RSS

Михаил Белецкий: Война на Донбассе и европейский курс Украины

  • Written by:

Нет нужды говорить о том, насколько сейчас плохи отношения между Россией и Украиной. Поддержка Кремлем режима всенародно ненавидимого Януковича, аннексия Крыма, развязывание гибридной войны на Донбассе, чудовищная по своему цинизму и мощи пропагандистская кампания, направленная на разжигание в россиянах ненависти к народу, который они еще вчера называли братским – все это создало не просто трещину, а пропасть между странами и людьми.

Совершенно очевидно: должно смениться не одно поколение, чтобы были залечены нанесенные раны. Однако наши страны находятся не на разных континентах, а тесно соседствуют. Этот факт, а также то, что, несмотря на все произошедшее, множество людей продолжают и будут продолжать контакты между собой просто по причине родственных связей, приходится принимать во внимание даже самым категоричным сторонникам строительства стены между Украиной и РФ.

Понятно, что война, развязанная российским руководством при (чего уж греха таить) массовой поддержке россиян (Дмитрий Киселев и Ко едят свой хлеб не зря) не может быть остановлена ничем иным, кроме смены нынешнего режима в Кремле и момента отрезвления в обществе. А для этого необходимо не только раскаяние, но и понимание произошедшего. Чтобы добиться такого понимания, необходимо слышать другую сторону.

В связи с этим редакция Русского Монитора приняла решение чаще предоставлять слово украинским журналистам и политикам, чтобы наша российская аудитория могла ознакомиться с украинской точкой зрения по проблемам, жизненно важным для наших стран.

Сегодня мы представляем вниманию наших читателей статью Михаила Белецкого, главного редактора Национальной радиокомпании Украины, заместителя директора Radio Ukraine International.

Редакция


beletskii

Михаил Белецкий

Есть два варианта решения территориальной проблемы Украины, возникшей из-за агрессии Российской Федерации: либо дожидаться благоприятного положения геополитических звезд, и усиления давления на Россию мирового сообщества. Либо медленно, политкой малых шагов, приближать цель восстановления путем проведения реформ, искоренения коррупции, стремления к европейским ценностям.

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Поэтому нет смысла гадать, могла бы история взаимоотношения между независимыми Россией   и Украиной продолжиться по-другому, хотя тень войны всегда незримо присутствовала за любым переговорным столом.

Начиная еще с известной речи Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года, которую многие сравнивали с фултоновской речью Черчилля, были обозначены контуры политического представления России о новом миропорядке, в котором Украина должна была довольствоваться ролью вечной «младшей сестры».

Метод «кнута и пряника», используемый Западом в принуждении России к миру, к сожалению, оказался не слишком эффективным. Возможно виной тому цены на нефть, которые, к сожалению, на закрепились на отметках в 10-15 долларов за баррель, что могло бы ускорить покладистость России. Но дело даже не в жесткости экономических санкций. И даже не в единстве стремления Европейского Союза и Соединенных Штатов, обеспечить которое – отдельная задача. Проблема в том, что российская политическая верхушка (во всяком случае, публично), не подает никаких сигналов, свидетельствующих о том, что в Кремле понимают причинно-следственную связь между аннексией Крыма, войной на Донбассе и пролонгированием санкционного режима в торговле с Россией. Несмотря на то, что эту мысль Путину пытаются донести даже прямым текстом.

Но, судя, по недавнему выступлению президента России Владимира Путина на Петербургском международном экономическом форуме, Россия пока не собирается отказываться от избранной роли «местного хулигана». «Мы помним, с чего всё началось. Россия, — заявил Путин, -не была инициатором сегодняшнего развала, разлада и проблем, введения санкций. Все наши действия были и остаются исключительно ответными. Но мы, что называется, как у нас в народе говорят, зла не держим и готовы идти навстречу нашим европейским партнёрам. Но это, безусловно, не может быть игрой в одни ворота.»

Такое понимание логики событий, не оставляет иных вариантов, кроме прессинга, для убеждения России в необходимости придерживаться правил, которые могут не нравиться.

Путину слишком долго давали возможность «сохранить лицо», чтобы остановиться и выйти из созданной Россией ситуации только с имиджевыми потерями, как это было в августе 2008 года, во время «принуждения Грузии к миру». Теперь, когда все ощутимее проявляются экономические (бегство инвесторов, растущие инфляционные риски), на кону не только репутация, но и реальная стагнация, которую прогнозируют отечественные и зарубежные экономисты. Пока, правда, правящей верхушке удается убеждать народ, что «на Украине еще хуже», но надолго ли этого хватит? Но стоит лишь только оторвать взгляд от телевизоров, и заглянуть в холодильники, чтобы понять, что заклинания типа «Крым наш!», «Наши деды воевали!» и «Можем повторить!» уже не согревают душу как раньше.

Вполне уместно предположить, что цена, которую Россия продолжает платить за аннексию Крыма, войну на Донбассе и сирийскую авантюру, давно превзошла виртуальные геополитические дивиденды, на которые рассчитывали в Кремле, готовясь к триумфальному шествию «русского мира» по пост-советскому пространству.

Но, с другой стороны, нельзя не признать: чем дольше продолжается неопределенность с выполнением Минских соглашений, тем ничтожнее становится вероятность того, что российское руководство сменит риторику, и продемонстрирует готовность обсуждать условия капитуляции. И, как свидетельствуют последние новости из Брюсселя, там хорошо помнят, что отсутствие упоминании Крыма в Минских соглашениях, не означает готовности признать его частью Российской Федерации. До 23 июня 2017 года остаются в силе запрет на импорт продукции, имеющей крымское происхождение, заход круизных суден в крымские гавани, полеты воздушных суден.

Евросоюз остается приверженцем основополагающих ценностей, на которых основан. И эта система ценностей, фундаментом которой остаются права человека, не позволяют закрыть глаза на роль России в том. что в Украине погибло более 10 тысяч граждан, 20 тысяч были ранены и почти 2 миллиона граждан Украины стали внутренне перемещенными лицами.

Эта статистика – не самый лучший фон для рассуждений о поэтапной отмене санкционного режима, в случае демонстрации Россией готовности выполнять Минские соглашения: вывести войска, прекратить поставлять оружие террористам, обеспечить реальный доступ миссии ОБСЕ на украинско-российскую границу.

Европейские санкции – это необходимое, но недостаточное условие для возвращения России из «русского мира» в реальный. В котором действует единая система ценностей, уважаются права человека, и документы, составляющие основу международного права.

Более действенным рычагом для создания условий пересмотра нео-имперской российской политики может стать осознание того, что Украина уже никогда не вернется в орбиту российских постсоветских проектов. Этому есть реальные свидетельства. За последние несколько лет в Украине не осталось областей, где бы доля торговли со странами СНГ превышала бы 50%. Это в полной мере относится к Донецкой и Луганской областях, ставших объектами российской агрессии. По данным Государственного комитета статистики, Луганщина – безусловный лидер в евроинтеграции Украины – в первом квартале 2016 года экспорт ее предприятий в страны Евросоюза вырос в десять раз.

Вступление в силу Соглашения о Зоне свободной торговли с ЕС поставило точку в дискуссии, уверена ли Украина в своем европейском курсе. Вне зависимости от того, как долго будет тлеть конфликт на Востоке.

Михаил Белецкий

Комментарии

Комментарии