Анатолий Несмиян

Война с ковидом для российского режима в определенной степени аналогична войне с Японией 1904-1905 года. Вначале тоже царил патриотический психоз и общее настроение — да чего с этими косоглазыми обезьянами цацкаться. Пару месяцев-полгода, и все будет как надо. Не вышло. Хилый царский режим проиграл ее по всем показателям — организационным, кадровым, ресурсным, технологическим. При том, что Япония в реальности серьезным противником по всем объективным показателям не была.

Аналогии буквально напрашиваются. Точно такие же шапкозакидательские настроения в начале 20 года, уверенность, что мы — огого. И вундерваффе за пазухой, не имеющее аналогов, и героический президент, и народ-страстотерпец, готовый на любые испытания…

В итоге сейчас можно буквально констатировать — война проиграна. Заявленные цели – «победить ковид» были недостижимы в принципе, так как победить ОРВИ — это как? Экономика разрушена как после ковровых бомбометаний, население деморализовано, вся страна в руинах. А враг не только не повержен, а только набирает статистику.

Проще говоря — руководство продемонстрировало только одно: оно недееспособно и непригодно. Но как и тогда, никакой ответственности за свой провал нести не намерено. Более того — все тяготы и лишения переложены на народ, а всех, кто этим недоволен – в батоги.

Что стряслось после поражения в войне 1905 года, известно. Последней каплей стало обращение народа-богоносца к царю-батюшке, известно чем закончившееся. Но не расстрел у Зимнего дворца стал причиной вспыхнувшего бунта, а общая обстановка, где царский режим показал свою несостоятельность.

Война 14 года — та же история. К 17 году общее настроение народа было одно — долой войну. Любой ценой. Хватит, навоевались. Собственно, поэтому Временное правительство с его лозунгом войны до победного конца оказалось неспособным противопоставить хоть что-либо лозунгу большевиков о прекращении войны.

Сегодня общее настроение не сложно понять — люди устали от этой бесконечной войны с вирусом, конца которой не видно. И с результатами у нее всё хуже и хуже. У самоустранившегося президента исчезает его ядерный электорат, и чем дальше — тем быстрее и больше. В такой ситуации любой, кто выдвинет лозунг прекращения войны с ковидом, внезапно может оказаться тем, кого народ (не население, а именно народ) поддержит, не спрашивая никаких иных пунктов программы. Что на самом деле чревато серьезными проблемами, но социальная психология в этом случае будет рулить процессом вне зависимости от любых рациональных соображений.

Прямо сейчас нет и не может быть ни лидера, ни силы, способных этот лозунг провозгласить. Фашизм — штука такая, что даже на издыхании он убьет любого. Но массовый протест, который сейчас буквально набухает, как огромный нарыв, может создать принципиально иную обстановку, в которой появится огромное число самых разных идей и людей. С разными лозунгами и призывами. Однако мейнстримной уже сейчас можно назвать только одну идею — идею прекращения войны с этим вирусом. И, конечно, наказания всех, развязавших эту войну. Вопрос ответственности — вопрос предельно важный.

И, как обычно, до того момента, как все грохнется, власть будет пребывать в полной уверенности, что все идет как надо.