Алексей Рощин: Вместо ответа на самые болезненные пункты обвинений мы второй год упорно делаем вид, что именно их вообще не слышим

Забыть про майора

Прошедшая неделя запомнилась знаковым событием – у нас начали потихоньку отбирать медали Олимпийского Сочи. За допинг. Легкова и еще одного лыжника прищучили без права обжалования, запретили, что интересно, появляться на Олимпиадах в каком бы то ни было качестве, заодно обязали вернуть медали и выплаченные призовые.

А я ведь следил за ситуацией по публикациям в нашей спортивной прессе – и заметил, что наши спортивные обозреватели и, тем паче, официальные чинуши перед вердиктом комиссии МОК вовсю излучали оптимизм. Люди вроде бы всерьез надеялись, что все закончится иначе, и именно с «дела Легкова» начнется перелом и откат назад, в «светлое вчера» в наших отношениях со спортивным миром.

Практически открытым текстом писали, что никаких «четких доказательств» у проверяющих за эти два года, что длится скандал, так и не появилось, изучение «царапин на крышках» тоже ни к каким однозначным выводам не привело – и, мол, поэтому лыжников наверняка отпустят «за недостатком улик»… ну а дальше и по остальным будут действовать по прецеденту, и постепенно скандал сойдет на нет.

Ан хрен. Вместо ожидаемой амнистии – прищучили по полной. И тут уже и у нацЛидера сдали нервишки – впервые за все время «допингового скандала» он сменил риторику: до этого Путин, по крайней мере публично, постоянно в отношении давления антидопинговых структур на российских спортчиновников выступал в роли этакого кота Леопольда – «Ребята, давайте жить дружно», «надо не спорить и выполнять все предписания ВАДА и МОК», «мы должны доказать, что еще большие враги допинга, чем вся международная общественность» и прочие примирительные слова. Но, тут, видать, он понял, что вся эта политика показного послушания и «прогиба» ничего не дает, «прощать» Россию никто не собирается – и потому решил слегка показать зубы: Россия, мол, давления не приемлет, без флага на Олимпиаде российские спортсмены выступать не будут – словом, сделал шаг уже к полноценной спортивной изоляции.

Мутко уже тоже переобулся на ходу и успел заявить, что без флага Россия на Олимпиаду не поедет, «это исключено». Хотя, конечно, непонятно, почему на первенстве мира по легкой атлетике выступать «без флага» можно, а на Олимпиаде – нельзя. Налицо непоследовательность спортивной политики.

А спортпресса уже заходится в негодовании, ища предвзятость – как же так, «какие ваши доказательства?», опять крокодиловы слезы по поводу «спортсменов, которые ни в чем не виноваты» и прочие крики «так нечестно».

Пишут, в общем, неплохие журналисты, и я бы даже с ними согласился в плане «опять нас гнобят ни за что» – если бы из-под всех этих достаточно однообразных «возмущений» не торчали уши заказухи и цензуры.

Как вообще можно отличить заказной, то есть пиаровский, текст от текста пусть неверного по сути, но написанного человеком искренне заблуждающимся? Очень просто: по «фигурам умолчания». Искренний российский патриот и любитель спорта «высших достижений» в исполнении Легкова и ему подобных (какой-нибудь типовой русский блогер из туповатых, но честных) старается рассмотреть все известные факты и слепить из них теорию «мы не виноваты!», которая по крайней мере ему кажется логичной; а вот журналисты, которые знают гораздо больше, чем пишут, видят «дыры» в своих оправданиях, но старательно делают вид, что их нет, просто замалчивая неприятную фактуру.

Все оправдания в нашем официозе грешат одним – забвением «майора Блохина». А ведь ясно, что «майор Блохин» (который под видом сантехника подменял пробы через дыру в стене, сделанную заранее) – это самое ударное место в показаниях Родченкова для «Нью-Йорк Таймс». «Майор Блохин из ФСБ» – это вообще ОСНОВА обвинения, как оно представлено для западной публики. Именно он, а не «царапины». Царапины – следствие. Россию ведь обвиняют, на самом-то деле, вовсе не в том, что «у вас спортсмены мошенничают» – на это есть резонный ответ, что ВСЕ спортсмены, во всех странах мошенничают, такова человеческая природа; но нет – Россию-то обвиняют именно в создании «государственной системы поддержки допинга», а это обвинение на порядок более серьезное, а точнее – убийственное.

И вот как раз именно ЭТОГО все наши «аналитики» предпочитают не обсуждать. В принципе. Типа «Путин сказал, что в России государственной системы поддержки допинга нет». Угу. Как и «вопрос принадлежности Крыма не обсуждается». Называется «уперлись рогом».

А ведь, что по идее, можно было бы сделать? Можно было бы – раз уж мы твердо уверены, что «майор Блохин» есть фантазия бежавшего Родченкова, «никакого майора не было» – пригласить международных криминалистов, открыть списки всех сантехников, имевших доступ на олимпийские объекты, да и показать, что они там все были сантехники потомственные, с ФСБ никак не связанные; честные были сантехники! И к комнате, где хранились пробы спортсменов, никто из них доступа не имел.

И второе, что уже просто напрашивалось СРАЗУ после выхода пресловутого интервью «перебежчика»: надо было с самым торжествующим видом пригласить в Сочи хоть самую представительную комиссию из экспертов-криминалистов, запустить их в то здание, где располагалась комната с допинг-пробами, да и сказать: вот она, та комната! Видите – никакого к ней нет «потайного хода»! Все наврал ваш Родченков! Хоть по кирпичу здесь все разбирайте, хоть рентгеном просвечивайте – нет здесь потайных лазов, ниш, подкопов и ничего подобного. Честное путинское!

Порылась бы там комиссия, поизучала бы крепкий бетон и железные перекрытия – да и уехала бы несолоно хлебавши. А слова Родченкова были бы поставлены под очень большой вопрос, и сам он стал бы в глазах публики фантазером и трепачом. Красивый был бы финал…

Однако ничего подобного Россия не делает. Вместо ответа на самые болезненные пункты обвинений мы второй год упорно делаем вид, что именно их вообще не слышим. Якобы это такой несусветный бред, что там и опровергать нечего. Действительно, чтобы в государстве, где даже пожизненный президент – выходец из КГБ, спецслужбы были бы замешаны в крупной афере? Да что вы, это фантастика.

Да-да. Фантастика. Натужный смех несется отовсюду, как на наших платных ток-шоу. По команде. «Зачем нам говорить про майора Блохина? Кто это? Не было никогда такого! Давайте лучше о царапинах. Давайте про химию. Давайте про физику».

Это называется «запирательство до последнего». И подсудимый, избирающий такую тактику, выглядит с каждым месяцем все более жалко.

оригинал – https://www.facebook.com/alexey.roshchin/posts/1749662988439565

автор – Алексей Рощин

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики