера казавшимися почти высшими существами — к Великим революциям. От них — к нерепрессивному миру равноправия, разума, к миру, где патриархальной идеологии, полной зависимости человека от большой семьи, общины, государства не будет места.
Это понимают и адепты «традиционализма» и тоталитаризма (именно так, это одно явление — недаром сторонники «традиционных ценностей» так обожают большевистского вождя Сталина). Понимают, что в исторической перспективе они — проигравшие. Что, собственно, видно и сейчас: можно выпустить сотни рекомендаций «рожать, рожать и рожать» — ничего, кроме изведения бумаги, эти не достигнешь. Можно лить в уши тонны милитаристской пропаганды — но она заставит взять в руки оружие и пойти убивать людей в соседней стране десятки тысяч, но никак не миллионы.

Ничего у них не получится. Как не получилось и у ГКЧПистов четверть века назад. Примерно по тем же причинам.
А вот яриться эта «традиционноценностная» публика, разумеется, будет. Нам, похоже, еще не раз и не два придется услышать самые вздорные и безумные вещи из уст т.н. «консерваторов». Но их идеи — мертвы.

Всего вам доброго.

Егор Седов,
Санкт-Петербург, 20-21.08.2016

На первом фото: Август 1991-го, танки в Москве.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v