RSS

«Если тебе не открывают, то нужно выбить двери». Интервью с активистом ДНР

  • Written by:

Повстанцы Юго-Востока Украины, кто они? В эти до предела наэлектрелизованные весенние дни нейтральных людей и мнений, кажется, не осталось. Для одних они титаны из стали, рыцари без страха и упрека. Для других — бандиты, ватники, террористы и вырожденцы.

В реальности неправы обе стороны. Они не титаны, хотя среди них, несомненно, должны быть смелые люди. И, разумеется, не ватники и не бандиты поголовно, хотя очевидно, что любая экстремальная ситуация привлекает к себе массу людей, имеющих своеобразные взгляды на мироустройство. Герой нашего интервью один из таких.

Александр Матюшин, высокий, худощавый и жилистый парень лет 30, на первый взгляд похож на небогатого московского неформала (две крупные серьги в ушах только усиливают это впечатление), если бы не жесткий, местами шальной и одновременно, не лишенный обаяния и ума взгляд. Мне отрекомендовали его, как неофициального дипломатического представителя руководства ДНР, который приехал налаживать связи среди московской политической тусовки, так как у него имелись давние контакты с различным политическими организациями несистемного толка — от НБП до «евразийцев».

Надеюсь, наша беседа сможет пролить свет на то, что из себя представляют активисты и лидеры донецкой герильи.

Александр, расскажи, пожалуйста, как получилось, что ты оказался в самом центре событий, связанных с мятежом на Донбассе?

С 2005 года, с момента создания движения ДНР (Донецкой Народной Республики — ред.) я активно участвую в ее деятельности. И, когда мы пришли к власти /поправляется/, когда произошла революция, а ДНР была ее авангардом, я тоже принял и принимаю активное участие в ее деятельности.

Я являюсь доверенным лицом сопредседателя ДНР (Андрея Курнина), от лица которого имею право вести переговоры, заключать союзы с дружественными организациями на территории бывшей Украины, на территории Российской Федерации, Республики Белоруссиии и других государств постсоветского пространства, где есть дружественные нам силы, готовые нам помогать. И мы, в свою очередь, в будущем готовы им помочь.

Когда ты говоришь, что Украина бывшая, что ты имеешь ввиду?

Для меня Украина – уже мертвое государство. Кроме того, она никогда не было моей родиной – всегда считал её оккупационным государством, которое захватило мои земли и насильно их украинизировало. А мои предки, донские казаки, с XVI века служат России. Генерал Гоффман сказал, что в 17-м году государство Украина родилось благодаря его стараниям и шутке, а не благодаря стараниям украинского народа.

Тем более, не забывай, что сейчас Украина активно атакует, пытаясь уничтожить мою республику. И, наконец, для меня украинское государство – враг, который преследовал уголовно меня и моих соратников.

За что тебя преследовали?

Я отсидел три года за сепаратизм и создание незаконных вооруженных формирований. По этим же статьям проходило много моих соратников.

То есть, ты, можно сказать, сепаратист со стажем?

Да, я участвую в движении с 2004 года. Я выступал и выступаю за самоопределение Донбасса как русской независимой территории, за создание там русского государства. А после последнего Майдана это дошло до большинства дончан.

Скажи, а были шансы у новой власти Украины поладить с Донбассом?

Конечно, были. Новая украинская власть допустила множество ошибок. В первую очередь, это обещание провести нам насильственную украинизацию. Они еще власть захватить толком не успели, но первым делом решили отменить закон о региональных языках.

Но они же сдали назад почти сразу?

Они этим тут так хорошо подогрели, что потом, когда они отыграли ситуацию, общая масса уже слышать ничего не хотела.

Они не хотели считаться с народом Донбасса. Людям было вполне достаточно мягкой федерализации по типу Крыма, где формально Крым был республикой, а неформально все равно всем рулил Киев. То есть, берите самоуправления, сколько захотите. Статус русского языка — чтобы не на уровне закона (который одна рада приняла, другая пришла и отменила), а закрепленный в конституции. В составе Украины мы бы остались, ну, разумеется, оставив себе основную часть денег, которую мы зарабатываем у себя на земле. Но им такой вариант не нравился. Не захотели по-хорошему — вот теперь пусть хавают.

А сейчас уже дороги назад нет – кровь пролилась, дончане почувствовали, что они уже сформировавшаяся нация. Что они могут решать вопросы самостоятельно.

Сознание дончан сильно изменилось за прошедшие два месяца «Русской весны», я тебе скажу. Если раньше народ при виде мента гнул спину и прятался, то теперь он гордо распрямляет плечи. Народу нравится, что если тебе не открывают двери, то двери нужно выбить. Народ почувствовал дух свободы. Он стал вольным, и обратно в ярмо его уже не загонишь.

По твоим оценкам, как распределяются сейчас предпочтения людей? Какая часть хочет оставаться в Украине, какая часть хочет войти в состав РФ, какая хочет самостоятельности?

Думаю, что процентов 50 хотят независимости, процентов 40 хотели бы уйти в Россию, и процентов 10 — остаться в Украине.

Люди понимают вообще, какие проблемы у них возникнут – ведь такое государство не признает ни одна страна в мире — ну, разве что кроме стран вроде Северной Кореи или  Кубы?

Донбасс всегда был индустриальным сердцем Российской империи, у нас развитая промышленность. Поэтому люди рассчитывают, что сюда придет российский капитал, будет развитие. Мы будем получать дешевые российские энергоносители, на уровне внутренних цен в Российской Федерации. Это позволит нашей продукции быть конкурентоспособной на внешних рынках.

А проблемы — например, с выездом за границу с паспортом непризнанного государства, — людей не пугают?

Что касается выезда за границу – ты знаешь, что большинство дончан и раньше не особо разъезжали по морям. У нас тут Азовское море есть. Да и Крым, я тебе скажу, сейчас получит российские инвестиции, и там все будет отлично. Поедут туда.

Ну, а сам то ты каким хотел бы видеть Донбасс — в составе России или независимым?

Я хочу видеть Донбасс вольной славянской Чечней. В мечтах, конечно.

Это как – этакое «Гуляй-Поле», как при Дудаеве, что ли?

/Смеется/ Мне нравится американское выражение – моя свобода заканчивается там, куда долетает пуля моего соседа.

Поэтому меня лично устроил бы вариант: вооруженный офшор под ядерным зонтиком.

Остальные жители Донбасса вообще в курсе того, о чем мечтают активисты ДНР?

/Смеется/

Кстати, в таком случае, каких взглядов ты придерживаешься.

Анархист, точнее, национал-анархист.

Твое отношение к Путину?

Раньше я Путина не воспринимал, и даже презирал его за то, что он подавлял русское самосознание. А сейчас он нам помогает отстаивать наши интересы, и я ему в какой-то степени за это благодарен.

А тебя не смущает тот факт, что эта помощь русским Путиным получается слишком уж выборочной?

Я вовсе не член фан-клуба Путина и допускаю, что Путин тут преследует какие-то свои интересы прежде всего. Но сейчас они совпадают с моими. Поэтому я поддерживаю, то что он делает сейчас на Украине.

Ты же прекрасно знаешь, что русских на Украине никто не притеснял в отличие от стран Средней Азии.

Да,  у нас не было такого пресса по отношению к русским, как в Азии. Но согласись, что в отличие от какой-нибудь Туркмении мы здесь у себя дома. И когда какая-нибудь клоунша из Ивано-Франковска начинает идиотничать на тему, как нам называть своих детей, это вызывает недоумение.

Что касается русских в Средней Азии, то если они начнут борьбу за освобождение, как мы здесь на Украине, тогда мы, дончане, придем к ним на помощь. Никакого нейтралитета.

Ты говоришь, что дончане придут на помощь русским в Средней Азии, а если, предположим, в России, в Москве народ поднимет бунт против действующего режима? Будете ли вы поддерживать нейтралитет — вам же Путин помог?

Ты знаешь, я надеюсь что это случиться — я еще в 2008 году в интервью Павлу Зарифуллину (Евразийский Союз) говорил, что возрождение Руси начнется с Донбасса. И думаю, что русские националисты посмотрят, что можно бороться за свои права и победить, и у них произойдет возрождение духа вольности, духа Святой Руси. И они тоже восстановят свои права. И если народ в России восстанет, то лично я и мои друзья приедем вас поддерживать.

Ты вчера посетил мероприятие нацдемов (НДП) , которые поддержали «Русскую весну». Ты в курсе, что не все националисты в России занимают аналогичную позицию? Более того, например, на другой акции националистов, шествии «Русский Первомай» в начале колонны несли баннер «Героям слава». Говорят, были и украинские флаги.

Да, я прекрасно знаю об этом. Я могу только сказать, что потом им будет стыдно за это.

Хотя могу сказать, что как националист, я долгое время дружил с украинскими националистами. Например, участвовал в деятельности партии «Братство» Дмитро Корчинского. А сейчас в «Братстве», вступившем в «Правый сектор», осталось много моих друзей. И сейчас, возможно, кто-то из них поехал к нам в составе Национальной гвардии.

С другой стороны, многие мои друзья взяли в руки оружие для защиты Донбасса, для защиты Славянска и отстреливаются с другой стороны баррикад. Что поделаешь, война есть война.

Ты принимал непосредственное участие в захвате административных зданий Донецка?

С самого начала мы участвовали как боевое крыло донецкой революции. Всегда были в первых рядах. 1-го марта (когда произошел первый штурм областной администрации — ред.) моя группа принимала активное участие,  и есть видео, где движется наша колонна из 300 человек, и я ее веду. К сожалению, штурм тогда был неудачным — внутрь мы не смогли попасть. Но, тем не менее, в конечном итоге, 3 марта мы ее взяли. 6 марта мы здание взяли (правда, потом нас милиция обманом  вывела оттуда — под предлогом, что здание заминировано). Потом было еще несколько штурмов. И во всех последующих захватах СБУ, прокуратур и других административных зданий, я и мои люди принимали активное участие. И конечный итог: 6 апреля мы опять захватили здание обладминистрации, которое удерживаем до сих пор.

Значит, твоя группа насчитывает 300 человек?

Сейчас чуть меньше — просто были люди из других городов, которые нас поддержали, а потом уехали наводить порядок у себя в городе. В отряде имеется огнестрельное оружие, но мы ходим и с обычными дубинками, и со спецсредствами, положенными по штату сотрудникам милиции. Все это досталось в результате боев, как трофеи – оружие «отжималось» у ментов или у радикально настроенных правосеков (представителей движения «Правый сектор» – ред.)

У правосеков было оружие?

Бывало. Попадались личности, вооруженные спецсредствами, газовыми баллончиками, дубинками, состоящими на вооружении у милиции.

Ты говорил, что в числе людей, штурмовавших Донецкую областную администрацию, были люди из других городов. Они только из Украины, или же слухи о том, что среди бунтовщиков было много людей из России – правда?

Да, особенно поначалу.

Были среди них представители российских спецслужб?

Вполне возможно, что кто-то был. Но лично мне никто из них не докладывался.

Какой процент от тех людей, которые сейчас держат оборону в том же Донецке, прибыли из России?

По всему Донецку не знаю. Да и на глаз – сейчас их довольно мало. А вот в начале «Русской весны» был большой процент. Могу сказать, что при штурме областной администрации по моим прикидкам при штурме их было человек пятьдесят, не меньше.

А вообще нас было человек пятьсот. Это актив. В целом, конечно, людей было гораздо больше, но тех, кто непосредственно принимал участие, бил окна, ломал ворота, толкался с ВВшниками, было не больше шестьсот человек.

Ты имеешь в виду тот штурм, в котором люди Губарева принимали участие? (Павел Губарев  – самопровозглашенный «народный» губернатор Донбасса, в настоящее время арестован – ред.)

Да.

Как ты относишься к Губареву, кстати?

К Губареву я не очень хорошо отношусь. Это самовлюбленный человек, неспособный на конструктив и стратегическое мышление. Это лично мое мнение, потому что я за ним наблюдал в процессе его так называемого правления. Он делал ошибку на ошибке и не желал прислушиваться к мнению других людей. Мы видим результаты его деятельности: ему дали власть, он продержался у власти пять дней и за эти пять дней чуть было все не про…л. Потому что был занят тем, что обнимался с бабушками и девушками перед объективами и давал интервью для прессы.

Почему такое плохое обращение с прессой — ваши люди не отдают себе отчета в том, что подобным отношением вы гарантированно получите негативное освещение вашей деятельности?

Пресса в массе своей неадекватно освещает ситуацию, это раз. Два: если речь идет о Славянске, то речь идет об условиях военного времени, и под видом журналистов туда пробираются какие-то шпионы. Кстати, Ирму Крат (известная активистка Евромайдана, схваченная самообороной Славянска за «шпионаж») поймали потому, что в Славянске введен усиленный надзор за журналистами.

Ну предположим, Ирма Крат для вас враг. Но зачем ваши, например, взяли корреспондента КП, держали ее в подвале двое суток?

Когда выяснили, что она корреспондент КП, мы ее выпустили.

Зачем ее было вообще хватать?

Я же говорю, уйма провокаторов под личиной журналистов пытаются проникнуть. С другой стороны, у нас тут в Донецке есть много адекватных журналистов, в том числе зарубежных, даже американец, кажется, есть. Они нормально себя ведут, и мы их везде пропускаем.

А что касается Славянска, то, может, Пономарев  малость и перебарщивает, но это объяснимо. У них война там.

Правду ли говорят, что у многих людей, принимающих активное участие в событиях, имеется криминальное прошлое?

Да, это так. У нас среди активистов немалое количество людей, которые в 90-е входили в различные криминальные группировки, были бригадирами. Лихие 90-е минули, они остались не у дел. Кто поудачливее, смог выбиться в коммерсанты, кто-то стал таксистом. Эти люди обладают определенными навыками, скажем так, кризис-менеджмента, и многие из них сейчас встали на защиту Родины.

Как ты относишься к Пономареву?

Я отношусь к нему, как к человеку, взявшему на себя ответственность за один из самых сложных районов нашей обороны, который намерен сделать из Славянска донецкие Фермопилы.

Это разве вяжется с убийствами и похищениями мирных людей? Кому понадобилось убивать депутата Рыбака, да еще таким зверским способом?

Я думаю, что это украинские спецслужбы убили, чтобы нас обвинить.

Есть же видео, где депутата хватают люди в масках прямо на крыльце администрации и уводят. Есть записи телефонных переговоров, обнародованных СБУ, в которых Пономарев прямо дает указание разобраться с Рыбаком, и буквально в тот же день его воруют и убивают.

Похитить его могли быть специально засланные люди, провокаторы. А запись разговора подделать. Уверен, что Пономарев не отдавал такого приказа.

Если бы его просто грохнули, то я бы мог поверить в твою версию событий. Хотя лично я не вижу смысла в убийстве депутата горсовета, пусть и оппозиционного. Меня настораживает то, как это убийство совершенно. Многие мои знакомые, в том числе выросшие и вставшие на ноги в 90-е, не могут понять зачем понадобилось это вспарывание живота. Как сказано в бессмертной комедии Данелии – «это не наш метод». Если бы этого не было, я бы мог подумать, что это были пономаревцы. Но этот антураж, плюс непонятное убийство второго парнишки, 18-летнего, которому тоже живот вспороли, наводит меня на мысль, что это сделали боевики с западной Украины, чтобы обвинить в этом самооборону и Пономарева.  Наши люди знают множество способов, как спрятать труп так, чтобы его никогда не нашли. У нас тут терриконов вокруг полно. Там, если труп закопать, от него ничего не останется очень быстро. А Рыбака сразу же нашли. Это наводит на мысль, что того и добивались.

Но ты хотя бы не отрицаешь, что, судя по его словам и действиям, Пономарев производит впечатление человека полностью упоротого?

В историю входили люди и поупоротее. Пономарев – это человек с душой воина. Он может повести за собой других людей на подвиги, которые не уступят подвигам 300 спартанцев.

Зачем 28 апреля вашими людьми была так жестко разогнано шествие за единство страны в Донецке, в котором принимали участие старики, женщины и дети? Как это понимать?

Это не было мирным шествием. Там был представлен «Правый сектор». Это мероприятие «За Украину» имело своей целью показать представителям иностранных СМИ, что здесь кому-то интересна Украина. Мы показали, что она никому не интересна.

А смысл? Весь весь мир обошли фото, на которых избитые и окровавленные люди с украинскими флагами. Почему просто не дать им пройти, хотя бы для того, чтобы в СМИ не было негативной картинки?

Я еще раз говорю, там был «Правый сектор», который намеревался устроить провокацию. Но, благодаря лучшему знанию города, мы их разогнали. Что касается стариков, то их мы не трогали – думаю, их свои же и поколотили, для фотосессии.

PS: Герой моего интервью уже вернулся к себе на Донбасс и скинул мне СМСку. « Только что взяли СБУ».

 

 Беседовал Федор Клименко

 

От Редакции:


Данное интервью является первым в нашей галерее портретов тех, кто сейчас делает погоду в гражданском противостоянии в Украине. Мы не очень хорошо знакомы с этими людьми, а между тем внезапно именно они стали хедлайнерами всех мировых новостей. Читайте наши следующие интервью, в которых мы познакомим вас с новыми лицами русско-украинской и теперь уже, видимо, мировой истории.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v