RSS

Голышев: «Переговоры в Москве не про «форму линии», а про бомбёжки — будут они или нет»

  • Written by:

Украинцы опасаются того, что европейцы, придерживаясь традиционной еще со времен Мюнхенского пакта тактики «умилостивления агрессора», продавят неприемлемый для Украины «мирный план».  Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд по итогам переговоров с президентом России Владимиром Путиным могут принять «дорожную карту» по урегулированию конфликта на Донбассе.

С нашим постоянным комментатором — публицистом и драматургом Владимиром Голышевым мы побеседовали в момент, когда переговоры Порошенко с Олландом и Меркель только-только начались. Никаких официальных комментариев об их содержании еще не поступило. Единственным источником информации на тот момент была публикация российской газеты «Коммерсант». В ней говорилось о том, что Олланд и Меркель приехали, чтобы надовить на Порошенко и добиться от него выполнения всех условий Путина. В противном случае, они якобы откажут Украине в финансовой поддержке. Позже выяснилось, что информация «Коммерсанта» — ложь. Но разговаривали мы с нашим экспертом именно на этом безрадостном фоне. Впрочем, Владимира он не смутил…

— Ну что, Владимир, всё возвращается на круги своя: европейские лидеры снова взяли курс на умиротворение агрессора, от Порошенко требуют принять путинский ультиматум, Кремль может праздновать победу?

— Кремль будет праздновать «победу» в любом случае. Потому что Путин обречен всех «переигрывать». Из любого положения. В любой ситуации. Сегодня вы об этом можете узнать не только из российских, но и из украинских СМИ. И там, и там говорят о том, что украинское руководство дышит на ладан, что народ бунтует, что армией управляют то ли предатели, то ли сантехники с незаконченным средним образованием. И только легендарный комбат «Семен Семенченко» как-то пытается спасти положение…

girl_tank_sigar1

— Но то, что Олланд и Меркель приехали склонять Порошенко к соглашению на условиях Путина, это же не чья-то выдумка, а факт. От Порошенко требуют согласиться перенести линию разделения туда, куда указал Путин. По словам Лаврова, если бы Порошенко на это предложение согласился сразу, Мариуполь бы избежал обстрела. Теперь получается, что украинская сторона поддаётся на шантаж.

— Украинская сторона, как известно на шантаж не поддалась и приняла бой. Давайте подведём итоги. Противник так и не смог взять штурмом Донецкий аэропорт и был вынужден его полностью уничтожить. Террористы совершили несколько страшных злодеяний в отношении мироного населения, два из которых заставили содрогнуться весь мир — Волноваха и Мариуполь. И наконец, масштабная войсковая операция в районе Дебальцевского выступа, несмотря на беспрецедентные потери атакующей стороны, так и не закончилась котлом. То есть, то, чем грозил Путин, оказалось Украине по зубам. «Эти готовы. Несите следующих», — как бы сказала она агрессору. И на этой оптимистической ноте возник шанс на новую паузу в войне. Срочный вылет в Киев Керри, Олланда и Меркель свидетельствет о том, какое огромное значение они придают этому моменту.

— Если украинская армия так успешно отразила атаку, как вы говорите, почему тогда Украина вынуждена опять идти на уступки Путину?

— Ну, содержание переговоров в Москве, которые еще только предстоят, мы «знаем» со слов российской газеты «Коммерсант» и некоторых других кремлёвских сливных бачков. Украинские СМИ, не задумываясь, ретранслируют эти заведомо недобросовестные измышления. В реальности же мы видим своего рода «совет в Филях» — Запад и Украина распределяют роли в грядущем дипломатическом спектакле, смысл которого — связать по рукам и ногам Путина так, чтобы война, которая уже стучится в небо, не начиналась как можно дольше.

— А почему «стучится в небо»?

— Потому что добиться хоть какого-то успеха обычными вооружениями «минус небо» Путин не в состоянии. Теперь это уже понятно. При огромном пресвосходстве в живой силе и бронетехнике его бойцы не в состоянии решить ни одной задачи сложнее, чем сравнять с лицом земли пару сооружений или временно занять блок-пост. И всё это ценой колосальных потерь. Единственный выход — в очередной раз изменить формат войны, добавив к нему авиацию и тактические ракеты. Собственно, Путин уже этим пригрозил — недавние «утки» про атаку с воздуха «штурмовика ВВС ЛНР» и про «сбитую укропскую сушку», как раз об этом.

— Какие последствия для Украины может иметь подключение «неба»?

— Ну это, понятное дело, новые жертвы, большие потери, разрушения. Впрочем, картинка будет отличаться от того, что рисуется в головах московских стратегов. Во-первых, украинская система ПВО достаточно современная и надёжная. Лёгкой прогулки по небу у «авиации ЛНР/ДНР» не будет. Кроме того, в Украину наверняка будут доставлены современные мобильные средства ПВО из США и других стран НАТО. А проблему квалифицированного персонала решат сотрудники ЧВК, о которых так много сказок сочинил реконструктор Гиркин, сбежавший из Славянска. Другая проблема — украинская авиация, которая с этого момента сможет ни в чём себе не отказывать. Конечно, у России более, чем 10-кратное превосходство в самолётах. Но если вычеркнуть те, что несут боевое дежурство по периметру российских границ, и те, что не могут быть задействованы в Украине по каким-то иным причинам, превосходство это существенно уменьшится. И тогда подключение авиации стран, поддерживающих Украину, позволит легко обеспечить паритет и даже превосходство. Про ракеты можно сказать примерно то же самое: преимущество России неочевидно, паритет достижим достаточно быстро. Важно понимать, что нынешняя сдержаность США и НАТО продиктованы стремлением не допустить расширения формата войны. Если все красные линии Россией будут перейдены, на принятие жестких решений США и НАТО потребуются считанные часы. Никаких «китайских предупреждений» не будет. Просто по заранее намеченным целям будет нанесена серия ударов. И всё.

— Тем не менее, в Киеве говорят только про мир. И в Москву Олланд и Меркель повезут именно мирные предложения.

— А разве в том «авиационно-ракетном апокалипсисе», который я нарисовал, есть что-то хорошее? Конечно, весь мир заинтересован в том, чтобы его недопустить или хотя бы отсрочить! И больше всех — Украина. Потому что для нее новое качество войны — это новые жертвы и разрушения.

— Тем не менее, получается, что украинские военные, погибшие во второй половине января — напрасные жертвы. Украине всё равно приходится соглашаться с путинскими предложениями.

— Нет, конечно! Украина может принять только предложения международных посредников — Олланда и Меркель — но никак не предложения Путина. Их предложения, наверняка, будут носить компромиссный характер. То есть, в них будет что-то такое, что Путин может преподнести, как свою победу. С другой стороны, цель всего этого манёвра — новое перемирие на таких условиях, которые Путину будет непросто нарушить.

— Но ведь линия разделения пройдёт так, как хотел Путин, а не в соответствии с «Минскими соглашениями»?

— Есть такое мнение. На мой взгляд это очень грамотная уступка — для Путина она имеет огромную символическую ценность, а Украина от этого почти ничего не теряет.

— А как же 500 кв. километров, на которые террористы расширили подконтрольные им территории?

— Взгляните на карту. Большая часть этих территорий не имеет стратегического значения. Потому они и были относительно легко захвачены. С другой стороны, на ключевых направлениях — на подступах к Мариуполю, в район Донецкого аэропорта и, самое главное, на Дебальцевской дуге — линия противостояния передвинулась лишь на несколько километров. В ходе боестолкновения иногда каждый метр имеет значение, но целью переговоров является прекращение огня и отвод тяжелой техники и артилерии от линии соприкосновения. Если же противник это не сделает, всё останется, как есть. Только и всего. Так уже было не раз. Подлинная дилемма, которая решается на этих переговорах это не форма линии, а то, будут ли завтра в Украине бомбёжки или нет. Именно поэтому в Киев слетелись первые лица ведущих мировых держав. Именно поэтому в США в экстренном порядке решается вопрос поставок в Украину оружия, а Литва и Латвия его уже начали поставлять. Именно поэтому на ближайшие дни намечены важнейшие совещания НАТО. Если попытка навязать Путину мир провалится, США и НАТО будут готовы действовать быстро и решительно. Но это будет форс-мажор, который всем хотелось бы избежать.

— Ну хорошо, а что с политической составляющей переговоров? Путин, как известно, предлагал Украине «чеченский вариант» — признать полевых командиров оккупированной части Донбасса законной властью, предоставить этим территориям автономию и взять ее на своё полное обеспечение. Украине придётся на это пойти?

— А что в этом нового? Украина уже принимала закон об особом статусе и закон об амнистии. Делались заявления об особой экономической зоне. Всё это нормальные дипломатические инструменты. И в этот раз, возможно, будет придумана какая-нибудь обтекаемая формула, соответствующая пожеланиям Кремля. В свою очередь, Кремль тоже возьмёт на себя обязательства, которые не собирается выполнять. Будут взаимные обвинения, упрёки… А в сухом остатке Украина получит еще одну отсрочку, в которой она сейчас жизненно заинтересована. Надо подготовить бомбоубежища, привести в состояние полной боевой готовности средства ПВО, авиацию, ракеты. НАТО необходимо развернуть 6 командных пунктов в Восточной Европе, увеличить численность группировки в 2,5 раза. Много дел.

— То есть, по-вашему, война неизбежна?

— Именно из этого и надо исходить! Это единственный шанс войны избежать. Военные приготовления сами по себе мощный сдерживющий фактор. Легко нападать исподтишка — как на Крым. Когда страна готова к отражению атаки — получается уже горадо хуже. А ведь Путин в январе-февраля этого года имел дело только с украинской армией и украинским оружием. Прибавят ли ему воинственности военные приготовления со стороны США и НАТО? Не думаю. Между тем, чем дольше длится отсрочка, тем больше груз внутренних проблем, которые в итоге могут вообще поставить крест на российской экспансии. Таким образом у Украины и ее западных партнёров чёткие и понятные цели: максимально долгое перемирие, масштабные военные приготовления, дальнейшее содействие разрушению российской экономики. Любые решения, любые бумаги, какие придётся подписать для того, чтобы решить эти задачи — ничего не стоят. Ни одна из них не будет выполнена.

— Но не превратится ли тогда Донбасс в «еще одно Приднестровье»?

— А вы заметили, что буквально на днях произошла обратная метаморфоза — Приднестровье превратилось в «Донбасс». Из-за снижения курса рубля тамошнее руководство попросило у России еще 100 миллионов на социальные выплаты. Москва ответила не Тирасполю, а Кишинёву: «Забирайте их себе и сами кормите. Только автономию предостаить не забудьте». На этом фоне заикаться о «Приднестровье» на Донбассе могут только уж совсем наивные люди. Нет и не будет больше никаких «приднестровий»! Российская Федерация, примерявшая корону мировой сверхдержавы, постепенно теряет даже скромный статус державы региональной. А завтра она будет решать проблему сохранения собственной территориальной целостности. И, я полагаю, не сможет ее решить. Так что никакого замороженного конфликта на Донбассе не может быть. Может быть резкое обострение, или постепенное ослабление и отползание. Так или иначе, российское присутствие на Донбассе — это ненадолго.

111111

Беседовала Олеся Кононенко

 

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v