RSS

Экс-депутат Госдумы Денис Вороненков: «ситуация в России — как в нацистской германии. не хочу жить во лжи и лицемерии. я стал гражданином Украины и этим горжусь»

  • Written by:

Депутат Государственной Думы Российской Федерации 6-го созыва Денис Вороненков и его супруга, также депутат Госдумы РФ, известная российская оперная певица Мария Максакова в октябре 2016 года, еще до окончания депутатских полномочий, выехали в Украину. Они получили гражданство Украины и не собираются возвращаться в Россию в ближайшее время.

Вороненков стал одним из важных свидетелей в расследовании Генеральной прокуратуры Украины дела о государственной измене экс-президента Украины Виктора Януковича. Впервые государственные деятели РФ такого уровня выехали в Украину и впервые дали показания по делу, которое крайне болезненно для российского руководства, ставленником которого был Янукович. Информация о поступке Вороненкова и Максаковой стала сенсацией и суперскандалом в российском истеблишменте, частью которого были оба депутата; политический резонанс колоссален. Первое интервью в Украине Денис Вороненков дал «Цензор.НЕТ» . К сожалению этот сайт не доступен на территории РФ, поэтому редакция Русского Монитора приняла решение перепечатать данный весьма содержательный материал.

   «Я РАССЛЕДОВАЛ КОРРУПЦИЮ В ФСБ. СОТРУДНИКИ ГЕНЕРАЛА ФЕОКТИСТОВА СОВЕРШИЛИ НА МЕНЯ ПОКУШЕНИЕ. ПУТИН НЕ ЛЮБИТ, КОГДА ВЫНОСЯТ СОР ИЗ ИЗБЫ»

— Неужели вы, состоятельный человек со связями, со знаменитой супругой, не могли найти свое место в России, чтобы занять свою нишу и жить спокойно? 

— В 2011-м я пошел на выборы в Госдуму, сам себя финансировал, не привлекая никаких олигархов, пройдя своими ногами все встречи, не имея никаких политтехнологов. Зачатки демократии еще существовали в 2011 году, когда я избрался в Госдуму. Тогда же начались демонстрации на Болотной площади, и мне казалось, что это ростки свободы, которые приведут к позитивным изменениям. Но все было жестоко подавлено. И власть начала принимать все более и более авторитарный характер. В 2016 году я снова пошел на выборы, и ничего общего с демократией они уже не имели. Я выиграл выборы, но власти откровенно и цинично организовали прессинг членов избирательных комиссий и сфальсифицировали результаты на каждом участке.

Сегодня политическая система в России работает только на уничтожение всех, кто в нее не вмонтирован. Подменяются смыслы и принципы. Нарушается закон, права избирателей. Те, кто это делает, — они и есть настоящие предатели. Но смыслы подменяют, и «национал-предателем» называют меня, который на власти не зарабатывал, бюджетные деньги не осваивал, ни в какие схемы не входил и ничего не фальсифицировал. А те, кто во власти, громче всего орут о своем патриотизме, чтобы представить свои личные интересы национальными. Прямо по Салтыкову-Щедрину: «на патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались». Они говорят, что я уголовник. Уголовник — это человек, осужденный судом за совершение уголовного преступления. Каким судом и когда я был осужден? Тут придется с сожалением констатировать обвинительный уклон нынешнего российского правосудия. В России, по данным Верховного суда, каждый третий мужчина в возрасте от 20 до 60 лет либо судим, либо привлекался к уголовной ответственности. Это говорит о чем? Значит, закон как-то неправильно устроен. Любого человека можно привлечь к уголовной ответственности в любой момент либо сфабриковать дело. А почему? А вдруг он начал что-то вякать, говорить против власти, идти не в ногу со всеми. Был бы человек – а дело найдется. Говорят: «Беглый депутат», а что, я не в праве выбирать где жить? И от кого я бежал? Фамилии всех этих продажных говножурналистов, пишущих под диктовку власти, в РФ всем известны. Я считаю, что их надо судить за клевету и геббельсовскою пропаганду.

— В российских СМИ сообщается, что в апреле 2015 года было возбуждено уголовное дело, по которому вы проходите. Расскажите, о чем идет речь и в чем причина открытия дела?

— Это чистой воды ложь. Но начнем по-порядку. В начале 2000-х у нас была создана Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, которую возглавил генерал армии Виктор Черкесов. Это был тогда один из ближайших сподвижников Путина. И Путин поручил Черкесову заниматься также и борьбой с контрабандой. Меня как военного юриста назначили на серьезную должность в новой структуре – начальник отдела, я получил звание полковника. И мы занялись борьбой с контрабандой очень серьезно, нашей задачей было выйти на тех, кто возглавлял эти схемы. В результате нашей деятельности было уволено 16 генералов ФСБ, а также ряд связанных с ними сотрудников прокуратуры. Такой чистки руководства силовиков не было еще никогда. И это было только начало, расследование продолжало успешно продвигаться.

И вот по одному из дел мы доказали, что контрабандистами непосредственно являются высокопоставленные руководители ФСБ, которые доставляли грузы прямо на адрес своей воинской части. На этом зарабатывали миллиарды долларов на протяжении многих лет. Мы вскрыли этот канал, задокументировали большинство руководителей, пресекли эту деятельность. Это дело стало известным как дело о фирме «Три кита». Некоего Зуева накачали наркотиками, вывезли в Германию, он переписал бизнес на якобы работавших у него грузчиков-чеченцев, которые впоследствии должны были переписать дальше на кого покажут. Но мы все раскопали. Мы гордились результатами и выполнением задачи, поставленной нам руководством страны.

Но результаты оказались неожиданными: довести расследование до конца нам не удалось. Многие мои сослуживцы, которые принимали участие в разработке, были арестованы ФСБ по надуманным обвинениям, а сам Наркоконтроль был по сути разгромлен. Генерал Черкесов в октябре 2007-го написал статью «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев». Он написал о пагубных последствиях, к которым может привести страну безнаказанность высокопоставленных коррупционеров. Но результат был один: из-за этой статьи он был уволен, ФСКН ликвидирован.

И в этот момент всем стало понятно, что Россия выбрала другой курс. Оказалось, что Путин не любит, когда выносят сор из избы, если этот сор касается его ближайших друзей, которым коррупция, как выяснилось, разрешена. По сути дело о контрабанде ФСБ определило, по какому вектору будет развиваться Россия в последующем.

Так вот, чтобы развалить дела против руководства ФСБ, они начали преследование сотрудников Наркоконтроля. Этим занимался Олег Феоктистов, начальник шестой службы УСБ ФСБ. Сейчас Феоктистов возглавляет службу безопасности «Роснефти». И наше противостояние с ним началось именно с того периода. Феоктистов получил задачу расправиться со всеми сотрудниками Наркоконтроля, кто был причастен к расследованиям против руководства ФСБ. Они решили, что я был одним из ключевых звеньев этой операции.

— И что с вами сделали?

— В 2007 году на меня было совершено покушение в центре Москвы. В меня стреляли. Это в самый разгар дела «Трех китов». Я уверен, что покушение осуществляли сотрудники Феоктистова. Мне повезло – я выжил, но получил пулевые ранения в ноги. Перенес 12 операций. Было возбуждено уголовное дело о покушении на убийство — никого не нашли. В прессе даже писали «заказуху» — да он пьяный шел, сам упал сломал ногу. У них так принято. Недооценивать их абсолютно невозможно.

 После такой войны с ФСБ, вы могли остаться на госслужбе?

— Нет. Мы все ушли. Все сотрудники Наркоконтроля уволились в 2008 году, вслед за Черкесовым. Чтоб вы понимали – тех, кто пытался остаться, все равно уволили, уволили даже уборщиц! Черкесов — очень умный, правильный, честный человек, его и всех нас решили отодвинуть от власти. А в 2011 году мы вместе с ним избрались в Госдуму. Они просмотрели это, считали, что будучи далеким от политики человеком, я никогда не изберусь. Менять что-то в стране можно было только избравшись в Госдуму, других вариантов для нас в России не осталось. Госдума всегда рассматривалась как площадка для выхода на самостоятельные должности. Губернаторов, аудиторов, мэров. С этой целью я и шел в государственную думу. Путь в правоохранительные органы был мне закрыт навсегда, но я хотел служить своей державе, и пошел в политику.

 А кто получал деньги за контрабанду под «крышей» ФСБ? В российской прессе утверждается, что Феоктистов – человек Игоря Сечина, а Сечин – близкий друг Путина?

— Это дело не было расследовано до конца. Нам не дали это сделать. Сколько лет эта система существовала, кто получал от этого деньги. Это как раз и надо было расследовать в рамках уголовного дела и дать оценку всем тем людям, которые были к этому причастны. У меня были только материалы оперативной разработки. Мы не успели найти всех.

— Как вы работали в Госдуме, удалось ли «изменить Россию», как вы надеялись? 

— Я понимал, что для того, чтобы добиться каких-то результатов, нужно иметь крепкий тыл. Государственная дума на тот момент теоретически такую возможность давала. Я вступил во фракцию Коммунистической партии, она считается оппозиционной. В 2012 году КПРФ выдвинула меня на должность аудитора Счетной палаты. Это должность достаточно весомая в РФ. И здесь эти недобитые сотрудники ФСБ приложили все свои усилия, чтобы меня этим аудитором не назначили. Согласование в администрации президента прошел, проверку в ФСБ всех мест работы, дипломов прошел, но тут же вмешалось УСБ ФСБ. По градации «свой-чужой» я был чужой, и больше им ничего не было интересно. И перед последним этапом — согласованием с президентом, они объявили, что меня нельзя выдвигать, я чуть ли не преступник. Механизм назначения на должность таков: вносит кандидатуру фракция, сначала все проверяет администрация Президента, уже в рамках этой проверки задействуется ФСБ, если дается добро, то Президент вносит в Государственную думу и происходит голосование. В общем, аудитором мне стать тоже не дали.

«ДЛЯ ПУТИНА ГОСДУМА – ЭТО НИЧТО. ВСЕМ УПРАВЛЯЕТ ФСБ»

А в чем суть уголовного дела, фигурантом которого вы являетесь? Какие обвинения вам предъявлены?

— Мне не предъявлено никаких обвинений. И дела в отношении меня нет. В одном из сфабрикованных уголовных дел я прохожу в статусе свидетеля. Дело придумали как раз в тот момент, когда меня выдвинули на должность аудитора. ФСБ заявила, что возбуждено дело о незаконной перерегистрации некоего здания. Затем они его переквалифицируют на мошенничество (159-ю), более тяжкую статью, забирают из одного округа в другой (для своего удобства), создают группу в составе 25 следователей. ФСБ делает все руками Следственного комитета, и они начинают конкретно «под меня» выдумывать уголовное дело. Самое смешное, что это здание никуда не уходило, владелец не менялся. Впоследствии я узнал, что перерегистрировать его пытался какой-то налоговик, который почему-то умер через две недели после этого при странных обстоятельствах. Какие-то бывшие сотрудники ФСБ, видимо, промышлявшие рейдерскими захватами и не поделившиеся со своим руководством. Все эти люди, большинство из которых я не знаю и никогда не видел, никогда не называли моего имени и никогда не говорили о каких-то моих незаконных действиях. Но только до того момента, пока каждого из них не арестовывали и не помещали в СИЗО «Лефортово». Вот тут они сразу же начинали давать нужные показания, что действовали вместе с Вороненковым. После этого с ними заключалась так называемая сделка с правосудием, они освобождались, получая условный срок. Мой статус, подчеркиваю, который был и до сих пор есть, — это статус свидетеля. В российском праве есть такое понятие — сделка с правосудием. Когда человек признает свою вину и он говорит – «да, я это сделал», но вместе с таким-то. И есть только его слова, больше никаких доказательств. Но на этом основании вас осудят. Только за 2014 год так было осуждено 500 тысяч человек (я делал запрос в Генеральную прокуратуру). В соавторстве с коллегами из других фракций мы подготовили законопроекты и изменили эту статью 90 УПК РФ в 2016 году. Теперь по закону в отношении человека, который не знал об этом деле, должно проводиться полноценное расследование. А я лично, конечно, очень бы хотел, чтобы это дело рассматривалось любым Европейским судом. Чтобы была видна чудовищность фальсификаций и ничтожность выдвигаемых обвинений. После этого придется привлекать к уголовной ответственности всех, кто занимался этим делом.

— И все-таки, в чем суть самого дела, в котором вы фигурируете? Хочется понять, насколько далеко сейчас правосудие в РФ от стандартов 37-го года.

— Правосудие сегодня не сравнимо с 37-м годом, это хуже. При Сталине люди в основном осуждались по 58-й статье по политическим делам. Но по всем остальным общеуголовным было 20% оправдательных приговоров. Сейчас в России менее 0,5% оправдательных приговоров. Политические дела редко открывают — это громко, Запад на это плохо смотрит, проще из человека сделать уголовника. Любой человек, который самостоятелен и независим, чем-то занимался: бизнесом, недвижимостью, ресторанами, строительством, всегда под прицелом Российского УК. И в России появилась новая категория осужденных – по аналогии с «пятьдесят восьмой» их называют «стопятьдесятдевятники». Это статья о мошенничестве, по которой можно привлечь практически любого. Это тяжкая статья до 10 лет лишения свободы.

В моем случае они сказали, что подменялись документы на здание в центре Москвы ценой в 5 млн долларов. Кто его оценивал, откуда взялась эта сумма? Потом оказалось, что это ларек за третьим кольцом Москвы. Я, если честно, даже не знаю, где эта улица в Москве находится. Но нужно же было сделать красивую картинку. Я не бедный человек, имущества задекларировано много, поскольку законно занимался бизнесом. Да, я реализовался, доходы все задекларированы. В середине «нулевых» я занимался недвижимостью. Нового ничего не придумал — дешевле купить, дороже продать, на разнице заработать. Для этого нужна была юридическая чистота сделки и документы, что меня интересовало. И вот человек, который в общей совокупности взял у меня 100 тысяч долларов, мне должен был одно здание продать, но просто тривиально меня «кинул» и исчез. И я соответственно встретился с руководителем следственного комитета, заявление написал, и потом они это дело перевернули уже под меня. А этот человек оказался наркоманом, их агентом. Некий юрист Крылов, который не имеет образования, ранее судим за наркотики. Они ему сказали: «Ты заяви, что он тебе эти деньги давал под кражу этого здания». Все сделано было примитивно. Все, что делает российская власть с пропагандой в телевизоре, то же самое они делают относительно каждого отдельного человека. У меня было огромное количество людей в России, которые меня поддерживали, знали, что я никогда не буду заниматься такой ерундой. Но сейчас все живут по принципу «моя хата с краю», меня мало кто поддержал. И я остался один на один с системой. Ты не можешь бороться законными методами против того, кто априори действует незаконно. Как можно разговаривать с точки зрения закона с бандитом? А главный бандит в России сейчас — это государство. Вот в чем проблема. И отдельные люди в лице таких, как Феоктистов, узурпировали карательные функции. Они сами определяют, кого карать, как действовать.

 Вам предлагали люди Феоктистова закрыть дело?

— Да, мне неоднократно делались предложения, даже назывались суммы.. Подходы были, я их отмел.

— Насколько крупный у вас был бизнес?

— Так получилось, что одно время в Москве то, что покупалось по тысяче долларов за метр, через год уже стоило по 8-9 тысяч. Это уже после моего ухода из прокуратуры, где-то с 2000 года. В этот период я не был на госслужбе. А уже перед приходом в Думу я вышел из всех ООО, потому что я понимал прекрасно, что будучи депутатом, я подставляю любой свой бизнес под прямую наводку. Поэтому я произвел диверсификацию, правильно сделал, потому что сейчас бы я остался ни с чем.

— Кроме конфликта с ФСБ у вас конфликтных ситуаций во власти не было?

— У меня ни с кем не было никаких конфликтов. Самое интересное, что господина Феоктистова я никогда в жизни не видел и с ним не встречался.

 Алексей Навальный написал, что действующий глава Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин пел на вашей свадьбе с Марией, это правда? 

— Да, это не секретная информация. Нарышкин на тот момент был таким же депутатом Госдумы, нашим коллегой. На свадьбе было много людей, с кем мы работали, общались во власти много лет.

— Навальный о вас критически отзывается, говорит, что не верит в то, что убеждения можно поменять при пересечении границы.

— С моей точки зрения, Навальный – это человек, доведенный до отчаяния, который сейчас бросается на всех, не вникая в детали. Я думаю, странно выяснять отношения людям, которые находятся под ударом. У меня были свои веские причины поменять свои взгляды и пересмотреть свою жизнь и ее ценности. Вступать в спор с кем-то я не буду, нет смысла. Я слишком многим пожертвовал, покидая Россию, и спорить с кем-то не собираюсь.

— Неужели с вашими связями вы не доносили о ситуации до Путина?

— Для Путина Госдума – это ничто, полный ноль. В системе разделения государственной власти в РФ она не имеет какой-либо значимости. Нет электоральности, выборы и демократия ничего не значат, это просто технология.

 Вы имеете в виду, что выборы в России все фальсифицированы?

— Абсолютно. Все, начиная от муниципальных до федеральных. Руководители Компартии РФ, включая Зюганова, досконально знают мою ситуацию. Он подписывал много писем в мою защиту. Они возмущены были до предела, но уровень их влияния в российской системе государственной власти, к сожалению, не очень большой. Всегда есть определенный набор просьб, который не может быть бесконечен. В этом списке просьб фамилия Вороненков была где-то далеко. Поэтому сейчас эти люди не имеют никакого морального права говорить, что я поступил как-то не так. Не они для меня что-то делали, а я для них, когда шел на выборы и рекламировал их бренд. И я им ничего никому не должен.

— КПРФ не заступилась за вас?

— Я бы хотел знать, за кого они вообще когда-нибудь заступились. Они говорят о мифической борьбе за права людей. Но эта борьба ограничивается демагогией. Конечно, нет. Подписывали какие-то письма, на которые не было вообще никакой реакции. Они грамотные люди, они давно в системе государственной власти. И за пять лет совместной работы они могли разобраться. Я 7 лет, в нарушение действующего законодательства, находился под круглосуточным наблюдением (и я об этом знал), велось прослушивание всех моих телефонов, велась слежка за всеми членами моей семьи. С постоянными распечатками в прессе подробностей из моей личной жизни, где я нахожусь, куда ездил, с кем. Даже в суворовское училище, которое я закончил 30 лет тому назад, приходили запросы с просьбой дать характеристику как я себя вел, пользовался ли авторитетом в коллективе. Проверяли все места работы — получал ли я взятки. Ничего не смогли найти. Однако, они находят одного моего знакомого, который являлся одним из главных «обнальщиков» Москвы — Качур Виталий, он работал абсолютно не скрываясь, с их разрешения. И они его задерживают и говорят скажи, мол, что ты дал Вороненкову миллион долларов – 7 лет назад, а он не вернул. Им это понадобилось, потому что я не получал никакой материальной выгоды от якобы совершенного преступления. Представляете человека, который дал мне миллион долларов и за 7 лет ни разу не напомнил об этом! Ни разу не попросил вернуть деньги! Разумеется, никаких расписок, договоров у него тоже нет – просто так якобы дал миллион и забыл о нем. А вспомнил только находясь в СИЗО «Лефортово». Видимо, только там память начинает хорошо работать. Этот человек до сих пор сидит, чтобы не дай Бог не отказался от своих показаний, пока они со мной будут разбираться.

— Можно ли сделать вывод, что Россией сейчас правит ФСБ?

-Отдельная группа лиц в этом ведомстве узурпировала силовые полномочия от имени государства. Они единолично решают кого казнить, а кого миловать. Сейчас ФСБ полностью деморализовала и разгромила МВД, Генпрокуратура не имеет никаких надзорных функций. Всем управляет ФСБ. И противостоять этому… Я считал, что надо попробовать этому противостоять – увы, я переоценил свои возможности и масштаб проблемы. Хотел бы добавить, что Вы первый человек-журналист, который интересуется реальными обстоятельствами моей дискредитации. К сожалению, в России все тотально отрабатывают свой гонорар.

 Каким образом тогда Путин влияет на мафию в ФСБ и влияет ли?

— Ранний Путин был человек другой, который вникал во все проблемы, понимал, что государство устойчиво только в системе сдержек и противовесов. Сейчас этого нет. Почему они себя так и ведут. И даже если к нему прийти, то он запросит справку ФСБ. В России сейчас основной документ для всех дел — оперативная справка ФСБ. При том, что в уголовно-процессуальном кодексе нет такого документа, как оперативная справка ФСБ. Путин руководствуется теми же принципами. Если бы он не хотел уничтожить МВД, Генпрокуратуру, то этого бы не было. Была бы система противовесов — был бы хоть какой-то баланс. В России этой системы давно нет. Если ты в конфликте с этими людьми, то тебе конец. Я с ними в конфликте. Главный принцип у них один — с кем ты делишь деньги, которые ты зарабатываешь? Я с ними деньги никогда не делил, когда я служил, то бизнесом не занимался.

ЖЕНА ВОРОНЕНКОВА МАРИЯ МАКСАКОВА ПОТЕРЯЛА ДВУХ ДЕТЕЙ ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ ИЗ-ЗА СТРЕССА ПОД ДАВЛЕНИЕМ ФСБ

 Что бы произошло с вами, если бы вы не уехали, как думаете?

— В 45 лет начинать жизнь в другом месте — это очень сложное решение, которое не просто принять. Но я не хочу бояться, я понимал, что когда я потеряю депутатский статус, со мной может произойти все, что угодно. Я враг для тех людей, которые в моей стране, по несчастью, представляют собой закон. Я знаю, что ФСБ использует психотропные препараты для подавления воли и подчинения людей в следственном изоляторе Лефортово. Это началось еще при Феоктистове, и я не хочу стать следующей жертвой. Арестованного генерала Колесникова, например, выбросили с балкона, объявили наркоманом, сказали, что жена ему пыталась провезти наркотики в туфлях. Или, например, сотрудник Следственного комитета Максименко, тоже в чем-то провинился — и сейчас из него «овоща» сделали в Лефортово. И я понимал, что из-за той борьбы, которую я вел открыто, ко мне тоже будет неординарный подход. Это был вопрос моей жизни, здоровья. Несколько высокопоставленных людей мне прямо сказали, что я переоцениваю свои возможности, и лучше мне уехать из России. Я серьезно отнесся к этим предупреждениям.

 В российской прессе писали, что ваша супруга, депутат Госдумы Мария Максакова из-за этих преследований пережила сильный стресс во время беременности и потеряла двоих детей в 2015-м. Это правда?

— К сожалению. Это не люди, а подонки. Обвинения в мой адрес представитель Следственного комитета Маркин сделал специально в мой день рождения – 10 апреля 2015-го. Давление нарастало со всех сторон – ФСБ хотела, чтобы увидев эту кампанию, от меня отвернулись все друзья и знакомые. Мария все это видела и очень переживала… У нее был третий месяц беременности… Эта трагедия на меня сильно повлияла и заставила на многое в жизни посмотреть по-другому. Когда страдает твоя семья – выбора нет.

— Вы понимали, что если бы вы уехали в Европу, то реакции такой бы не было против вас, ведь Украина сейчас называется в Москве главным врагом России.

— Мне так и намекали, чтобы я не вздумал в этом направлении поехать. И я для них слишком самостоятельная фигура, слишком независимая, и все наше противостояние было абсолютно очевидным для политической элиты в России.

«Я НЕ ИЗМЕНЯЛ ПРИСЯГЕ. У МЕНЯ БЫЛ ВЫБОР БЕЗ ВЫБОРА – ЛИБО СО МНОЙ РАЗДЕЛАЮТСЯ, ЛИБО УЕЗЖАТЬ»

 Вы понимаете, что пропагандисты Кремля превратят вас во врага государства? Вы понимаете, что ваше имя постараются растоптать и заклеймят как национал-предателя?

— Они сами в первую очередь являются национал-предателями. Они оскорбляют других, оскорбляют государство, развязывают войны. Эти подонки никогда и ничего в своей жизни не сделали для своей Родины, включая исполнение конституционного долга – не служили в армии.

В своем государстве я прошел путь от суворовца до полковника, от простого преподавателя до профессора, доктора юридических наук, прослужил много лет, работал за Полярным кругом, был депутатом Государственной Думы, и ни одним своим поступком я не нанес ущерба России.

Да, я дал показания в Генеральной прокуратуре Украины по делу экс-президента Украины Януковича, который действительно предал свою страну, причастен к массовым убийствам людей, который сбежал в другую страну и призвал войска другого государства уничтожать свой народ. Я считаю, что этот человек должен был получать в России не убежище, а справедливый суд. И этот суд очень важен для демократической страны. Я не предатель, я люблю страну, в которой я родился и состоялся. Я никого не предавал, я не изменял своей присяге. Если Путин считает своим другом ранее дважды судимого Януковича, то мне такие друзья не нужны.

Я даже думаю, что им абсолютно все равно, что Януковича судят по делу о госизмене. Они понимают, что у него могут конфисковать на полтора миллиарда долларов имущества. Борьба идет только за это. Экономика определяет всю политику. Несчастная судьба многих людей – следствие не сделанного ими выбора. Я этот выбор сделал. И горжусь этим.

— Почему вы голосовали в 2014-м за присоединение Крыма?

— Сам я не голосовал, за меня голосовали карточкой. Решение фракции КПРФ было голосовать за присоединение Крыма, и карточкой они проголосовали вместо меня, хотя доверенности на голосование я не давал. Затем я увидел, к каким тяжелым последствиям это голосование привело, и сегодня считаю это грубой ошибкой. Ошибка моя и ошибка России. И эту ошибку надо исправлять.

Я считаю, что последние захватнические войны закончились в 19-м веке, когда другие страны захватывали территории и выкачивали из них ресурсы. Россия, захватив Крым, начала вкачивать туда огромные деньги. Ресурсы для этого выкачиваются в ущерб другим исконно русским регионам. В РФ самые нищие регионы – это русские регионы — Ивановская, Рязанская, Владимирская, Вологодская, Псковская области. Дисбаланс в обеспечении регионов огромен. Кавказ, например, получает миллиарды долларов дотаций. Сейчас вся Россия обделена в ущерб Крыму. Последствия тяжелые для страны, они не дают возможность развиваться. Совершив агрессию против Украины, Россия поссорилась со всем мировым сообществом, это было сделано даже в нарушение федеральных российских законов о референдуме. Теперь Россия под санкциями, растут антироссийские настроения в мире, прекратились инвестиции, доступ к западным кредитным ресурсам.

 Я нашел статью Черкесова «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев» 2007 года, о которой вы говорили. Там он описывал три пути развития России при Путине. Первый – это построение гражданского общества, второй – укрепление силовых структур и построение неофеодализма, и третий – советский вариант стагнации и коррупции, который приведет к распаду. По какому пути идет Россия? 

— Думаю, Россия идет по второму пути, постепенно переходя на третий.

Сейчас происходит смена поколений, и я вижу по каким принципам — местничества, протекционизма и т.д. Невозможно в условиях отрицательного отбора изменить государство. Я боролся за то, чтобы возглавить один из регионов, был близок к этому. И мне объяснили, что нет, ты не можешь существовать как белая ворона. Тебе это никто и никогда не даст сделать, а во-вторых если ты сумел побороть коррупцию, наладить жизнь в рамках одного региона — это же маленькая проекция страны, то у тебя в принципе может получиться и с большим регионом. А кому нужен такой пример? И я стал понимать, что мне не дадут ничего сделать, опыт не востребован, и предстоит просто биться в глухую стену. На одном из заседаний в КПРФ Зюганов сказал о том, что СССР развалился, потому что правила геронтократия. Это сказал человек, которому 72 года, который бессменно руководит 20 лет — себя он не считает геронтократией. И «Единая Россия», которая во всех проблемах России обвиняет Америку и Украину, уже 17 лет у власти. Есть такое понятие в экономике — институциональная ловушка. Во всем мире считается, что на 100% прибыли не должно быть больше 40% налогов. Потому что если этот показатель выше, человек не будет заниматься бизнесом, потому что не будет возможности инвестировать в производство, платить нормальные зарплаты — это убивает экономику на корню. Так вот в России — это порядка 60%. По сути все, кто занимается бизнесом, они делают это незаконно через различные формы аутсортинга. И как это изменить, если любые изменения в государстве запрещены? Я был автором ряда законов об офшорной амнистии, об амнистии капиталов, которые подписал президент Путин. Но государству это не выгодно. Если сегодня какой-то бизнесмен просто занимается бизнесом и государство закрывает глаза на нарушения, а завтра ему захочется высказаться по какому-то политическому вопросу, например, о Донбассе, то государство тут же сможет организовать на него уголовное дело.

— Но ведь вы как-то жили со всем этим много лет, что изменилось?

— Человек волен выбирать, где ему жить. Я уехал, потому что просто не хочу больше жить во лжи и лицемерии. Иногда ты должен принимать решение — ты хочешь что-то изменить, или готов спокойно жить приспособленцем? Не хочу идти на компромисс. Моя жена все время мне говорит, что самое страшное в жизни — это идти на компромисс. Я с ней согласен. Для совести это пагубная вещь. Сначала ты идешь на маленький компромисс, потом на больший. Сейчас в России много людей, которые ждут изменений во власти, но они не могут произойти изнутри власти, которую как раз все устраивает и система отторгает всех, кто хочет изменений. Также она отторгла меня. Поэтому у меня был выбор без выбора — либо они со мной разделаются, либо уезжать из страны. И вообще я согласен с высказыванием известного актера, что Россия – некрофильская страна, где мертвых любят больше, чем живых.

«КРЫМ ОБЪЕДИНИЛ РОССИЮ ВОКРУГ ИДЕИ СПИ…ТЬ ЧТО-ТО  У СВОЕГО СОСЕДА. ЭТО ОШИБКА МОЯ, ОШИБКА РОССИИ, И ЭТУ ОШИБКУ НАДО ИСПРАВЛЯТЬ»
 
— Вы уехали, еще будучи депутатом Госдумы?

— Да, в октябре. Полномочия у нас формально были до 4 декабря. Но мы решили не дожидаться срока их окончания. Мы рассматривали разные варианты, но в силу менталитета, моих корней и моей позиции, которую я часто высказывал, решили переехать в Киев.

— Вы намерены получать гражданство Украины и строить свою жизнь здесь?

— А я уже гражданин Украины. 4 декабря закончились мои полномочия депутата Государственной думы, а 6 декабря я стал гражданином Украины.

 Вы дали показания Генеральной прокуратуре Украины. Расскажите, о чем именно.

— Я бы не хотел рассказывать материалы предварительного следствия, но вкратце… Да, я дал показания по делу о государственной измене Януковича. Я посчитал это своим долгом, помочь своей стране и изобличить этого негодяя. Ранее судимого уголовника, предавшего свой народ, бежавшего и обратившегося с просьбой ввести войска другого государства для уничтожения своих граждан. Мое твердое убеждение, что все эти слова и действия нужно переводить в юридическую плоскость. И давать им правовую оценку. Янукович — марионетка. Он подписал сам отречение, и его обращение ввести российские войска было незаконным. Вначале это обращение вообще писал крымский Аксенов. В России все секрет, но ничего не тайна. Потом в Кремле посчитали — кто такой Аксенов, если Янукович в России. И вот он пишет письмо президенту РФ о введении войск.

— Как вы воспринимаете события в Украине, революцию, войну за независимость?

-. Когда произошел Майдан, вся нормально мыслящая часть политической элиты России обрадовалась, что украинцы прогнали коррумпированную власть. В России ведь происходит то же самое. Очень маленькая группа захватила и грабит страну. А всех остальных наказывают карательными методами посредством Следственного комитета и ФСБ. Просто Россия гораздо аморфнее Украины и гораздо больше возможностей ее эксплуатировать, чтобы эта власть могла удержаться на своем месте. Поэтому в Кремле и взбесились, и кричали, что события в Украине — это рука Америки. А вдруг такое произойдет в Москве? Там же тоже огромное количество недовольных людей. В этом и была главная проблема. Задушить на корню и показать, что не дай Бог что-то подобное здесь произойдет.

— Как вы относитесь к тому, что Россия ведет войну против Украины на Донбассе?

— Это огромная беда. Ситуация в России сейчас как в нацистской Германии Гитлера. Все знали, что он уничтожает евреев, но продолжали с ним сотрудничать многие годы, делая вид, что ничего не происходит. Целое государство сошло с ума именно в псевдопатриотическом угаре. Многие вещи сейчас тождественны в России. Как сказал один известный писатель: «Что объединяет в России Ивана и Магомеда? Это возможность сп..ть что-то на халяву». Тогда уходят все национальные, религиозные, языковые разногласия. Крым стал такой лакмусовой бумажкой – он объединил Россию вокруг идеи что-то спи…ть у своего соседа. И многие граждане Крыма поступили бы таким же образом — у них то же мышление. Пришли бы американцы в Крым и сказали: сейчас здесь будет Америка и пенсии по тысяче долларов, так они бы и за Америку проголосовали. Война — это беда. Украинцы должны проявить максимум силы воли. Будут жертвы, но нужно отстоять свою территорию. Я вижу, что здесь очень высокий патриотический подъем. По-другому войну не выиграть никак. Иначе Украину будут давить и ломать, Кремль не остановится. Нынешней России ни в коем случае не нужна успешная Украина. Только со сменой этой власти может поменяться что-то, прозрение наступить.

— Что бы вы сказали тем россиянам, которые едут на Донбасс принимать участие в боевых действиях?

— За последние 20 лет в России, к сожалению, утратили систему воспитания. Сегодня воспитывает пропаганда. Когда молодым людям без образования, без профессии (их родители в основном асоциальные элементы), говорят каждый день: «жидобандеровцы, укрофашисты, враги «, у них возникает лжепатриотизм, они едут на войну. В первую очередь, потому что они не востребованы, не могут себя найти в России. И государство грязно паразитирует на них, используя их как «пушечное мясо». Тот же Моторола — работал на заправке. Он нигде и никогда не мог ничего добиться – и его легко было нанять и соблазнить ложным социальным лифтом. Такие люди всегда были в любом государстве.

 Почему все-таки Украина? Вы могли стать гражданином любой страны мира, а здесь все сложно, ведь феодализм, коррупция, они тоже широко распространены в нашем государстве, причем само государство еще только начинает создаваться, много хаоса, и есть немало разочарований. Жизнь в Украине – это путь борьбы.

— В свое время я заработал достаточно. Но я понял, что это не является целью моей жизни. Для меня самое главное — быть востребованным, быть полезным государству и обществу, достигать в своей работе определенных результатов, чтобы они были видимы, и стремиться к тому, чтобы сделать жизнь лучше вокруг себя. Ты едешь туда, где можешь найти дело. И Украина для меня – вторая родная страна. Здесь тоже мои корни, в Херсонской области. Поэтому я здесь не чувствую себя чужим, приезжим. Украина принимает всех, кто в нее верит. Есть много проблем, но есть вектор развития, есть дух свободы, есть люди нормальные. Первое, что мы увидели, приехав сюда — люди добрые, нормальные, нету злых лиц. Из Киева не хочется уезжать. В Европе ты всегда будешь чужой. Только третье поколение будет чувствовать себя не эмигрантами. Я человек, который всю жизнь работал на государство, что я там буду делать, кому служить? Да, жена у меня востребована, она часто ездит в Европу. Думаю, ей сейчас начнут чинить препоны в России.

— В Киеве был совершен теракт, был убит бывший российский журналист Павел Шеремет, обстоятельства говорят, что он мог стать жертвой российских спецслужб. Вы не боитесь, что вы также сейчас являетесь потенциальной мишенью для российских террористов, и за вами могут устроить охоту?

— Нельзя недооценивать любые риски. Но я тоже подготовленный человек. И риск есть. Но риск в Киеве для меня не выше, чем в Москве. Я готов к риску.

— Чем бы Вы хотели заниматься в Украине?

— В первую очередь, конечно, я бы хотел быть полезным стране, со всем багажом знаний, который у меня имеется. В России сегодня такие, как я, не нужны. Я сейчас нахожусь в стадии переговоров. Сначала я получил гражданство, потому что не будучи гражданином страны, сложно претендовать на занятие каких-либо государственных должностей. Мне не нужны привилегии, я буду стараться найти свое место в жизни, как все. Понимаю, что будет тяжело, непросто. Но это и есть свобода. Человек всегда сам может сделать свой выбор. Я свой выбор сделал.

Хотел бы процитировать В. Маяковского:

«Я хотел быть понят своей страной,

А не буду понят – что ж …..

Над родной страной я пройду стороной,

Как проходит косой дождь…»

Юрий Бутусов, «Цензор.НЕТ»
Фото: Наталия Шаромова, «Цензор.НЕТ»

 

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v