Алексей Рощин: «Да хоть сгорите» (с)

Блогосфера

Подниму из комментов к предыдущему посту — очень хорошая зарисовка:

«После взрывов домов в 99-м в Москве распорядились запирать и опечатывать чердаки. Кроме того, укоротили пожарные лестницы — в тех же домах, где пожарных лестниц было несколько, «лишние» посрезали под корень. Что значит «распорядились»? Кто распорядился? Очевидно ФСБ — по замыслу фээсбешников меры сии затрудняли проникновение террористов в жилые дома. Противоречили «меры сии» противопожарным правилам? Конечно! Но перед ФСБ тогда не стояла (как не стоит и сейчас) задача предотвращения бытовых пожаров — это зона ответственности МЧС. Кто же победит в споре фээсбешника с пожарником в насквозь кагебешной стране?

Рассказывал близкий родственник — дело было летом 15-го года… У родственника небольшая типография — расположена на 1-м этаже торгового комплекса. Окна занимаемого типографией помещения выходят во внутренний двор, окруженный непроницаемым забором — весь периметр забора под охраной. Пришли из ФСБ — в типографию частенько наведывались сотрудники ФСБ — предупреждали об ответственности за печать экстремистской литературы, подразумевая под таковой любые критические в отношении власти материалы — так вот пришедшие сотрудники ФСБ были иного профиля… Потребовали поставить на окна решетки, наглухо. Сотрудников сопровождал представитель администрации торгового комплекса — он возражал: окна, мол, одновременно являются пожарным выходом — здесь же запасы бумаги, краска, пленка. Сотрудникам ФСБ плевать — по какой-то, возможно несуществующей инструкции, окна могут использоваться террористами для проникновения в торговый центр. А пожар? «Хотите тушите, хотите — не тушите, хотите — закрывайтесь, да хоть сгорите» — пожал плечами «сотрудник». Пожар — вне зоны ЕГО ответственности.

Собственно, веду я к кемеровской трагедии… Да, там много чего сошлось, но… Но в «много чего», в том числе, входят запертые аварийные выходы и отсутствие пожарных лестниц на стенах *Зимней вишни*. Учтите, *Зимняя вишня* с 12-ю ее тысячами квадратных метров и тысячами людей единомоментно в ней пребывающих, и потому, как объект, для гипотетических террористов потенциально привлекательный, не могла не находиться под опекой региональной ФСБ. А значит туда приходили соответствующие «сотрудники», нюхали, озирались… Окно? Заложить. Лестница? Убрать. Дверь? Запереть. «Сотрудникам» удобней, чтобы весь поток проходил в одном месте, и там где рамка… Лишние двери — лишняя головная боль. Сраный ответственный за пожарную безопасность из администрации *Зимней вишни* будет спорить с представителем самого безапелляционного ведомства в государстве? Я вас умоляю…

Читайте также:  Роман Попков: Сами понимаете, какое направление работы у "службы" было в приоритете на протяжении последней недели

Кстати, когда в 80-е я учился в институте, помню удивлялся: почему в любом из учебных корпусов открыт лишь один вход-выход при том, что входов-выходов, как правило, было четыре. Пожарная безопасность по присущему юности легкомыслию меня волновала мало, но раздражали длиннющие перебазирования на очередную учебную пару из корпуса в корпус, еще и с неизменной толчеей в дверях.

Открыли три новых корпуса — таких, по меркам тех лет конструктивно навороченных, накрученных, бетонно-стеклянных, с входами-выходами на все стороны света, проходами-переходами, соединяющими корпуса на разных этажах … и оказавшихся сплошь тупиковыми, ибо каждый проход в итоге упирался в запертую дверь. Аж двадцать-тридцать предусмотренных проектом, но по факту несуществующих проходов — и все тот же единственный вход-выход. «Да что за ****** в рот!» — уязвленный несовершенством бытия, заорал я куда-то в атмосферу, и решил докопаться до причины такого рода порядков. Поспрашивал — докопался… Политика «секретного отдела», курировавшего пропускной режим. Проберется шпион в институт, ******* секретный чертеж, а его на единственном выходе — хвать! Сколь-нибудь выдающихся «секретов» в институте, думаю, не водилось — но с тупиками «секретному отделу» служилось как-то спокойнее. В СССР «секретный отдел» любого предприятия, кто не знает — резидентура КГБ.

Кагебешная ментальность, чего уж — фатальная при фээсбешной вседозволенности… осмелюсь предположить».
(Написал лжеюзер melchizedek2)

Да, тут налицо классическая несогласованность ведомств — и что это означает? Означает простую вещь — что «силовикам» просто НЕЛЬЗЯ доверять управление. НАД силовиками должно стоять гражданская власть, работающая в интересах людей и для людей… вообще ведь госуправление, по большому счету, это и есть согласование работы разных ведомств в интересах населения. В России именно этот механизм оказался разрушен — силовики УПРАВЛЯЮТ. Но силовик управлять не может и не должен, именно в силу главного своего служебного достоинства, описанного в предыдущем посте — силовик должен быть ТУП.

Читайте также:  Валерий Соловей: Москва не знает, что делать с Донбассом

А получается так, что единственное звено в стране, которое, по идее, и должно согласовывать разнонаправленные интересы — это президент. Больше НИКТО во всей стране не имеет права, условно, приказать фсб-шнику, чтобы он отвязался от пожарника. Но когда на 145-миллионную страну есть единственная точка согласования — это же нонсенс.

оригинал — https://sapojnik.livejournal.com/2602933.html

автор — Алексей Рощин

Комментарии

Комментарии