Альфред Кох: “Мы их еда. Вот Мохнаткина съели. Так потихоньку и до всех доберутся. Вопрос только времени”

Мусора убили Мохнаткина. Долго, практически не скрываясь, они его убивали. Мучили, били, пытали, издевались. В 21 веке. В стране, где не идет война, без какой-то видимой причины, убивали, убивали и, наконец, убили человека.

Вот жил человек. А теперь – нет. Их просили: остановитесь! Зачем он вам? Отстаньте от него. Оставьте его в покое.

Он не олигарх, у него нет денег. Он не лидер оппозиции – он не угрожает вашей власти. Не берите грех на душу!

Нет, – говорили мусора. Никак невозможно. Надо его убить. Тут уж ничего не поделаешь. Так мы устроены: мы хотим его убить – и одной этой причины достаточно, чтобы его убить.

И убили. И ничего мы сделать не смогли. И Сергей Мохнаткин теперь мертвый. А мусора, его убившие – живые. Как, впрочем, живые и те мусора, которые убили кого-то другого, не обязательно Мохнаткина.

Их много – мусоров-убийц. Вот если человек склонен к убийствам (ну, например, он маньяк, серийный убийца), то ему нужно идти работать в полицию. Потому, что если он займется любимым делом без ментовских погон – его посадят в тюрьму. А если он будет в погонах, то его будут продвигать по службе и всячески прикрывать.

Все очень справедливо устроил Путин в России. Каждому в ней найдется дело по призванию. Убийцам – служба в полиции, ворам – госкорпорации, дуракам – министерства и губернии…

Остаёмся еще, правда, мы. Пока еще живые, но бесталанные, ни к чему негодные люди. Ни убить, ни украсть… Что в путинской России отведено для нас?

А ничего. Мы их еда. Вот Мохнаткина съели. Так потихоньку и до всех доберутся. Вопрос только времени.

Комментарии

Комментарии