Алексей Рощин: Боинг, ПВО и Сирия

В комментариях к посту о допинг-Олимпиаде по-родченковски (где я писал, что пора бы уж прекратить клоунаду и признать очевидное) неожиданно, но, по сути, вполне закономерно разгорелась дискуссия о «сбитом Боинге» (том самом, который над Донецком). К моему удивлению, опять нашлись упорные сограждане, взявшиеся тупо отрицать то, что давно уже знает весь мир. Я о том, что Боинг сбил Бук, а Бук был наш, российской армии.

Не, ну в самом деле – сколько можно придуриваться? Все ведь давно понятно. Я сам в первые полгода тоже был склонен цепляться за возможность того, что сбил «кто-то еще» (это можно проследить по моему ЖЖ), но потом, когда дело разобрали буквально по косточкам – кто где стоял, откуда стрелял и т.п. – упираться стало уже неудобно.

Но дело даже не в конкретном разборе собственно того конкретного крушения. Теперь на расстоянии мы уже можем гораздо лучше понимать собственно логику той войны 2014-15 гг. в Донбассе; чего добивались стороны противостояния, какова была роль России.

И, например, уже сейчас ясно, что Россия очень не хотела допустить, чтобы украинская армия использовала в своем наступлении на Донбасс, помимо танков и тяжелой артиллерии, еще и авиацию, прежде всего фронтовые штурмовики. Почему – особенно ясно, как ни странно, именно теперь, после Сирии: сама же Россия показала, что в гражданских войнах «армия против повстанцев» в современном мире авиация имеет очень большое, чуть ли не решающее значение. Как в Сирии: Асад находился в отчаянном положении и мировые аналитики уже отсчитывали последние месяцы его режима – как тут Путин добавил правительственным войскам буквально полк авиации – и нате, штурмовики своими боевыми вылетами переломили ход войны в обратную сторону!

Понятно, почему авиация, поддерживающая армию, так важна: ведь у повстанцев своей авиации заведомо нет, а в Сирии у них не было и современных средств ПВО; понятно, что когда над твоей головой совершенно безнаказанно ходят самолеты и расстреливают все, что им вздумается, это сильно подрывает боевой дух.

Словом, если бы у ВСУ была поддержка авиации – едва ли были бы возможны все эти «разгромы под Дебальцево». Поэтому российские «стратеги» очень хотели обеспечить ДНР/ЛНР «чистое небо» – по сути, это было условие их выживания в условиях противостояния с ВСУ. Но как это сделать? Ведь своей авиации у «ополченцев Донбасса» быть не могло. Оставался только один выход: если нет авиации, надо дать хотя бы ПВО.

Вот его и дали! Что уж тут делать удивленные лица? Дали, да еще и поставили втихаря ультиматум: если, мол, будете летать – мы вас будем сбивать. Отсюда и «Буки» «непонятного происхождения».

В пользу этой теории говорит один несомненный факт: в ходе всех своих наступлений ВСУ действительно активно использовала танки и артиллерию – но практически не использовали авиацию. Почему? Ответ выше.

А так – конечно: у донбасских ополченцев (как и у сирийских моджахедов) собственного ПВО не было.

ПВО у них было от России. И «Боинг» сбили, конечно же, случайно – хотели-то сбить транспортник с украинскими десантниками. Именно о нем так радостно сообщал Стрелков в уничтоженной переписке, про «сбитую птичку». Накладка такая вышла.

Загадки-то никакой давно нет. Как и с допинг-пробами. Надо бы уже перестать прятать голову под крыло.

оригинал – https://www.facebook.com/alexey.roshchin/posts/1797490326990164

автор – Алексей Рощин

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики