На встрече со школьниками Путин всё-таки нашёл образ будущего, обнаружив залог “развития России” в “ядерном реакторе народа” и его “пассионарности”.

От “гиганта” до “белого карлика”

“Если мы существуем более тысячи лет и так активно развиваемся, укрепляем себя, – заявил Путин, – значит, что-то у нас есть такое, что этому способствует. Это внутренний ядерный реактор нашего народа, русского человека,.. который позволяет двигаться вперед. Это некая пассионарность, о которой говорил Гумилев и которая толкает нашу страну вперед”.

Собранные на встречу отличники, будучи патриотами, проглотили сентенцию как данность, мечтая, видимо, занять в топке народного “реактора” подходящее место.

У остальных же (не отличников) возникли вопросы. Самое смешное, что в концепции Гумилёва развитие этноса (мера его пассионарности) рассматривается в терминах возрастной эволюции индивида (от рождения и расцвета до старения и смерти).

Так что, “тысячелетняя” Россия – вопреки бодрому историзму Путина, – скорее, повод к мыслям о “собесе” и уходе, завещании и старческих недугах, – а вовсе не о пассионарности и развитии.

Историческая энергетика “русского мира” настолько очевидно близка сегодня к старческой деменции и финалу (в полном соответствии с теорией Гумилёва), что неловко напоминать президенту об этапах исторического распада (советский период которого – лишь эпизод единого процесса).


Мысль о том, что Россия “активно развивается”, теряя при этом огромные куски территорий и сферы влияния, – довольно экзотична даже для отличника-патриота, чтобы быть убедительной.

С момента высшего могущества в XIX веке, российская империя лишь последовательно разваливалась, теряя земли и народы, которых могла завоевать (милитаристская мобилизация – суть имперского организма), но которые не смогла цивилизованно обустроить, предложив привлекательный формат социальной жизни.

Имперский мир России последовательно распадался: Польша, Финляндия (получившие независимость), позднее – советские республики и страны Балтии, потеря союзников – стран Восточной Европы и нынешней Украины – представляют яркую картину угасания “российской цивилизации”, а вовсе не её “укрепления и развития”.

Демографическая катастрофа – частное проявление той же логики “заката”. Природа имперского “реактора”, способного к захватам, но не к цивилизованному освоению земель, привела к логичному дрейфу бывших провинций в сторону более конкурентного Запада.

Главный урок российской истории в том, что милитаризм (база имперской идеологии) был способен завоёвывать, но не удерживать, покорять народы, но не обустраивать их быт, раздвигать границы, но не конкурировать с цивилизацией западного типа. В итоге военная экспансия заканчивалась провалом и неизбежным распадом завоёванного.

Имперская модель не могла предложить тех ценностей, которые, действительно, двигали мировое развитие вперёд: ценность жизни, гуманизм, учёт частных интересов, поощрение конкуренции и социальной активности. Вместо этого “русский мир” навязывал приоритет “вертикали”, рабский статус гражданина и презрение к частному человеку.

Страна успешно воевала (не считаясь с потерями), но не способна была стать “своей” в завоёванных пределах. Ни в 19 веке, ни в СССР, ни (тем более) сегодня.

“Реактор” имперской модели близок к полному выгоранию, а судьба “красного гиганта” (в рамках космических аналогий) грозит ближайшим коллапсом – с превращением в “белого карлика”.

Идея путинской “пассионарности” обречена не только потому, что продвинутая молодёжь не примет идеологии авторитарного государства, – но и потому что эта модель не способна предложить миру элементарных условий для развития.

От “гиганта” – до “белого карлика”, – такова судьба имперского “реактора”, логика вырождения “русского мира”, о котором президент угасающей страны умолчал в лекции школьникам.

И это – совсем не школьный урок, который ещё предстоит усвоить обществу в целом.

Александр Хоц

Facebook