Евгений Попов. Фото: YouTube канал Россия 24.

Я вот всё думал: а зачем Попов вообще полез тему со своими квартирами комментировать? Это же азы политтехнологий!

Отвечать на обвинения нужно только в том случае, когда а) о скандале осведомлено больше половины интересующей тебя аудитории и б) у тебя есть бронебойные аргументы из серии: «Эти квартиры в разы проще, чем о них сейчас рассказывают, и я приглашаю всех журналистов вместе с авторами расследования прямо сейчас ко мне приехать и во всём лично самим убедиться. Заодно и все документы на ипотеку покажу».

Если же два этих условия не удовлетворены, то надо молчать в тряпочку. Конфликт, в котором одна из сторон не участвует, в любом случае породит меньше информационных поводов, привлечёт меньше внимания и возбудит меньше эмоций, чем история, где две стороны обмениваются ударами. Если тему упорно игнорировать, то большинство колеблющихся – даже симпатизирующих расследователям – в конце концов усомнится в её значимости. В какой-то момент она начнёт казаться им действительно не такой уж важной.

Так вот, в данном случае проблема заключалась в том, что совет молчать – слишком примитивен. Попов не мог ему последовать, он ведь считает себя великим пропагандистом. Для него молчать – это вроде как признаться в своей профессиональной несостоятельности. Никак нельзя. Вот он и бросился в бой, упиваясь ощущением собственной храбрости и экстраординарности. «В таких ситуациях все остальные обычно залегают на дно, а я не такой, я смело приму вызовов. Я им сейчас покажу класс!» – вот примерный ход его мыслей.

Теперь будет хлебать полной ложкой. О расследовании в округе узнало гораздо больше избирателей, чем могло бы в том случае, если бы он промолчал. Эмоции, соответственно, возбуждены сейчас тоже гораздо более сильные. Мотивация придти и проголосовать против – усилилась. Самое главное: у оппозиционеров теперь ощущение полной победы – они не только разоблачили господина Великого Придворного Пропагандиста, но и заткнули ему рот. То есть, выиграли у него на его же поле! Такие вещи, безусловно, способствуют росту протестной явки…

Ну ладно, это всё проблемы самого Попова. Зато мы получили возможность увидеть разницу между пропагандой и политтехнологиями. Убедиться в том, что люди, занимающиеся промывкой мозгов в специальных условиях, создаваемых с помощью административных усилий (а у нас происходит именно это – пока одни говорят, другим затыкают рты), ничего не понимают в том, как функционирует общественное мнение в нормальных – неадминистрируемых – условиях.

И вот за эту демонстрацию пропагандисту можно сказать спасибо.

Аббас Галлямов