Евгений Ихлов: Постыдный провал «Русского марша» показал, что идея «Дня народного единства» себя исчерпала даже в националистическом изводе

Немного про 4 ноября

Постыдный провал «Русского марша» показал, что идея «Дня народного единства» себя исчерпала даже в националистическом изводе.
Сразу скажу, что я всячески сочувствую жертвам подлого вчерашнего произвола и осуждаю власти.
Я также хочу отметить, что «Русский марш» стремительно теряет свою ксенофобскую – антисемитскую и антизападную (на первой фазе) и антимусульманскую и антикавказскую (на второй) – основу, превращаясь в антиправительственную, прозападную и проукраинскую акцию. Более того, вместо идеи фюреризма он теперь несёт идею прямой демократии.

У меня остаются свои претензии к его идеологии.
Я против виз с мусульманскими странами СНГ, потому что знаю, какой ворох бумаг надо оформить каждому гастарбайтеру, по сравнению с которым ещё одна печать – только лишняя неприятность, и лишнее унижение. Но зато визование – это идеальное средство для коррумпирования российских консульских отделов.
И именно из-за требования виз в программе я не буду голосовать за Навального на президентских выборах, поскольку считаю что нельзя поощрять демагогию.

И чтобы закрыть тему въезда: я поражён, что за 12 лет своего проведения «Русские марши» ни разу не делали своим лозунгом упрощение наделения российским подданством (гражданами назвать наше население – это унизить слово Гражданин: «собратья, римляне, квириты, внемлите…»; «к оружию, граждане, равняйте батальоны…») соотечественников.
Любой национализм разделённой этнической нации начинается с наибольшего благоприятствования для въезда соплеменников.

Партизанская война сионистов против англичан и требование – кровь из носу – провозглашения именно еврейского, а никакого ни «мирного демократического многонационального и многоконфессионального», государства было вызвано только и исключительно британским запретом на въезд в Подмандатную Палестину еврейских беженцев. Против существования в качестве ещё одного британского доминиона сионистское движение не возражало бы, поскольку в провозглашённой 120 лет назад концепции политического сионизма как раз и шла речь о «еврейском очаге», гарантированном международным правом и защищённым покровительством великих держав. Но английские колониальные власти под арабским давление алию почти прекратили. Вряд ли заняло бы иную позицию неизбежное арабское большинство в гипотетическом парламенте чаямой «единой* арабо-еврейской республики».

Так вот, при введении особого благоприятствования для русскоязычных не нужно введения в законы никакого «расистского» положения. Ведь очень просто установить сверхускоренный порядок получения гражданства для тех, чьи предки хотя бы по одной линии прибыли в государства вне границ нынешней Российской Федерации – с территории – нынешней Российской Федерации. В Израиле надо показать ксерокопию бабушкиного советского паспорта с национальностью «да», а тут будет полезна копия со страницей с пропиской «Вышний Волочок, ул. Ленина, 17…».

Может быть, угасание «Русского марша» именно и стало следствием утраты им нацистской компоненты? А за декаду, прошедшую с момента начала массового завоза азиатских гастарбайтеров, острота темы, достигшая погромного пика во время мэрской кампании Навального четыре года назад, ушла…

Но всё-таки о государственном празднике.

Получился ведь очередной путинский идиотизм – два праздника на одну тему. «День России» 12 июня и «День единства России» 4 ноября.

Когда Павловский и Ко придумывали «День 4 ноября», то имелся в виду «Праздник победы над Смутой». Естественно, подтекст был – победы над ельцинской либеральной «смутой». С идеей, что высшее проявление патриотизма – это добиться права «выбрать** себе царя», и в блокбастере на эту тему всё так и проговаривалось в лоб.
Царя, естественно, Путина.

От этого и «с дуба рухнувшее» на всё ещё советский народ 400-летие правления Романовых.
Попытались сыграть на этом поле и Явлинский со Шлосбергом, именуя 4 ноября «днём гражданского общества» (через 10 лет после Павловского), но – видимо, из-за моих беспощадных над ними издевательств – тему оставили.
При некоем проникновении в смысл получалось, что 12 июня – это День Ельцина (и начало распада державы, вползание в Либеральную Смуту), а 4 ноября – это День Путина (победа на Либеральной Смутой, собирание державы и отказ от западничества, антиполонство).
Но это была слишком опасная конструкция, и её осознание попытались всячески затруднить.
У Ельцина, кстати, мстительно отобрали «его день» – 12 декабря – День Конституции (не чокаясь)…

Поэтому постарались сделать Путину как синониму России (это не я – это придумал Володин) два праздника – июньский и ноябрьский. А Сталина празднуют 9 мая.

Но тут начался следующий этап обредовывания. Решили отобрать у Киева историческое первородство. И на место Романовых втащили уже совсем несусветных Рюриковичей…
При переводе на французскую действительность это как замена Жанны из Домреми (которую монополизировали поклонники семьи Ле Пен) на Сарру Иисусовну, от которой произошли Меровинги…

Приход Рюриковичей немедленно спровоцировал очередной цикл «баек и склепа» и на народ из шкафа вывалился скелет конного Ивана Грозного, везущего болезненного сына в петербургскую лабораторию «Инвитро»…

На 9 мая стали выносить иконы гвардии полковника Николая Романова, в окрестностях Севастополя мысленно водрузили Храмовую гору, а от идеи самодержавия осталась только танцующая вприсядку Матильда Феликсовна.

В целом народное сознание успокоилось на том, что Россия (как синоним Путина) настолько великая, что её полагается чествовать два раза в год.
Некоторые ещё помнят, что летом торжества связаны с суверенитетом, а осенью – с единством народа (как и положено – монолитным). Остальные нюансы как-то расплылись.

Не могу удержаться. На фоне этого хоровода абсурда такой яркой и оригинальной кажется старая идея Лимонова отмечать в начале апреля День Нации – в честь победы св.бл. князя Александра Невского на Чудском озере в 1242 году.
Во-первых, этот день тактично затемняет действительную победу литовцев и объединённых славян над Тевтонским орденом в июле 1410 года под Грюнвальдом (крах северных крестовых походов).
Во-вторых, для свежатинки можно ввести праздничный ритуал – как День Нептуна, но среди тающих льдин! Путин на таком заплыве будет ещё более неотразим!

оригинал – https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1898474500167699

автор – Евгений Ихлов

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики