Александр Хоц: Калягины-Хазановы-Хаматовы-Мироновы-Говорухины кинутся рассказывать массам о победе гражданского общества во главе с “национальным лидером” над злодеями-“силовиками”

Чем громче раскручивается скандал с посадкой под домашний арест лояльного кремлю Серебренникова (теперь уже с привлечением зарубежных звёзд и правительств, список которых будет, безусловно, расти), тем вероятней кажется догадка, что мы наблюдаем лишь первый акт политического спектакля.

Абсурдность и (прямо скажем) глупость наезда на среду “доверенной” и лояльной путинской интеллигенции практически в начале избирательной кампании Путина (да ещё в кризисной ситуации, когда явка является большой проблемой и заботой кремлёвской администрации) – поражала с самого начала.

Вместо активного привлечения “звёзд” к делу мобилизации путинского охлоса – мы видим дезорганизующий удар по системным либералам (опоре режима), которых буквально вынуждают к цеховой солидарности и выражению бурных чувств (от растерянности до паники и недовольства).

Серебренников – собирательный образ этой среды, с которым ассоциирует себя большинство лояльных “деятелей” искусства, – так что вопросы типа: “кому это надо?”, “они совсем с ума сошли?” и “кто подставляет Путина на старте его кампании?” – имеют свой резон.

Версии о том, что Кириенко сошёл с ума (вариант: вступил в тайный сговор с Навальным, выслуживаясь перед новой властью) или (любимый тезис либеральных аналитиков) о том, что режим задаёт новые правила игры (“всем – лежать, бояться!”), либо что в войне башен кремля силовики “доедают” либералов, – не кажутся убедительными.

По простой причине. Очевидно, что арест и само “дело” согласованы с Путиным и что атака силовиков является частью шахматной партии самого верховного “комбинатора”. И если “выстрел в ногу” (в самую лояльную из них) всё же состоялся, – следует, скорее, вместо криков “дураки!” и “идиоты!” – ждать развития шахматной партии.

А она может быть довольно неожиданной (хоть и примитивной – в рамках известных чекистских “разводок”).

Разумеется, приятно думать, что кремлёвские стратеги – полнейшие дебилы, считающие устрашение и кнут лучшим языком общения с интеллигенцией, а также идеальным способом вовлечения творческой элиты в новую избирательную кампанию патрона.

Но я предвижу другой сценарий.

Называя “дураками” силовиков в “деле” режиссёра, Путин заранее просчитывал реакцию театральной среды (письма-протесты-петиции, панику-доверенных-лиц), и именно поэтому выбор пал на “громкую” фигуру с репутацией и связями. Шок и скандал – часть общего плана, в котором “лидер на белом коне” (спаситель творческой интеллигенции от дурного диктата опричников) – заранее заданная роль кандидата в президенты.

Начало президентской кампании (с которой справедливо связали громкий арест) основано не столько на страхе, сколько на банальной комбинации “доброго – злого” следователей, комбинации кнута и пряника. Кнут в этом спектакле – герой первого акта, а пряник – второго.

Любимая роль арбитра и “народного заступника”, столь милая стареющему диктатору, будет успешно разыграна не только перед массовкой с “уралвагонзавода”, но и перед “чистой” публикой с “Винзавода”. Не сомневаюсь, что с той же мерой эффективности.

Верховный окрик “сатрапам” и падение кандалов со счастливого узника (в данном случае – ножного браслета) безумно осчастливит лояльную публику, обеспечит взрывной рост рейтинга и новый наплыв “доверенных лиц” в ряды агитаторов проблемного режима.

Страшно представить, с каким торжествующим гиканьем Калягины-Хазановы-Хаматовы-Мироновы-Говорухины кинутся рассказывать (изнурённым от кризиса) массам о победе гражданского общества над злодеями-“силовиками” во главе с “национальным лидером”. Под серию шумных тостов:

“Но за кого, о други, угадайте… Ура, наш царь! Так выпьем за царя..!”

В принципе, метод апелляции “отца народов” напрямую к массам, поверх “боярских, ненавистных” голов – древнейший приём, который давно стал частью путинского инструментария.

На роль “собак-опричников” традиционно назначены “силовики”, преодолевая козни которых “дорогой Владимир Владимирович” обретет в итоге новую и яркую легитимность в глазах (и без того) лояльной среды, подстегнуть которую (припугнуть её) в шаткие годы кризиса – всё же не помешает.

Так или иначе, ясно одно: до “выборов” 2018 года Кирилл Серебренников выйдет на свободу. С помпой будет возвращён любящим зрителям, коллегам и мировой общественности, а аншлаги его новых постановок (обогащённых опытом судебного узилища) побьют все рекорды популярности. (За судьбу “Нуреева” в “Большом” можно больше не переживать).

Возможно, сядут фигуранты попроще, зато мотивация “театрального” электората бежать к урнам, повышая явку и рейтинг “царя-освободителя” только укрепится.

Если напрячь фантазию, то легко себе представить и новую постановку по книге Суркова (“Околосуда”, например, или “Сон в летнюю ночь”) – в благодарность другу за свободу.

Что касается “творческой интеллигенции”, то за порванную нервную систему, “шок и трепет” доверенных лиц можно не слишком волноваться. Это люди со стальными нервами.

И если до сих пор они не травмированы войной, оккупацией, тысячами жертв Донбасса и сбитого Боинга, – то и недолгий браслет на ноге любимого художника они как-нибудь переживут.

Любопытно будет вернуться потом к их текстам и призывам: “перестать (наконец-то!) поддерживать…”, “не получать наград…”, “агитировать за падение рейтинга…” и перестать “жать руку президенту”.

Забавно будет вспомнить – и смешно. До слёз.

Александр Хоц

Facebook

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики