RSS

Владимир Голышев: Война в Украине для России — не коммерческий проект, а повинность

Наш постоянный комментатор Владимир Голышев сегодня рассказал, почему не испытывает оптимизма от Марша Мира в Москве и каковы мотивы Путина относительно войны в Украине.

— Итак, Владимир, несмотря на ваш пессимизм, Марш Мира 21 сентября состоялся. И был необычно многочисленным. Флаги России, флаги Украины. Это было реально круто. Жалко, вас там не было. Кстати, почему? Может, объясните свое злорадство в отношении нашего Марша? Мы за мир в Украине — и вы за мир в Украине? Чем мы вам не товарищи?

— Ну, Путин же не зря восхищается Геббельсом, «который всегда добивался своих целей». И в этот раз Владимир Владимирович не подкачал. Цель — продемонстрировать всему миру «традиционное российское миролюбие». Путинская «оппозиционная» агентура получила соответствующее распоряжение, взяла под козырек, свистнула, — и вот уже старая добрая «болотная массовка» уныло бредет по привычному маршруту — туда, куда Путину надо, чтобы она брела. Это было реально круто!

— Вы, что же, правда, думаете, что нас по этому маршруту Путин послал? Мы, вообще-то, сами вышли. И вы видели, в каком даже для нас неожиданном количестве. Чем это плохо для Украины?

— Индюк тоже думал, что это экскурсия, когда его принесли на кухню… Не важно, что об этом думаете вы. Потому что вы играете по правилам, которые для вас пишет Путин. Полгода вы пролежали на печи. Почему? Потому что ждали высочайшего соизволения. Оно поступило — вы вышли. Не поступило бы — остались бы на печи. Количество — не большое, не маленькое, а обычное «болотное». Представители «болотной субкультуры», сформировавшейся в 2012 году, истосковались по культурно-массовым мероприятиям и были рады тряхнуть стариной.

— Ну, хорошо, пусть будет по-вашему. Мы и себе приятное сделали. И украинцам показали, что Россия — не однородная пропутинская биомасса. Это уже важно для обеих сторон. Но меня больше интересует сейчас видимый идеологический конфликт «левых» лозунгов, который проявился на это марше. Очень тяжело понять, можно ли в России быть левым и при этом не быть советским? Что значит «Долой любую войну, кроме классовой»? Разве не классовая война сейчас в Украине?

— Ну, если судить по высказываниям в соцсетях, украинцам это не интересно. Так что ваша «неоднородность» — исключительно для внутреннего употребления. Война — суровый зодчий, работает грубым резцом. Для Украины сейчас имеет значение все, что ослабляет врага. Путинская «мирная» пиар-акция ради снятия хотя бы части санкций врага не ослабляет. Значит, и говорить не о чем. А говорить о «левых» или о «националистах» в современном российском контексте — это все равно, что обсуждать маскарадные костюмы на новогодней елке.

Так что сразу перейдем к империалистической захватнической войне, которую развязала Российская Федерация на территории Украины. Что с ней не так?

— С удовольствием перейду. Мы со школы знаем, что все войны империалистические. Чем эта война в Украине выгодна Путину, как империалисту? Что он от этого получает? Учитывая, что, по слухам, его счета в Европе в 400 миллионов заморозить обещают, ставка очень высока, а выгода должна быть как минимум вдвое крупнее для него сейчас?

Это цена за сомнительное удовольствие мнить себя империей — то есть, жить в мире сладких грез и не заморачиваться о том, что твоя реальная жизнь — скотская, а у детей твоих нет будущего. Для этого надо забыть о том, что РФ — это меньшая и далеко не лучшая половина СССР. Что все прочие части СССР давно уже независимые государства. Надо поверить в то, что Украины не существует, что украинцы — не народ, что украинский язык — не полноправный член семьи славянских языков, а «испорченный русский». Последнее утверждение меня как литератора особенно умиляет… Сколько стоит сомнительное удовольствие оставаться в наркотическом сне и никогда не просыпаться? Наверное, за это можно все отдать.

Тем более, что в момент, когда многонациональный российский народ планировал свою карательную операцию в «украинской провинции», она ему представлялась легкой увеселительной прогулкой. И «крымский дебют» уверенность в этом укрепил. Все же просто! Юго-восточная часть Украины — сплошь русскоязычная. Значит, «за Россию». Украина после революции не имеет сильной легитимной власти. Значит, поставить ее на колени будет легко. Запад сейчас переживает не лучшие времена. Сильных лидеров, способных принимать быстрые и жесткие решения, там нет.

«Не лезь, Боменталь!» — крикнул Шариков, тыча в профессора Преображенского наганом. Борменталь бы и не полез, если бы «русская весна» пошла по намеченному плану. Но в Киеве появилась власть, достаточно сильная и авторитетная для того, чтобы организовать оборону. А русскоязычная часть Украины оказалась вовсе не «за Россию».

И все пошло не так.

М-да. «Кажется, что-то пошло не так» — любимый лозунг у нас в стране после «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Спасибо, Владимир, за ответы. Ждем следующего комментария.
Специально для «Русского Монитора» беседу с Владимиром Голышевым провела Кортунова Ольга

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v