А. Сотник: «БАНЗАЙ-ВЫБОРЫ»

Выбирай – не выбирай, мы в Аду построим рай!

«У угнанного лайнера «Россия» топливо на исходе. И ни один ближайший аэропорт не предлагает сесть для дозаправки. Вражья диспетчерская предупреждает: «Только суньтесь к нам, сволочи…» – «И чо будет?» – вопрошает их наш пахан за штурвалом, потряхивая ядерным боезарядом на борту. И заходит на новый круг…

В салоне захваченного лайнера «Россия» бурлят страстишки. Выбирают главного пилота. Того, который сегодня из-за штурвала кошмарит все грешные земные поверхности. Бывали времена, и он, страдая от безработицы, «бомбил» в Питере по ночам, зато теперь – при больших делах, и бомбит круглосуточно. От его активности в шоке и суицидальном восторге заходятся не только обитатели салона, но и все, кто нервно дышит за бортом. То тут, то там пилот швыряет, распыляет, душит, давит, лупит, отрезает и искрометно выпиливает. Любую очередную гадость в салоне самолета пассажирам представляют как грандиозную победу. «Смотрите, какую вонищу развели в Лондоне! Гиблое место! Можем повторить!..» И страдающие стокгольмским синдромом заложники уже готовы посочувствовать: «Ах, какой у нас прекрасный урководитель! Как филигранно он умеет умерщвлять! С выдумкой, азартом и творческим подходом. Такому палец в рот не клади – откусит всю аппликатуру…» И резинка в трусах готова лопнуть от гордости, и глазенки загораются огоньками счастья: «Сейчас как взлетим, как наберем высоту, как преодолеем звуковой барьер, да как прорвемся, чтоб чертей в Аду стошнило!..»

Между тем, у угнанного лайнера топливо на исходе. И ни один ближайший аэропорт не предлагает сесть для дозаправки. Хуже того – вражья диспетчерская грозит кулаком и предупреждает: «Только суньтесь к нам, сволочи…» – «И чо будет?» – вопрошает их уркаган за штурвалом, потряхивая ядерным боезарядом на борту. И заходит на новый круг.

Выборы главного террориста обеспечивают самые проверенные девочки-стюардессы: коммунистические, либеральные, психически больные и даже гламурные домушницы. Для пущей острастки обитателей салона запугивают дяденьки при погонах и тетеньки при административных должностях. Если ты студент – от твоей активности зависит, будешь ли дальше жить в общежитии или окажешься на хорошо проветриваемой улице. Если ты бюджетник – попробуй только не явиться к урне с прахом выборной системы – сам окажешься в колумбарии. Полная свобода волеизъявления! Иди и сунь! А не сунешь – засунут так, что больше не высунешься…

По факту – все, кто находится на борту угнанной «России» – камикадзе по принуждению. Потому что лететь-то дальше некуда. Командир экипажа крутит в небе мертвые петли, потрясая воображение даже видавших виды политических наблюдателей. Время от времени из кабины доносится бредовая невнятица сошедшего с ума главнокомандующего: «Мой дед был поваром у Ленина и Сталина. Чекист всегда остается чекистом. Сапоги всмятку. Мой пресс-секретарь несет пургу. Я занимаюсь сельским хозяйством, а с отравлениями у себя разбирайтесь сами…» Иногда из хвостового отсека вываливаются с дырявыми парашютами те, кто решился на отчаянный прыжок. Иные покидают борт на «золотых парашютах», не забыв прихватить тяжелые чемоданы с деньгами. Вообще, деньги вылетают из лайнера уже и сами по себе. Но в салоне распыляется усыпляющий газ: «Без паники. Топлива у нас много. Никто и никогда до нас так высоко не поднимался и так резко не взмывал. Сейчас вас еще немного потрясет, и мы, благословясь, выйдем в экономическую стратосферу. С Богом договорился сам дед Гундяй! Космические ангелы на нашей стороне! Слава Богу и слава России!»

Сбивать взбесившуюся машину страшно. Чем только она не нашпигована. Признавать эти выборы даже не смешно, а прискорбно. Но одни боятся, что заглохнет мотор, и махина врежется во что-нибудь густонаселенное, другие – что сбрендивший глав-пилот сам выпустит по земле какой-нибудь смертоносный «Нежданчик». Или «Песец». Или как так ему вздумается назвать очередную ядерную «колобаху»? Но проблема еще и в том, что на поверхности земли расплодились адепты этого спец-камикадзе, и какое место на карте вновь окажется «гиблым» – никому не известно. В том, что заложники поднимут лапки кверху, сомневаться не приходится. Они уже подняли. Признает ли эту капитуляцию Запад свободным голосованием? – вот в чем вопрос. Пхеньян признает безоговорочно. Там уже черт знает сколько десятилетий происходит то же самое. Только борт на порядки меньше. Китайцы, скорее всего, признают. Им даже забавно наблюдать за мятежными придурками, болтающимися в воздухе на плохо управляемом пепелаце. Случись что – они с готовностью подберут осколки и любовно их утилизируют. Они уже приступили к освое

Понятно, что вечно этот полет продолжаться не может. Развязки ждут и томящиеся в салоне, и те, кто, задрав голову вверх, с ужасом наблюдает это шоу с земли. Исторически Россия всегда выбирала самый плохой сценарий. Самый ужасный и кровавый. И нельзя исключать, что однажды из кабины пилота раздастся истошный вопль «Банзай!», который положит конец мучениям обитателей воздушного судна. Вот только в какую сторону он направит свой самолет? И если направит – надо ли его сбивать? Ведь на борту – старики, женщины, дети…

Поддержать Sotnik-TV:
Сберкарта MasterCard 5469 3800 3483 8788
Яндекс-кошелек (в рублях): 410012227172002
PayPal – пользователь [email protected]
Bitcoin – 3PdyHqZ7hiywP7u8FBDX2NyyLmmdRVp5dn
BCH – 12tSwpuntbxqnk2sGP4gn7kzciu3Tg99Z4
Eth – 0x42c5046b70ac4401df3361440510ed896c8f6d24
Webmoney: Z549114604634 (доллары)
R556545412815 (рубли)
AdvCash (доллары) U 9733 4690 8274
AdvCash (евро) E 6450 1806 4606

Текстовый оригинал здесь

Смотрите видеоверсию статьи на канале Sotnik-TV.

Текст и начитка – Александр Сотник
Монтаж – Вадим Булик

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики