“Новичок” – последнее прибежище путинизма.

После провала операции со Скрипалями Путин сделал выводы: травить безопаснее дома. Чем он и занялся сразу после “обнуления”.

Во-первых, расследование можно поручить самим отравителям из ФСБ (в Думе отравление Навального, естественно, расследует Луговой).

Во-вторых, можно не бояться, что идиоты из ГРУ – условные Петров с Бошировым (а других просто нет) попадут на камеры слежения. Если уж придурки наследили в Англии, то дома можно тупо отказать в расследовании.

В отличие от Солсбери, никто не будет “рыть землю”, искать в Томске место отравления, исследовать ручки дверей (и прочие поверхности) в отеле, где жил Навальный.

Нет яда – нет и расследования.

В кремле посчитали, что дома можно травить совершенно безнаказанно. Но даже здесь “Петров с Бошировым” ручками, растущими из задницы, по существу, сорвали операцию. Не рассчитали, что пилот посадит самолёт в Омске, а медики скорой сразу введут атропин.

Не выпустить Навального в Германию они не могли, но сделали всё возможное, чтобы занять глухую оборону: “А вы докажите!”


Поэтому после найденного “Новичка” всё покатится по накатанной дорожке, выбранной Путиным после сбитого Боинга.

Приёмы известные. Массово вбрасываются самые разные и противоположные версии. Подключаются разные “эксперты”.

Сначала тупо говорят, что “отравления не было”. Затем (вторая линия обороны) признают, что было отравление, но “по заданию Запада”. (Володин поумнее, действует на опережение).

Наконец, говорят, что даже если это отравление, то ни в коем случае не “Новичок” (который бы “сразу убил”). В-четвёртых, даже если “Новичок”, то не российский, а “его легко произвести в любой лаборатории”. Например, Бундесвера. (Это мы ещё услышим, как когда-то говорили, что ОВ в Солсбери – британского производства).

Производители “Новичка” уже рассказали, что у действия этого яда “другие симптомы”, – как когда-то производители “Бука” из “Антея” убеждали, что у российской ракеты “другие поражающие элементы”.

Тогда не прокатило. Сколько Россия ни “впаривала” версию о британском “Новичке” и “украинском “Буке”, сколько ни хамила: “А вы докажите!”, Запад довёл дело до суда.

И хотя отравление Навального боевым ОВ (практически химическим оружием) до суда, понятно, не дойдёт, но санкций избежать не удастся.

На фоне процесса по сбитому Боингу наши мантры “А где доказательства?” – будут выглядеть особенно смехотворными и циничными.

Репутация России – это тот “кобель”, которого уже не отмыть. Только если Путин отбросит копыта, у репутации страны появится скромный шанс на восстановление.

Выводы из этой истории понятны.

После “обнуления” путинизм занялся истреблением лидеров оппозиции. А поскольку пожизненный режим делает его особенно шатким, – репрессии и травля будут нарастать по мере падения рейтинга этой бандитской “малины”.

Провалившийся “батька” даёт нам картину будущего: нелегитимное и криминальное насилие будет набирать обороты.

Будут больше избивать и запугивать в “органах”, будут чаще исчезать противники режима. Ну и яды (надо думать) шире пойдут в дело – в качестве внесудебных расправ. Под крики: “А вы докажите”. Благо, что ковид создал атмосферу, когда массово-случайные смерти от болезни и размытые диагнозы стали частью быта.

Чем позорнее диктатор получает свою “легитимность” на пеньках, тем яростней пытается задавить критиков ущербной “легитимности”. Психологический закон: слабеющий диктатор обречён на расширение насилия.

Я согласен с теми, кто считает, что мы вступаем в новую эпоху, когда растущая жестокость и неформальные расправы будут функцией слабого режима.

Но это замкнутый круг с обратной зависимостью. Чем циничнее жестокость, тем печальнее конец, который светит мерзавцам типа Лукашеску и Путинеску.