RSS

Юрий Кирпичев.Об украинской дипломатии

  • Written by:

Увы, Украина разочаровывает. У власти снова прохвосты! Я долго удерживался от критики Петра Порошенко, но уже очевидно, что он ни как президент, ни как лидер ведущего партийного блока себя не проявил. Точнее, проявил вполне прозрачно: реформ нет, экономических достижений нет, дипломатических тоже. Он даже Надежду Савченко, эту украинскую Жанну Д’Арк, которая сейчас собралась умереть, не смог освободить.

Поэтому прибегнем к испытанному способу сублимации горестей и вспомним о казацкой славе. Между прочим, сам сэр Арнольд Тойнби в своем «Постижении истории» назвал казацкие республики речными цивилизациями. Возможно, это и перебор, но казацтво, сей оригинальный украинский феномен, породивший множество подражателей, если и не цивилизация, то уж точно ее форпост в борьбе с варварами.

И казаки не только убежище находили на наших реках и в наших степях – они и сами атаковали и контратаковали. Да еще как! Царя не только в степях, но и на море. Морские походы казаков были обычным явлением и запорожец, ни разу не побывавший в морском набеге, вообще не считался настоящим казаком.

Осада турками Вены

Осада турками Вены

Даже в конце XVII века, во время апогея Блистательной Порты казаки контролировали Черное море, бывшее по утверждениям султанов турецким озером. Тогда как европейцам с большим трудом удавалось противостоять турецкому флоту. Знаменитая битва при Лепанто в 1571 г., в которой соединенный испано-венецианский флот разгромил флот турецкий, не имела того решающего значения, которое ей обычно приписывают. Уже через три года Порта восстанавливает свои морские силы и в 1574 г. Тунис, а в 1576 г. Марокко переходят под ее власть – вся северная Африка подчинилась султану!

В то время граница османской империи проходила недалеко от Вены, и только постоянные войны турок с персами спасали Европу от завоевания. Насколько европейские дела зависели от турецкого фактора, говорит хотя бы поведение жестокого Филиппа II в отношении нидерландских владений Испании. Стоило туркам ослабить свой нажим – и он давал указания наместникам усилить преследования еретиков-протестантов, посылал туда герцога Альбу. Но как только султан усиливал активность в Средиземноморье, так Филиппу сразу становилось не до мятежных провинций.

И с такой державой, раскинувшейся на три части света, поднимавшей в поход трехсоттысячные армии, имевшей крупнейший в мире флот, запорожцы, численность которых никогда не превышала пятнадцати тысяч человек, двести лет вели успешные войны на море и на суше!

Французский посол в Стамбуле граф де Сези записал 9 августа 1620 г.: «Казаки появляются поблизости отсюда на Черном море и захватывают невероятную добычу. Они пользуются такой славой, что только ударами палкой можно заставить турецких солдат выступить против них».

Английский посол в Стамбуле Т. Роу 20 июля 1624г. записал в своем дневнике: «9 числа сего месяца казаки на 70 или 80 ладьях, в каждой – по пятьдесят человек гребцов и воинов, воспользовавшись тем, что капудан-паша отправился в Крым, на рассвете вошли в Босфор… Халиль-паша в эту смуту сам провозгласил себя вождем; поскольку у него не было ни одной снаряженной и вооруженной галеры, он собрал все имеющиеся суда, лодки и баржи… Мы думали, что эти бедные пираты немедленно удалятся, но они, заметив приближающиеся к ним турецкие лодки, сомкнулись на середине пролива возле крепостей и, выстроившись полукругом, стояли в ожидании битвы; ветер был противный, и сами они напасть не могли. Халиль-паша приказал открыть огонь еще издалека; казаки не отвечали ни единым выстрелом, только подплывали то к одному, то к другому берегу, не показывая ни малейшего признака к отступлению. Паша, видя их ловкость и отвагу, боялся напасть на них… Так весь день до захода солнца они смело стояли и грозили великой, но растревоженной столице мира и всему ее могуществу; наконец, удалились со всей своей добычей при развевающихся знаменах…»

Казаки стали известны в Европе, на них делали ставку короли и шахи, их приходилось учитывать в своей политике и Польше, и Московии и татарским ханам, и в первую очередь самой Турции. И хотя во время войн Богдана Хмельницкого и последовавшей Руины активность запорожцев угасает, затем они снова выходят в море. При Иване Сирко они снова становятся его хозяевами и, в конце концов, настолько измотали османов, что в начале лета 1673 года повелитель огромной империи, достигшей апофеоза успехов (год тому он разбил поляков и торжественно вступил в завоеванное Подолье!), раздраженный постоянными набегами на его владения, продиктовал своему секретарю текст следующего послания:

414px-4._Mehmet«Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем непобедимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться. Султан турецкий Мухаммед IV».

Следует отметить удивительную мягкость, дипломатичность весьма жестокого, в общем-то, султана. Фактически это предложение сесть за стол переговоров. А переговоры ведут только с равными по силе.

Имеются ссылки на хорошо проработанный и во многом напоминающий договора киевских князей с Византией проект такого соглашения между Турцией и запорожцами, если не на сам договор. И уже в первых его параграфах султан позволяет казацким судам заходить во все турецкие порты на берегах Черного и Эгейского морей, свободно проходить через проливы Босфор и Дарданеллы. То есть запорожцам преподносили то, ради чего Россия затем сто лет с огромными трудами воевала Новороссию, Крым, строила черноморский флот и чего добилась лишь при Екатерине II!

Сравните текст письма запорожцам с содержанием послания того же Мехмеда IV в Вену, императору могучей Священной Римской империи Леопольду I. Оно куда более соответствует принятому тогда у турецких султанов стилю обращения с неверными:

«Я объявляю тебе, что стану твоим господином. Я решил, не теряя времени, сделать с Германской империей то, что мне угодно, и оставить в этой империи память о моем ужасном мече. Мне будет угодно установить мою религию и преследовать твоего распятого бога. В соответствии со своей волей и удовольствием я запашу твоих священников и обнажу груди твоих женщин для пастей собак и других зверей. Довольно сказано тебе, чтобы ты понял, что я сделаю с тобой, если у тебя хватит разума понять всё это. Султан Мохаммед IV».

Согласитесь, тон и стилистика писем разительно отличаются, хотя за спиной Леопольда I стояла европейская империя, а за казаками лишь собственный ум, отвага и военная доблесть. Еще бы: их пехота не уступала лучшей по тем временам испанской и много раз рушила планы опытных польских полководцев. Их кавалерию цесарские военачальники ставили выше знаменитых польских крылатых гусар. Сам великий Конде удивлялся их отваге. Но именно на море казаки одержали свои самые славные победы. Именно морские походы сделали их известными всему миру.

Что же ответили запорожцы султану? Сила была на его стороне, и турки уже подбирались к Чигирину, гетманской столице. А вот что:

repin3

«Ти, султан, чорт турецкий, i проклятого чорта брат i товарищ, самого Люцеперя секретарь. Якiй ты в черта лыцарь, коли голою сракою ежака не вбъешь. Чорт высирае, а твое вiйско пожирае. Не будешь ты, сукiн ты сыну, сынiв христiянських пiд собой маты, твойого вiйска мы не боiмось, землею i водою будем биться з тобою, распро… твою мать. Вавилоньский ты кухарь, Макидоньский колесник, Iерусалимський бравирник, Александрiйський козолуп, Великого и Малого Египта свинарь, Армянська злодиюка, Татарський сагайдак, Каменецкий кат, у всего свiту i пiдсвiту блазень, самого гаспида внук и нашего х… крюк. Свиняча ты морда, кобыляча срака, рiзницька собака, нехрещений лоб, мать твою… От так тобi запорожцi виcказали, плюгавче. Не будешь ти i свиней христiанских пасти. Теперь кончаемо, бо числа не знаемо i календаря не маемо, мiсяц у небi, год у книзi, а день такий у нас, якиi i у Вас, за це поцелуй в сраку нас! Пiдписали: кошевой атаман Иван Сирко зо всiм кошем Запорожськiм».

Это не приглаженный и максимально приближенный к языку оригинала вариант. Эх! Сейчас, увы, не то, не та слава – и остается только вспомнить грустные строки Шевченко:

Було колись в Україні ревіли гармати;

Було колись запорожці вміли панувати.

кирпичевЮрий Кирпичев

Комментарии

Комментарии