“Конституционная реформа” при более детальном рассмотрении и появлении всё новых подробностей, становится всё более похожей на банальный государственный переворот. Обычно под госпереворотом понимают всевозможные уличные мероприятия или вариант табакерки в висок, но суть любого госпереворота – смена власти (или системы власти) вне рамок действующего правового поля. А уж кто это делает – президент или толпа революционных матросов – роли не играет.

Как можно понять, всё мероприятие прошло как спецоперация. Сообщают, что Мишустин узнал о своем назначении уже только после отставки Медведева. Секретность была крайне высокого уровня, впрочем, когда банда идет брать кассу, она тоже не голосит на каждом углу. Мотивы, в общем, примерно схожи.

То, что изменения в Конституции будут проходить в форме некого опроса, легитимность которого в данном случае выглядит предельно смутной, технологически понятно – референдум может объявить только конституционное собрание, которое еще нужно собрать, оно должно подготовить поправки к конституции, вынести их на публичное рассмотрение, и уж только потом… А потом – сентябрь, когда проводить референдум уже нельзя, так как полномочия Госдумы истекают через год. Поэтому и опрос. Ничего не значащая формальность. Через Госдуму конституционные изменения, судя по всему, Путин проводить категорически не намерен, так как Госдума – это Единая Россия. А ее, по всей видимости, будут сбрасывать с телеги. В послании Путин упомянул Народный фронт, поручив ему контроль над каким-то поручением губернаторам, ЕР проигнорировал напрочь. Раз так – то ничем быть обязанным этой структуре в новой системе Путин не желает.

Сами изменения в конституции еще не озвучены, но примерно понятно, что будет создан новый орган управления – Госсовет. Он сегодня пребывает в статусе некой полуобщественной организации и совещательного органа. Теперь его должны внести в конституцию, что вызвает вопрос о функционале.

Российская конституция – сбалансированный документ. Он, безусловно, отражает базовые принципы построения буржуазно-демократического общества, но внутренняя логика и устойчивость его базируется на разделении властей, как основополагающем принципе. И Госсовет, как, впрочем любой другой орган, введенный в конституцию помимо трех ветвей власти, эту логику не просто нарушает, а разрушает.

Разделение властей не требует создания над ними контролирующего органа – они уравновешивают друг друга. То, что в сегодняшней России установлена банальная диктатура, которая игнорирует конституцию в принципе, ничего не меняет – наша диктатура носит персоналистский характер, а не институциональный, а значит – всегда остается шанс на то, что после ухода Путина (к счастью, он смертен) демократия может быть восстановлена без ломки системы. В случае придания Госсовету конституционного статуса возвращение к демократии после Путина пройдет неизмеримо сложнее.

В том, что предлагается Путиным, Госсовету будут переданы именно контрольные функции над всеми ветвями власти. Он станет суперструктурой, которая станет главной. И это ломает всю конструкцию. Простой пример – если президент страны становится просто подчиненным руководителя Госсовета, то у кого будет ядерный чемоданчик? Кто будет Верховным главнокомандующим? Кто будет отвечать за внешнюю и внутреннюю безопасность, принимать решения, касающиеся вопросов жизни и смерти страны и народа? В нынешней конеституции это расписано. А если над президентом ставится Госсовет с каким-нибудь Дед Сяопином, то кто главный? Чьи приказы будет выполнять армия в экстремальной обстановке? И такие вопросы, связанные с ломкой балансов, начнут возникать практически везде – в буржуазную демократию вписать институт диктатуры невозможно – начнутся системные сбои.


Я не зря писал про то, что у кремлевских начнет сыпаться все и сразу. Путин вместо лекций ездил на соревнования, а потому, скорее всего, так и не имеет никакого представления о праве, как системе увязок и балансов. Он сводит его к механическим процедурам, манипулируя которыми можно создать некую видимость законности. Что мы уже наблюдали при повторном его приходе на президентское место. Нынешняя конституция подразумевала, что ограничения по срокам пребывания у власти будут означать не просто уход бывшего президента, а неизбежное появление новых фигур. Тогда, в конце 80 и начале 90, требования о двух сроках было одним из наиболее востребованных, так как бессмертное нахождение у власти генсеков ЦК КПСС требовало такого ограничения. И, понятно, никто тогда не догадался проверить конституцию на предмет тандемократии. В итоге появилось поле для манипуляций, и дух конституции был попросту растоптан. (Конституционный суд показал себя в деле о повторном сроке предельно сервильным институтом, а потому не выполнил своего ключевого предназначения – охраны духа и буквы конституции от посягательства на нее. Значит, и в будущем КС так и останется бесполезным придатком, и рассчитывать на то, что он встанет на защиту главного документа от его изнасилования, не приходится.)

Сейчас ситуация гораздо тяжелее – сносят саму конструкцию. Манипуляции такого уровня и масштаба несут в себе угрозу обрушения, так как в относительно работающий каркас принудительно вкручивается, а то и вбивается железобетонная балка, пробивающая всю конструкцию навылет. Ломающая всю устойчивость. И теперь начнут возникать конфликты компетенций, которые будут разруливать, понятно, чисто политически – волевым решением. То есть – новыми железобетонными балками, которые будут подпирать возникающие перекосы. А так как инженеров среди кремлевских еще меньше, чем юристов, то о законах сопромата они никогда не слышали. В итоге рухнет все. С какого именно места – да неважно. Важно, что не рухнуть оно не сможет.

И пусть бы рушилось, конечно, но под развалинами окажемся все мы – это по нашим квартирам сегодня Путин проходит своими строительными технологиями.

75 петрушек, которых спешно и тайно собрали под вывеской конституционного собрания, должны отдавать себе отчет в том, что они становятся соучастниками государственного преступления, и рано или поздно, но ответят за него. Понятно, что так далеко они не смотрят, да и думать далеко не всем есть чем, но где-то ёкнуть у них должно.

ПС. Есть только одна область, где Госсовет может быть востребован без фатального разрушения государственного устройства. У нас вообще нет органа, ставящего идеологические рамки, отвечающего за формирование образа будущего. Структура, которая будет его создавать и формулировать, задавать ограничения всем действующим ветвям власти в вопросах идеологии, не ломает конструкцию и не покушается на компетенцию ни одной ветви власти. Но упорядочивает их работу в заданном направлении. Одна закавыка – госидеология у нас под запретом, а потому такой орган невозможен без его снятия. Ну, и главное – это, конечно сама идеология. Ее тоже нет. Есть бандитские понятия, но им не требуется структура, они прекрасно обходятся без нее.