Насладиться местью – это мотив неполитический, он личный. А в чем заключался для Лукашенко смысл похищения Протасевича, если говорить именно о политике?

Задача номер один – запугать оппозицию. Она должна была ужаснуться и заткнуться в тряпочку. Задача номер два – продемонстрировать силовикам, что их предводитель ещё более отморожен, чем они сами. Там собрался народ, который не уважает всяких «мягкотелых либералов». Чтобы их контролировать, нужно что-то более убедительное, чем дефиле в бронежилете.

Отвечает ли этим задачам вчерашнее выступление Протасевича на пресс-конференции? Вряд ли. Предположим, что кто-то услышанному поверил. Ну либо, по-крайней мере, усомнился в том, в чем раньше был уверен – в том, что арестанта в тюрьме бьют и пытают. Что после этого произошло? Во-первых, оппозиция стала меньше бояться. «А может быть там действительно ничего страшного не происходит?» – вот ведь примерно какие мысли появились у поверивших. Ну и естественно, что осмелев, оппозиционеры вновь активизируются.

Силовики тоже подрастерялись. Только они было поверили в то, что ты реальный зверь, а тут выясняется, что ты из тех зверей, которые хвостом крутят. Прикрикнули на тебя с Запада, санкции ввели, ты и завибрировал. Ну или Путин тебе в Сочах шепнул: дескать, ты там полегче, и ты опять же побежал выполнять. Ведь как вчерашние появление Протасевича выглядело? Как попытка Лукашенко оправдаться. Вы, мол, нас обвиняете в том, что мы его пытаем, а мы его нисколько даже не пытаем! Вот, сами посмотрите!

Короче, это движение в сторону целей, ровно противоположных тем, которые были изначально поставлены. Такое ощущение, что Лукашенко сам не знает, что ему теперь с арестованным делать. Диктатор откусил гораздо больше, чем может проглотить и зашёлся в кашле.

Потому что в политике сначала надо думать, а уж потом делать.

Оригинал: https://t.me/abbasgallyamovpolitics/147