Наверное нет необходимости объяснять причину того, почему во всем мире (Россия, разумеется, не исключение) так внимательно присматриваются к происходящим в США событиям. Ведь Америка сегодня, нравится это кому-то, или нет – это глобальная политическая, экономическая и культурная метрополия, масштабный кризис в которой, может привести к эффекту домино, вызвав настоящее цунами, которое в буквальном смысле сметет то, что мы называем современной цивилизацией, принципы которой были сформулированы великими мыслителями эпохи просвещения. Поэтому статья философа и политолога Сергея Клевцова несомненно будет интересна каждому мыслящему человеку, даже если он в чем-то, или целиком, может быть не согласен с его тезисами.


Политико-философское эссе

1 Фантазм гражданской войны

В 1997 г. Издательство American Eagle Publications выпустило в свет книгу, озаглавленную “Civil War Two: The Coming Breakup of America” (в русском переводе — «Крах США. Вторая гражданская война, 2020 год»). Её автор — бывший американский военный, ветеран вьетнамской войны, а затем — наёмник, принимавший участие в Родезийской и Югославской войнах, Томас Читтам (Thomas W. Chittum).

Название книги вполне отражает её содержание: на основе анализа динамики развития американского общества начиная примерно с 60-х г.г. XX века автор делает вывод о его неизбежном сползании ко второй гражданской войне. В соответствии с прогнозом, она должна начаться весной 2020 г. и её результатом будет развал страны на три независимых государства — белый северо-восток и центр, латинский юго-запад и чёрный юг.

Вероятно, в конце 90-хх книга подобного рода могла бы показаться изложением очередной теории заговора или, как минимум, проявлением необоснованного алармизма. Таковой она может восприниматься многими и сейчас. Однако сущность и масштаб происходящего в казавшихся ещё вчера свободными, США, убеждает в том, что вышеуказанный прогноз становится всё более реалистичным. Сейчас вероятность войны воспринимается всерьёз множеством американцев, включая некоторых из публичных фигур. И возможно, именно май 2020 года будет восприниматься в будущем началом величайшей в американской истории трагедии.

Источник: https://www.thenationalnews.com/arts-culture/art/banksy-shares-new-artwork-on-instagram-inspired-by-george-floyd-s-death-1.1029666

В самом деле, история полна причудливых совпадений.

2 Новый статус-кво

Между Сциллой и Харибдой

Конечно, здесь следует сделать оговорку. Будущее не предопределено. Возможно, вторая американская гражданская война никогда не случится. Но, как бы цинично это ни прозвучало, альтернативный вариант может оказаться ещё хуже. У США есть все шансы превратиться в тоталитарное государство, и вслед за ними та же участь может постичь весь Западный мир. Данная тенденция наблюдалась давно, но сейчас этот процесс драматически ускорился, и продолжает набирать обороты с каждым днём.

Итак, что же, в самом деле, происходит?

В общем и целом, текущие события свидетельствуют о демонтаже в США либерального общества и замене его квази-идеократическим, а на самом деле — олигархически-репрессивным режимом. Заметим, что в современном мире и сейчас существуют общества, которые могут, предположительно, служить моделью для «новых США», совмещающие в себе капиталистическую экономику и антилиберальную внутреннюю политику. Среди таковых в первую очередь следует упомянуть Китай и Сингапур. Примечательно, что несмотря на то, что декларируемые этими государствами политические ценности противоположны[1], суть обоих режимов одна и та же — полное подчинение общественного уклада тоталитарной идеологии, легитимизирующей бессрочное удержание власти правящим классом. Средство достижения данной цели остаётся всё тем же — полная и всеохватная индоктринация общественного сознания, ведущая к глубинным изменениям в восприятии реальности его граждан. Конечной целью промывания мозгов является запрет какого бы то ни было дискурса по общественно-мировоззренческим вопросам и замещение его моральной дихотомией, фактически не оставляющей противной стороне права на существование. Т. о., наблюдаемые сейчас в общественной жизни Запада «борьба за социальную справедливость», против «системного расизма», насаждение политкорректности и инклюзивности и т. д., и т. п., — всё это — не более, чем дымовая завеса, средство мобилизации масс полезных идиотов, чьими руками осуществляется разрушение фундамента свободного общества. Разумеется, это происходит не для демонтажа государственной системы, а для её полной переконфигурации. Как выражался Наполеон Бонапарт[2], «анархия — это ступенька к абсолютной власти». И она никогда не обретается мирным путём. Чтобы достичь её, нужна или война, или революция. Посему за потрясшим США хаосом, сопровождающимся грабежами, поджогами, убийствами, искоренением свободы слова и уничтожением исторической памяти нации, стоит всё то же вечное, как мир, стремление определённого круга лиц к «неограниченной, внезаконной, опирающейся на силу, в самом прямом смысле слова, власти»[3].

Лирическое отступление о власти

Феномен власти сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Внутри него можно различить две ипостаси: политическую и онтологическую. Первая реализуется в качестве инструмента легитимизации насилия во имя сохранения общественного порядка. Это — гоббсовский Левиафан, принуждающий всех подчиняться одним и тем же правилам. Эти правила могут нравиться одним и не нравиться другим, но, как бы то ни было, они оговорены и прозрачны. Вторая выходит за рамки человеческого общества как такового и имеет эволюционное (биологическое) происхождение. Реальное правило здесь только одно: прав тот, кто сильнее; формальные правила подстраиваются под обстоятельства. Власть здесь реализует конечный императив сообществ социальных животных, к коим относится и Homo sapiens; она есть некая высшая и самодостаточная ценность для людей определённого склада и в этом они ничем не отличаются от доминантных особей в стаях обыкновенных шимпанзе[4], горилл или павианов. В человеческом обществе данный императив, приняв форму культурно детерминированной целесообразности, никак не изменяет своей сущности, порабощая сознание человека не менее эффективно, чем животного. В этом смысле каждый властолюбец является заложником власти, неспособным сопротивляться её диктату в собственном сознании. Это она заставляет их приносить в жертву древнему дочеловеческому инстинкту жизни других людей, и это — тот самый случай, когда количество этих жертв (среди которых могут оказаться даже кровные родственники) становится лишь побочным эффектом достижения конечной цели.[5]

Лица власти

Несомненно, у власти может быть множество оттенков, но мы здесь говорим о её наиболее значимой, политической, реализации, требующей устранения с пути соперников всеми доступными средствами, вплоть до физического насилия. Эта исконная (если угодно — ископаемая) сущность власти необходима для понимания того безысходного факта, что первичным является субстрат власти, а не общества (бывает власть без общества, но не наоборот). И потому вопрос того, что морально, а что — нет, для большинства (да, всё ещё не для всех) политиков носит не этический, а утилитарный характер. Данная предпосылка, в свою очередь, позволяет осознать глубинную суть процессов, разворачивающихся в Соединённых Штатах. И, если называть вещи своими именами, это — не что иное, нежели внеконституционный захват власти, осуществляемый частью правящего политического класса (в данном случае — Демократической партией) в союзе с олигополическим капиталом, представленным компаниями так наз. Big Tech.

Мы называем этот захват «неконституционным» по сути, но не по форме, потому что формально все демократические процедуры остаются в силе. Однако их содержание полностью выхолащивается, поскольку свободного волеизъявления граждан более не существует. Оно замещается контролируемой элитами формальной процедурой. Мы говорим о процедуре, а не о выборе, потому этот «выбор» уже предопределён массированной индоктринацией (см. выше) сознания тех, кто его «свершает».

Особая ирония здесь состоит в том, что провозглашённый в последней декаде XX века Ф. Фукуямой «конец истории» действительно, может состояться. Но этот конец будет совсем не таким, каким его себе представлял[6] известный поборник «универсальной западной демократии» после крушения «Империи Зла».

Неуклюжий мир

Конечно, к демократии всегда была масса претензий. Многие мыслители относились к образующему её принципу правления скептически. Для них было очевидным, что утверждение о способности каждого человека свершать разумный политический выбор коррелирует с реальностью весьма условно. Но всё же, традиционно считалось, что конструкция демократии отражает общее устройство человеческих умов, никогда не соглашающихся друг с другом по множеству важных вопросов, а значит, вынужденных искать общественного консенсуса. Худой мир, как известно, лучше доброй ссоры, и если уж этот мир достигается не за счёт плюрализма аргументированных мнений, то хотя бы — за счёт плюрализма пропаганды. Пусть и неуклюже, но это работало, пока общественные институты оставались политически нейтральными, СМИ — независимыми, а количество людей, придерживающихся несовпадающих политических интересов — примерно одинаковым. Но, как оказалось, эта система содержала в себе критическую уязвимость.

Кассандрам никто не верит

Следует заметить, что признаки кризиса Западного общества начали проявляться давно — ещё до первой мировой войны, которая, собственно, и стала наглядным подтверждением серьёзности его внутренних противоречий. О них в том или ином ключе писали многие выдающиеся интеллектуалы, включая Маркса, Ницше, Шпенглера, Тойнби, Хантингтона и многих других. Но кассандрам, как известно, никто не верит. И иной раз кажется, что люди запрограммированы ходить по вечному кругу, где периоды общественного прогресса сменяются цивилизационными катастрофами. В XX веке, с его двумя мировыми войнами и несколькими кровавыми социальными революциями, этот паттерн проявился как никогда отчётливо. Однако сейчас, в первой четверти XXI века, западная цивилизация оказалась, быть может, перед самым серьёзным вызовом в своей истории. Поразивший её недуг стал не следствием внешней инфекции, но собственным внутренним порождением, подобно тому, как организм сам порождает внутри себя раковую опухоль. И это не было локализованным очагом, — метастазы возникли сразу и повсеместно; в течение десятилетий болезнь протекала в латентном для общественного сознания режиме, пока не привела к скоротечной мутации этого сознания как такового.

3 Кто владеет миром

Свобода и необходимость

Общество не может быть свободным без свободы слова. И именно она является главной мишенью порочного союза части политических элит США и Big Tech. Само содержание понятия «свобода» изменилось до неузнаваемости. Теперь в умах множества людей она превратилась в свободу запрета выражения альтернативных мнений. Факты здесь больше не играют никакой роли. Они вообще не имеют отношения к тому, что приемлемо, а что недопустимо. Это, конечно же, радикально расширяет свободу тех, кто обладает большей силой. Т. о., определение свободы, вины и принуждения становится относительным и тасуемым по необходимости как колода карт. Высшей ценностью становится «справедливость». Превратившись из моральной категории в необходимость «прямого действия», она позволяет забанить аккаунт любого индивидуума, помеченного как нелояльного «прогрессивным» ценностям, назначаемым произвольно. Она требует увольнения с работы человека, допускающего, что все жизни имеют равную ценность, а не только «чёрные». Она приписывает каждому белому атрибут white supremacist, а тому, кто отказывается от использования так наз. гендер-нейтральных местоимений статус протагониста hate speech. Она оправдывает мародёрство, погромы и убийства. Она выдаёт индульгенцию на применение насилия, поскольку последнее необходимо для подкрепления чувства морального превосходства над еретиками.

Монополизированная реальность

Всё это стало возможным, потому что толпе было послано сообщение, что теперь всё решает она. Для того, чтобы в сознании биомассы возникла такая предпосылка, конечно, требуется соответствующее содержание информационного пространства: как известно, кто владеет (заполняющей его) информацией, тот владеет миром. Отсутствие общественного контроля превращает задачу массового промывания мозгов в несложную техническую процедуру. И все прекрасно знают, что именно таково положение вещей: Google, FB и Twitter — именно те, от кого зависит, какой будет воспринимать реальность значительное большинство населения.

Конечно же, эти компании заинтересованы в сохранении этой своей привилегии навечно. Информация для них — в буквальном смысле деньги, но то, что хорошо для них, не обязательно приемлемо с точки зрения антимонопольного законодательства. Совершенно естественно, что поскольку законодательные нормы устанавливаются людьми с соответствующими полномочиями, наиболее действенный способ для техно-гигантов избежать институционального вмешательства в свою деятельность — вступить в симбиотический союз с властью.

Источник: https://www.google.lv/url?sa=i&url=https%3A%2F%2Fmadison.com%2Fwsj%2Fopinion%2Fcartoon%2Fhands-on-wisconsin-big-tech-crushes-the-competition%2Farticle_2abf8997-87bd-5684-bd00-815d9ab70821.html

Внешне этот механизм выглядит почти как старое доброе лоббирование: ИТ-гиганты субсидируют политическую организацию взамен на законодательную поддержку собственных интересов. Однако конечным результатом здесь является не перераспределение этой поддержки между субъектами бизнеса, а смещение баланса политических сил в обществе. И поскольку это смещение происходит именно в результате манипуляции общественным мнением, а не вследствие общественного консенсуса, это — именно захват власти, выполняемый в цикле обратной связи между удушением свободы слова и формированием предвзятого общественного мнения.


Почему демократы?

Но почему протагонистом антилиберальной мутации американского общества стала именно Демократическая партия?

Потому что кредо демократов — социальный прогресс, в то время, как у их соперников это — национальные ценности. Тонкость в том, что прогресс не гарантирует неприкосновенности последних, и насчёт того, стоит ли рисковать ими ради неких предполагаемых улучшений, мнения псевдо-прогрессистов (демократов) и консерваторов (республиканцев) принципиально расходятся. Это предоставляет демократам расширенные возможности для политических спекуляций: для продвижения своей повестки им достаточно убедить избирателей в несправедливости текущего порядка вещей (а, стало быть, — необходимости его изменения), и сделать это не слишком сложно, поскольку «справедливость», опять таки, не есть артефакт объективной реальности; мир «несправедлив» потому что он ощущается таковым, а большинством он и не может ощущаться иначе. Ибо, во-первых, людям всегда хочется больше, чем у них есть, а во-вторых, у них на виду постоянно маячат всякие безосы, цукерберги и им подобные «неразъяснённые» личности, обладающие богатством, в миллионы раз превосходящим активы обычных граждан при том, что едва ли многие верят в соответствующий уровень их личных добродетелей. Неудивительно, что это вопиющее несоответствие отождествляется людьми с отсутствием социальной справедливости. Это, в свою очередь, ставит под сомнение те самые ценности, за которые ратуют консерваторы. Им здесь попросту остаётся нечем крыть.

Свято место

Проблема «справедливости» отодвигается на второй план, когда у людей есть причина для солидарности друг с другом перед лицом некоего общего врага. Последний раз подобный прецедент имел место во времена холодной войны: баланс политических сил внутри США поддерживался благодаря патриотической повестке. Однако с развалом СССР последняя утратила основания и свято место снова оказалось занятым «справедливостью». Т. о., баланс между псевдо-прогрессистами и консерваторами начал смещаться в сторону первых. Неспособность осмыслить динамику современного мира даёт основание воспринимать вторых интеллектуальными банкротами, однако справедливости ради надо отметить, что их противники оказались не столько умней, сколько беспринципнее. В отличие от многих республиканцев, продолжающих придерживаться традиционных американских ценностей, демократы в своём большинстве являют картину полной аморальности, абсолютного цинизма и гротескного лицемерия. Это их качество буквально бросается в глаза в свете мгновенно выражаемой ими поддержки любого мэйнстримного движения, если только это сулит им прибавку политического веса. То, что эти движения (BLM — хрестоматийный пример) открыто заявляют о своём стремлении демонтировать либеральное общество, ничуть не смущает псевдо-прогрессистов и даже не обсуждается внутри партии.

Источник: https://www.pinterest.com.mx/pin/343610646574296390/

Характерно, что не только сами демократы продолжают называть себя либералами, но огромная часть общественности остаётся убеждённой, что их политическая позиция соответствует принципам либерально-демократического общества.

Добро пожаловать в Новый Чудный Мир!

4 Путь к катастрофе

О первопричинах

Конечно, на самом деле всё происходит не сразу и не вдруг. Общественное мировоззрение — это весьма инертная вещь. Для того, чтобы оно пришло в состояние, ведущее к изменениям общественного уклада, требуется время. Но и времени самого по себе недостаточно. Нужна некая идея, способная, по К. Марксу, овладеть сознанием масс[7]. Каковы же идеи, сокрушающие на наших глазах Америку, которую мы привыкли считать лидером свободного мира? И откуда они взялись?

Мы полагаем, что на самом деле нельзя говорить о каком-то едином идейном источнике. Более того, нам представляется, что конечная проблема здесь не в идеях, как таковых, а в неспособности современного общества противостоять им вследствие несоответствия его мировоззрения реалиям человеческой природы. Частично мы коснулись этого аспекта выше, в абзаце, посвящённом демократии, но на самом деле этот вопрос выходит за рамки политики и даже философии. Его сложность не позволяет нам рассмотреть его в этой статье досконально (это — тема для многих отдельных статей), заметим, однако, что первопричина настигшего Америку несчастья заключается не в неразрешимости вставших перед ней затруднений, а в отказе от признания проблематичности собственного целеполагания.

В частности, в течение нескольких последних десятилетий западное общество следовало нео-либеральным курсом (наиболее яркими евангелистами которых были Р. Рейган и М. Тэтчер), заключающим общественное благополучие в прокрустово ложе «экономизма». Пикантность момента состоит в том, что при этом официальной повесткой объявлялся патриотизм, но непонятным оставалось, каким образом его укреплению может способствовать стремление заместить социальный аспект человеческого существования индивидуализмом.

После нации

Наглядным примером этого несоответствия могут служить слова М. Тэтчер:

Я думаю, что мы пережили период, когда слишком много детей и людей давали понять: «У меня проблема, и правительство должно с ней справиться!» или «У меня проблема, пойду и получу грант, чтобы с ней справиться!» «Я бездомный, правительство должно дать мне жилье!» и поэтому они перекладывают свои проблемы на общество, а что такое общество? Но нет такой вещи, как общество! Есть отдельные мужчины и женщины, есть семьи, и ни одно правительство не может делать ничего, кроме как через людей, и люди в первую очередь смотрят на себя.[8]

Но позвольте, если нет общества, то — кто мы[9]? Что нас объединяет? Социализация есть важнейшая потребность человеческого существа — без неё наши предшественники попросту не выжили бы в суровых условиях африканской саванны (но, конечно, чтобы принять этот факт к рассмотрению, нужно хотя бы допустить то, что человек есть продукт эволюции, а не промысла Господня). И если больше «нет общества», значит, нет и граждан. Стало быть, индивидуумам, переставшими воспринимать себя таковыми, остаётся лишь заместить эту конвергентную идентичность какой-то другой — расовой, этнической, культурной, религиозной и т. п. Но поскольку группа есть культурно экстериоризированное племя, то и сознание индивидуумов становится племенным. В свою очередь, интересы племён неизбежно конфликтуют, поскольку племенные реалии выражаются в перманентной борьбе за ресурсы (и ограничиваются ими), которых никогда не хватает на всех. Т. о., индивидуализация за счёт социализации приводит сначала к атомизации, а потом — трайбализации, и это — именно то, что произошло в США, население которых чрезвычайно разнородно с перспективы групповой принадлежности. И конечно, едва почувствовав этот тренд, демократы не преминули им воспользоваться: Identity politics стала их внутриполитической стратегией. И хотя некоторым из партийных деятелей[10] губительность этого подхода представлялась очевидной, это никак не повлияло на общий курс. В конце концов — что такое судьба нации по сравнению с обладанием властью!

Мир сквозь призму угнетения

Но, конечно, политика идентичности возникла не спонтанно. Она опирается на некую идею необходимости борьбы угнетенных или эксплуатируемых групп с доминирующими общественными структурами. Эта идея имеет очень давнее происхождение — с тех самых времён, как люди начали осознавать себя членами сообществ, находящимися в отношении доминирования и подчинения: рабы и рабовладельцы, плебеи и патриции, крестьяне и феодалы, рабочие и капиталисты, и т. п. Эта концепция нашла своё практическое применение во время Великой Французской Революции, утвердившей принцип эгалитаризма (в рамках лозунга свобода, равенство и братство!) взамен сословного. Проблема с политикой идентичности здесь в том, что она опирается на видение мира, в котором отношения между 1) людьми определяются исключительно их принадлежностью к той или иной группе и 2) группами всегда выражаются в борьбе за доминирование друг над другом и никогда — во взаимовыгодном сотрудничестве. Это утверждение образует каркас более широкого движения, получившего название Wokeness[11], философский базис которого несложно обнаружить в классовой теории, разработанной К. Марксом и, в частности, в концепции «ложного сознания»[12] (хотя как таковое, данное выражение употреблял не Маркс, а его соратник Ф. Энгельс). Адепты wokeness воспринимают реальность через ту же призму никогда не прекращающегося противоборства угнетённых с угнетателями. Однако системная философия этого движения опирается на ряд теорий, выходящих за рамки теории классовой борьбы и представляющих собой синтез идей так наз. «Франкфуртской школы» и философского течения постмодернизма.

Франкфуртская школа и постмодернизм

Под Франкфуртской школой принято понимать группу левых интеллектуалов, чьё творчество датируется несколькими десятилетиями XX века (примерно с начала 20-х до начала 80-х). Их работы часто объединяют под общим термином «Критическая теория». Также о них иногда говорят как о представителях так наз. «культурного марксизма». Суть последнего якобы заключается в том, что он является модифицированной версией классического марксизма, призванной восполнить недостатки последнего, ставшие очевидными после провала проекта всемирной пролетарской революции. В частности, открытую конфронтацию пролетариата и капиталистов предлагалось заместить латентной «культурной войной», разрушающей устои «эксплуататорского общества» изнутри.

Однако эту версию вряд ли можно назвать беспристрастной. Несомненно, деятели Франкфуртской школы в той или иной степени разделяли взгляды К. Маркса. Соответственно, они считали капиталистическое общество несправедливым. Но всё же, эта позиция не тождественна намерению свершения пролетарской революции (как предлагал Маркс). Критическая теория, безусловно, стала философским базисом для радикальных теорий, призванных демонтировать либеральный режим, однако такова сущность философии — она пытается объяснить мир с точки зрения конкретного мыслителя, а то, каким образом она будет адаптирована к политической борьбе, от этого философа может не зависеть вовсе. В связи с этим можно вспомнить, что никто иной, нежели Платон в своём «Государстве» предлагал сделать общественной практикой введение цензуры (!), для чего подвергнуть «редактированию» Гомера, дабы не вселять в сердца воинского сословия страх смерти. Но до сих пор великий греческий философ считается одним из отцов-основателей европейской школы мысли, краеугольным камнем которой является индивидуальная свобода и разум.

…Иногда нам трудно примириться с идеями, с которыми нам приходится жить; иногда противоречия этого мира кажутся нам неразрешимыми. Но такова действительность. Всё, что у нас есть, чтобы отличить правду от лжи — это наш разум, пытающийся в процессе бесконечного переосмысления человеческого опыта понять реальность, в которой он себя однажды обнаружил.

В конце концов, мы не слишком многое знаем наверняка, и проблема достоверности наших суждений объективной реальности всегда была центральной в философии. И всё же, декартово cogito, ergo sum даёт нам точку опоры для суждений, поверяемых логикой. Мы можем заключить, что объективная реальность существует, подтверждением чему является существование фундаментальных естественных законов, а значит, можно говорить и о существовании абсолютной истины. Т. о., становится возможным определить намерение, стоящее за той или иной философской доктриной, и оно определяется именно отношением её автора к тому, что он предлагает взять за точку отсчёта постижения реальности. Исходя из этого критерия, необходимо заключить, что идеи, обосновывающие ликвидацию либерального общества, в конечном итоге, опираются именно на отрицание абсолютной истины. И это именно постмодернизм делает всё относительным, объявляя фикцией любой системообразующий нарратив. Больше не существует ни религии, ни идеологии, ни метафизических Добра и Зла, а значит — морали. У человека буквально не остаётся той самой точки опоры для «инсталляции» в собственном сознании последовательной картины мира.

Постмодернизм и власть: пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест (администрация Обамы) без предупреждения появляется на трибуне в зале для брифингов с персонажами «Звездных войн». https://www.rappler.com/entertainment/white-house-star-wars-barack-obama

Неудивительно, что постмодернизм подвергался массированной критике множеством мыслителей. Любое общество зиждется на иерархии ценностей, и их нивелирование является угрозой наступления варварства. И к каким бы трагическим последствиям не привело применение политического аспекта марксизма, и какие бы зловещие для западного общества коннотации не находили консервативные мыслители в Критической теории, ни то, ни другое никогда не ставили своей целью демонтажа цивилизации.

Однако отмена метанарративов оказалась не последней целью девальвации культурных и интеллектуальных достижений человечества. Поистине разрушающим, опустошительным явлением стало одно из наиболее примечательных ответвлений постмодернизма, вершина так наз. «неклассической философии» (которое правильней было бы назвать анти-философией), известного, как Деконструкция.

5 Деконструкция смысла

Катехизис антифилософии

Автором концепции является французский философ Жак Деррида (1930–2004). В упрощённом виде её смысл в том, что смысла не существует. Вообще. Не только как содержания нарратива, но как явления, отражающего реальность. То, что мы считаем смыслом, является иллюзией, создаваемой контрастом между символами «письма». Т. о., мы никогда не можем быть уверены в том, что именно хотел сказать автор.

Что, в конечном итоге, это значит? Фактически, упразднение философии, как дисциплины, стремящейся понять сущность окружающего мира, а значит — предназначение человека, как мыслящего существа. Забудьте Платона, Аристотеля, Декарта, Гегеля и прочих. Вы никогда не поймёте того, что они пытались до вас донести.

Источник: https://www.ranepa.ru/struktura/izdatelskij-dom-delo/novosti-iddelo/v-id-delo-ranhigs-vyshla-biografiya-zhaka-derrida/

Кажется абсурдом, не так ли? В конце концов, каким образом мы вообще можем приходить к каким-либо умозаключениям, позволяющим делать достоверные прогнозы (т. е., контролировать нашу жизнь), если смысла нет ни в чём и нигде?

Тем не менее, деконструкция обрела невероятную популярность среди множества интеллектуалов и многие до сих пор считают Ж. Деррида одним из крупнейших философов современности. Но, конечно, не все. Большая доля философского сообщества считает его мошенником от философии.

Но как мошенничество смогло оказать такое колоссальное влияние на представление гуманитариев о реальности? Мы можем высказать собственную гипотезу на этот счёт. Деконструкция принимается многими, потому что она не вступает в конфликт с ощущением реальности и более, того, парадоксальным образом указывает человеку выход из ситуации, который, как он верит, невозможно найти посредством индуктивного анализа. Она не отменяет чувственного опыта, а он, в свою очередь, многими воспринимается более реальным («доверяй сердцу» и т. п.), чем умозаключения, какими бы логичными они ни были. Собственно, непоколебимая декартова аксиома также отталкивается от ощущения (присутствия индивидуума в мире), и только потом, когда на сцену выходит разум, приходит смысл. Деконструкция освобождает человека от мучительного поиска истины: не следует искать то, чего не существует. Однако это вовсе не значит, что человек не может повлиять на источник своих ощущений, оставаясь агентом взаимодействия со своей средой. Нужно просто найти паттерн восприятия реальности, дающий эмпирическую уверенность в эффективности своего применения.

Золы угасшъй прах

Понимание этого принципа предоставляет ключ к объяснению кажущегося неадекватным поведения адептов wokeness. Картина мира в их сознании становится бинарной: либо вы борец с расизмом, либо — расист (white silence is violence![13]). Если вы белый, значит, — тоже расист. Потому что, в соответствии с критической расовой теорией кто-то обязательно должен быть расистом. Ибо людей следует разносить на враждующие группы, а если люди принадлежат к разным расам, они оказываются в этих группах по определению. И конечно, расистами могут быть только белые. Далее: поскольку современная наука есть продукт европейской цивилизации, она — расистская. 2 x 2 = 4 — расистское выражение. И это не шутка![14] Это скорее устрашает, чем вызывает недоумение, ибо почти точь-в-точь повторяет эпизод из 1984 Оруэлла. Почти так же впечатляет вера wokists в так наз. «системный расизм». Системный расизм? В США? Где до Трампа два раза подряд избирался чёрный президент? Где огромное количество чёрных политиков, бизнесменов, артистов, куча миллионеров и т. д. и т. п.? Если это не шизофрения, то что же тогда?

Тем не менее, миллионы органически нормальных людей верят в это. Как это сумасшествие вообще возможно? Но почему, собственно, нет? Немцы в нацистской Германии верили в то, что существует высшая (арийская) раса, и существуют остальные, стоящие ниже, вплоть до неполноценных славян и воплощающих в себе зло евреев, подлежащих уничтожению. Советские граждане в сталинском СССР верили во врагов народа. В Индии многие люди до сих пор воспринимают друг друга как представителей не равных по своему достоинству каст. Люди верят в инопланетян, плоскую Землю, и в то, что вышки мобильной связи 5G распространяют COVID. Это не болезнь, это — их персональная реальность, субъективно не менее доподлинная, чем ваша. Деконструкция лишь предлагает философски последовательный фреймворк для нормализации человеческого безумия, но само безумие всегда было с нами, мы просто не понимаем, когда оно управляет нами или делаем вид. И в этом едва ли есть что-то удивительное, если, опять-таки, вспомнить о том, что «мы потомки возвысившихся обезьян, не падших ангелов»[15]. Идейные отцы Просвещения верили в человеческий разум, но Деррида словно в насмешку превратил эту веру в золы угасшъй прах[16]. Что есть разум? Дэвид Юм знал, что он есть «раб страстей». Великому шотландскому философу не обязательно было знать о биологической эволюции, чтобы сделать эмпирически корректный вывод. Между тем, наш разум, в самом деле, — продукт эволюционной целесообразности, в контексте которой конечная цель любого живого существа подчинена выживанию вида. И с этой перспективы каждая особь бессознательно следует жёстко прописанной в древних пластах наших мозгов программе, требующей выжить, размножиться и максимально способствовать выживанию своей группы, также являющейся средством выживания. Всё логично. Иначе нас бы сейчас здесь не было. Наш внутренний навигатор фиксирует данную цель, после чего наш разум заполняет дистанцию от точки нашего текущего присутствия в мире до этой цели культурно детерминированными артефактами, дабы придать этому движению смысл и оправдать все те бесконечные несправедливости и зверства, которые люди учиняют друг над другом, следуя латентному диктату эволюции, ортогональной всей нашей морали и вообще всему, что отличает нас от животных. Авторитарным политикам остаётся лишь выбрать наиболее рациональную стратегию, позволяющую канализировать «безумие масс»[17] в направлении, позволяющем реализовать собственный «инстинкт власти».

6 Если заговорят пушки

Война — дело молодых,
Лекарство против морщин.

Существует ли американская нация? Этот вопрос внезапно стал актуальным сразу же после трагической смерти Дж. Флойда. Непредумышленное убийство белым полицейским мелкого чёрного уголовника, снятое на видео, словно обнажило незаметную ранее смертельную уязвимость Америки, превратив частную трагедию в катализатор торнадо, грозящего разнести на части самую могущественную страну мира. Оказалось, что колосс стоял на глиняных ногах: зомби-апокалипсису с его бесконечными погромами, поджогами, сносом памятников и нападениями на мирных граждан только потому, что они не хотят участвовать во всей этой вакханалии, фактически не было оказано никакого противодействия со стороны тех, кого принято называть «гражданским обществом».

Активные мероприятия

Как давно это случилось? Когда Америки не стало? Пять лет назад? Десять? Или ещё раньше?

Ретроспективный взгляд позволяет сделать некоторые выводы о том, каким образом развивался этот процесс. Первый, абсолютно ясный, сигнал Штаты получили более 35 лет назад от советского перебежчика, бывшего сотрудника КГБ Юрия Безменова (известного так же под псевдонимом David Schuman). В своём ставшем теперь сенсационным интервью Эдварду Гриффину ещё в 1984 г., он рассказал о стратегии советского руководства по разрушению Соединённых Штатов изнутри, наз. «Активные мероприятия» (в англ. версии — Ideological subversion) состоящей из четырёх этапов: «деморализации», «дестабилизации», «кризиса» и, наконец, «нормализации».

Первый этап должен был осуществляться в течение 15-20 лет (начиная с 60-х г.г.). Его смысл заключался во внедрении в сознание получающих образование американцев идеологии, приводящей к разрушению американских ценностей. Это внушение должно было происходить совершенно легально в рамках университетского образования и, в конечном итоге, проникнуть со своими носителями в официальные структуры США, СМИ, бизнес и стать мэйнстримом в высшем образовании. По сути дела, цель заключалась в перепрограммировании национального самосознания и превращении его в пост-национальное. Заметим, что тогда, в 1984 г., по утверждению Ю. Безменова, этот процесс уже приобрёл необратимый характер — не менее 3-х поколений американцев прошли соответствующую идеологическую обработку (см. выше — Франкфуртская школа и постмодернизм).

Следующая стадия, «дестабилизация», длится всего 2-5 лет. В течение этого времени антиамериканская идеология должна распространиться внутри институтов — экономических, политических и оборонных.

После этого должен начаться короткий этап «кризиса», представляющий из себя насильственное подчинение одной из сторон всех остальных. Его результатом должно стать переформатирование политической и экономической государственной структуры.

И последний этап — так наз. «нормализация», означающий закрепление данного порядка навечно.

Напомним, это интервью датируется 1984 г. И в нем будущее Америки представлено с шокирующей точностью. Это — именно то, что мы наблюдаем сейчас, на стадии, которую, скорее всего, можно назвать началом «кризиса».

Конечно, было бы упрощением считать, что то, что происходит с США, есть исключительно результат подрывной деятельности КГБ. Подобного рода деятельность была обычной практикой международной политики во все времена. Но никогда ещё внедряемая в общество противника идеология не была способна оказать на него такого разрушительного воздействия. И это — доказательство уязвимости самого общества. Что, конечно, проблема не только Америки, но и всего Западного мира (как мы заметили ранее, это — чрезвычайно сложная тема, требующая отдельного обсуждения; мы надеемся, что читателю она будет интересна).

(Некоторые технические детали того, как идеологическая интоксикация США проводилась в рамках подрывной работы КГБ вы можете увидеть в расширенном интервью Ю. Безменова.)

Что дальше?

И что будет дальше? Никто всё ещё не знает наверняка. Однако, то, что едва ли подлежит сомнению — это то, что в любом обществе всегда найдутся те, для кого потеря Родины равноценна потере жизни. Америка, конечно, не исключение.

Это значит, что война возможна. И она может начаться в любой момент. Достаточно одного серьёзного конфликта с применением огнестрельного оружия, когда противники намеренно откроют друг по другу огонь на поражение, чтобы вызвать цепную реакцию по всей стране. Так было в Югославии, и США в этом смысле очень похожи. Раскол американского общества, кажется, достиг своего дна, и точка невозврата пройдена. И он имеет место не только среди граждан, но среди представителей силовых ведомств — полиции, национальной гвардии и армии. Противоборствующие стороны активно вооружаются и это уже выглядит как преддверие расового конфликта.

Для всех сторон возможной грядущей войны она, вероятно, будет актом освобождения от навязываемой извне воли. Может быть, в этом есть логика истории, и иной исход невозможен.

Конечно, существует надежда, что война не станет концом Америки. Возможно, что страна, прошедшая через апокалиптическое Чистилище, возродится уже свободной от гнёта прошлых несправедливостей, обид, взаимного недоверия и ненависти и обретёт, наконец, мудрость зрелой нации. Но даже в этом случае, цена избавления от безумия будет чудовищной. Погибнут, возможно, миллионы людей. Многие — совершенно невинно, только потому, что им не повезло оказаться в данном месте в данное время с данным цветом кожи.

И какие будут оправдания у нас, американцев? Что наши отцы не оставили нам Билль о правах, чтобы освещать наш путь?

Что никто не предупредил нас, что дом, разделившийся внутри самого себя, не сможет устоять? Что никто не сказал нам, что мы должны судить друг друга по характеру, а не по цвету кожи?

Подобно всем людям доброй воли, я прошу у вас не большего, чем просто мирно жить в моей стране, где я буду пользоваться равной защитой закона без лишения прав состояния с конфискацией имущества, точно так, как это предусмотрено в нашей конституции. К сожалению, эта простая истина просто мертва, как и сама Америка.

Томас У. Читтам, «Крах США. Вторая гражданская война, 2020 год.»

Т. Читтам, Вьетнам.
https://www.amazon.com/White-Real-life-Dirty-Dozen-Vietnam/dp/1693440784

***

Что выберет Америка? «Свобода или смерть», или подчинение новому порядку, внутри которого не останется ничего из того, во что верили великие мыслители Античности, Ренессанса и Просвещения? Большая чистка уже началась, и не только в медиа, но и на официальном уровне, с требованием «де-программировать» сторонников Трампа (естественно, определяемых как white supremacists, даже несмотря на то, что среди них полно чернокожих, азиатов и латиносов). Несложно представить, какой будет реализация данного подхода «единения Америки» — у всех на глазах есть вполне подходящий пример — «лагеря перевоспитания» в Китае (китайцы, конечно, не первые, кто изобрёл их).

И что же, неужели оруэлловская антиутопия может стать реальностью? —

…Документы все до одного уничтожены или подделаны, все книги исправлены, картины переписаны, статуи, улицы и здания переименованы, все даты изменены. И этот процесс не прерывается ни на один день, ни на минуту. История остановилась. Нет ничего, кроме нескончаемого настоящего, где партия всегда права.

Время летит быстро. Мир меняется на глазах. Можем ли мы повлиять на то, что происходит с ним и со всеми нами? Мы не знаем. Возможно, у нас ещё есть некоторое время в запасе, но никому не известно, сколько именно. Возможно, в Штатах найдётся достаточное число трезвомыслящих политиков, общественных деятелей и публичных интеллектуалов, чтобы сплотиться и спасти нацию вместе с американским народом.

По крайней мере, у нас всё ещё есть право надеяться на лучшее.

God bless save America.

Дополнительные источники

Видео

Yuri Bezmenov: The Marxist Ideological Subversion Of America — https://www.youtube.com/watch?v=os63_osqIzo

Former KGB Agent Yuri Bezmenov Explains How to Brainwash a Nation (Full Length) — https://www.youtube.com/watch?v=5It1zarINv0

Русские в США защищают свой бизнес от погромщиков BLM — https://www.facebook.com/bbcnewsrussian/posts/10157446402658325

The PEOPLE protect their town from thugs and rioters — https://www.youtube.com/watch?fbclid=IwAR32jG-1QS4FhwRtxXeBk0W8XH7Fo93lysCCO9gc_C-aUDWZ60QA6nC0wks&v=lkFM-hgY4Kg

Candace Owens – I DO NOT support George Floyd and I refuse to see him as a martyr.  — https://www.youtube.com/watch?v=X4BveH3iTFM

Some officers march and kneel with protesters, creating dissonant images on fraught weekend of uprisings — https://www.washingtonpost.com/nation/2020/06/01/some-officers-march-kneel-with-protesters-creating-dissonant-images-fraught-weekend-uprisings/

WHITE NC COPS & CIVILIANS WASH BLACK PROTESTERS’, FAITH LEADERS’ FEET … Ask for Forgiveness — https://www.tmz.com/2020/06/07/white-cops-civilians-wash-feet-black-protesters-north-carolina-forgive/

Tucker Video: What Biden’s War On ‘White Supremacy’ Is Really About — https://tammybruce.com/2021/01/tucker-video-what-bidens-war-on-white-supremacy-is-really-about.html

BLM: Сопротивление произволу или беззаконие? — https://www.youtube.com/watch?app=desktop&v=dmOdnJFYDIk

BLM founder admits they are trained Marxists — https://www.youtube.com/watch?v=rdpIIiBe7Wc

National Geographic: Black Lives Matter — https://www.facebook.com/watch/?v=292475822129458

‘You are here profiting off of our f*cking pain!’ — Desiree Barnes slammed people for looting low-income neighborhoods and destroying resources residents need — https://www.facebook.com/NowThisNews/posts/3474084976014935

Tucker: Democratic Party is planning a war on half of America — https://www.youtube.com/watch?v=UoT95B90cwU

Tulsi Gabbard: Proposed domestic terrorism laws ‘directly undermine’ freedom — https://www.youtube.com/watch?v=Z1lq8A_J2Nw

Tucker: Why mobs are tearing down America’s monuments — https://www.youtube.com/watch?v=cxxHV5vu1Mo

The Mob Is Now Ruling America — https://www.facebook.com/watch/?v=2664374357157114

Tucker: The rise of left-wing rage mobs in America — https://www.youtube.com/watch?v=fv6Y3a4BV6E&fbclid=IwAR3LLPsfCp9xcG6mAqhI2H5lVvanMJ709kkeLFiVrql686F1U-vyjPf0gIQ

PHILOSOPHY: Jacques Derrida — https://www.youtube.com/watch?v=H0tnHr2dqTs

2017/06/28: Postmodern NeoMarxism: Diagnosis and Cure — https://www.youtube.com/watch?v=s4c-jOdPTN8

Jacques Derrida. Fear of Writing — https://www.youtube.com/watch?v=qoKnzsiR6Ss

Political Philosophy: Plato’s Republic, Revisited — https://www.youtube.com/watch?fbclid=IwAR1qOwct_5AIcRLGnTbp-ZH2dhPybuN2A3ABG2oUMhsLRjsIYj3ORmb-IwU&v=lnb_MXI809c

Martin Luther King speech — I Have a Dream — deutscher Untertitel — https://www.youtube.com/watch?v=Wxc6iqRC-n8

Статьи в медиа

AOC proposes funding to deprogram white supremacists — https://nypost.com/2021/01/15/aoc-proposes-funding-to-deprogram-white-supremacists/

Washington Post columnist says that white Trump supporters need to be “deprogrammed” — https://www.washingtonexaminer.com/news/trump-supporters-deprogrammed

Racial division is being sown in the name of anti-racism — https://www.spectator.co.uk/article/racial-division-is-being-sown-in-the-name-of-anti-racism-it-s-time-to-speak-out

The White-Guilt Cult — https://www.nationalreview.com/magazine/2020/07/06/the-white-guilt-cult/

#SoSorry – Being White But Doing It Right….. — https://objectivejournal.wordpress.com/2017/05/25/sosorry-being-white-but-doing-it-right/

Identity Politics — https://newdiscourses.com/tftw-identity-politics/

Iconoclasm as a Prelude to Woke Horrors? — https://newdiscourses.com/2020/06/iconoclasm-prelude-woke-horrors/ Fired Wilmington cop: “We are just going to go out and start slaughtering them f* ni*. I can’t wait. God, I can’t wait.” [Free read] — https://portcitydaily.com/local-news/2020/06/24/fired-wilmington-cop-we-are-just-going-to-go-out-and-start-slaughtering-them-f-ni-i-cant-wait-god-i-cant-wait-free-read

 

[1] В Сингапуре марксистская идеология запрещена, тогда как в Китае формально она является теоретическим базисом государственного политического строя.

[2] Выражение ему приписывается.

[3] Ленин, Владимир Ильич. Полное собрание сочинений. Том 41, Май-ноябрь 1920.

[4] Не путать с «карликовыми» шимпанзе бонобо.

[5] Заметим, что, при этом, как бы парадоксально это ни звучало, именно одержимость властью является одним из главных двигателей социального прогресса — эта она заставляет нации и социальные классы соперничать друг с другом, избавляя (нередко за счёт обильного «кровопускания») их от застоя и экзистенциальной деградации (как известно, Гегель видел в Наполеоне «мировую душу»; для Ницше «воля к власти» была важнейшим стимулом трансформации человека в сверхчеловека). Если бы этого стремления не было, мы до сих пор жили бы в первобытном «раю» (который, разумеется, никогда раем не был).

[6] То, чему мы, вероятно, свидетели, – не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления. … в реальном, материальном мире до победы еще далеко. Однако имеются серьезные основания считать, что именно этот, идеальный мир и определит в конечном счете мир материальный. Фукуяма, Фрэнсис — Конец истории? (эссе)

[7] «…теория становится материальной силой, как только она овладевает массами.» — К критике гегелевской философии права (1844)

[8] I think we have gone through a period when too many children and people have been given to understand ‘I have a problem, it is the Government’s job to cope with it!’ or ‘I have a problem, I will go and get a grant to cope with it!’ ‘I am homeless, the Government must house me!’ and so they are casting their problems on society and who is society? There is no such thing! There are individual men and women and there are families and no government can do anything except through people and people look to themselves first.

— Thatcher, Margaret. 1987. ‘Interview for “Woman’s Own” (“No Such Thing as Society”).’ in Margaret Thatcher Foundation: Speeches, Interviews and Other Statements. London.

[9] Huntington, Samuel P. — Who Are We? The Challenges to America’s National Identity. 2004.

[10] Lilla, Mark — The Once and Future Liberal: After Identity Politics. 2017.

[11] Англ. «Пробуждение».

[12] Термин «ложное сознание» обозначает систематическое искажение в осознании общественных отношений угнетаемыми классами; это искажение возникает, существует и поддерживается, чтобы скрыть общественные отношения эксплуатации, господства и подчинения. — https://ru.wikipedia.org/wiki/ложное_сознание

[13] Белое молчание — это насилие (англ.).

[14] 2+2=5? — Anti-Woke Scholar James Lindsay Destroys Woke Culture — https://www.youtube.com/watch?v=uw0xa9xlFmE

[15] Ardrey, Robert. African genesis; a personal investigation into the animal origins and nature of man. 1961.

[16] Деррида, Жак. Золы угасшъй прах. Пер. с франц. В. Е. Лапицкого. — 2-е изд.,  испр. — СПб.: Machina, 12.

[17] Murray, Douglas. Madness of crowds: gender, race and identity. 2019.

 

  • Активные мероприятия
Сергей Клевцов

Публикации в рубрике “Мнения” могут частично или полностью не совпадать с мнением редакции.


Материалы, размещенные в рубрике “Мнение” могут частично, или полностью не совпадать с точкой зрения Редакции.

Сергей Клевцов

Совмещает работу в ИТ и исследовательскую деятельсность в области гуманитарных и есествено-научных дисциплин,...