Альфред Кох: Галина Тимченко так и не рассказала, кто финансирует «Медузу»?

Общественная поддержка тем или иным явлениям и людям устроена сложно и прихотливо. Можно сколько угодно сокрушаться по поводу ее субъективности и даже несправедливости. Но она такая, какая она есть.

И, не умея объяснить те или иные механизмы метаний и всплесков этой поддержки, мы тем не менее достаточно точно можем определить когда эта поддержка будет нарастать, а когда затухать. Когда она эффективна, а когда – бесполезна и т.д.

Общественная поддержка фигурантам дела «Сети» нарастала день ото дня. Становилось очевидно, что власть скоро пойдёт на попятную. Что мы накануне грандиозного провала ФСБ. Это воодушевляло и давало надежду.

Чудовищные сроки и пытки, которыми подвергались члены «Сети», казалось, не останутся безнаказанными для силовиков и судей, их учинивших. Люди выйдут на свободу и правда восторжествует хотя бы в этом локальном эпизоде.

Теперь на всем этом поставлен жирный крест. Общественная поддержка угаснет, люди останутся в тюрьме на весть отведённый им «сталинский» срок. Их палачи никак не будут наказаны, а правду, в очередной раз, объявят ложью.

Никто не может с уверенностью сказать виновны ли в убийстве те члены «Сети», которые сегодня сидят в тюрьме. Даже «Медуза» об этом пишет туманно и в духе «мне одна женщина в очереди рассказывала».

Но что можно сказать с уверенностью? Сказать можно то, что теперь они будут точно сидеть долго. Весь свой срок. От звонка до звонка. А пыточных дел мастерам из ФСБ ничего не будет. Совсем ничего. Возможно их даже наградят.

И никакая правда не восторжествует. Даже в этом одном локальном эпизоде. И родители не дождутся своих детей из тюрьмы. И дети выйдут из неё не детьми, а засиженными зеками без зубов, семьи и профессии.

И виновницей тому – Галина Тимченко. Девушка во всех отношениях достойная. С принципами, «стандартами профессии» и специальной журналистской этикой.

П.С. Кстати, она так и не рассказала, кто все-таки финансирует «Медузу»? Нет? Я так и думал. Впрочем, теперь более-менее понятно.