ЧТО ЭТО БЫЛО?
Верховный представитель Евросоюза по внешней политике Жозеп Боррель решил съездить в Москву. На фоне показательного ареста Алексея Навального, жестоких разгонов мирных демонстраций этот визит, первый такого уровня с 2017 года, выглядел более чем странно. Многие европейские политики, общественные деятели, журналисты публично призывали главу дипломатии ЕС отменить свой визит. Однако высокопоставленный чиновник ЕС решил продемонстрировать пресловутое упрямство брюссельской бюрократии, которое помогает создавать, а не решать проблемы.
Визит оказался провальным. Москва успешно протестировала на Борреле новую модификацию своей старой политики под названием “а у вас негров линчуют” (на это прямо указали Лаврову журналисты на пресс-конференции).
Упорное нежелание одного из менеджеров объединенной Европы признать неуместность этой поездки, совершенно неподготовленной и несвоевременной, позволило Кремлю потоптаться на репутации Евросоюза, “ненадежного партнера”, как в лицо Боррелю сказал Лавров, добавив к этому высылку трех дипломатов из европейских стран. Высылка, несомненно, была приурочена к визиту.
Самое неприглядное в этой поездке – пренебрежение к судьбе человека в неволе, заложника режима. Беспомощность Борреля в вопросе о Навальном стала одобрением произвола и исключила возможность его скорого освобождения.
Такие визиты и такая политика ЕС способствует лишь наступлению беззакония и авторитаризма в Восточной и Центральной Европе. География этого наступления все расширяется, и существенную роль в этом играет диктатура в Беларуси.
Никак в Брюсселе не хотят признать, что беспринципность политики Евросоюза в отношении режима Лукашенко оборачивается катастрофой в отношениях Европы с Россией.
Все еще не хотят реально оценивать ситуацию в Беларуси и ее опасность для европейского региона.
Недавно вот с возмущением заговорили о том, что в Беларуси строят концлагерь для оппонентов диктатуры.
Как неожиданно! И это после всех многолетних нечеловеческих усилий европейских политиков разглядеть в выжившем из ума тиране фактор международной безопасности.
Вынужден разочаровать многомудрых зарубежных стратегов и политиков. Концлагерь у нас построен уже давно. А все ваши кредиты идут на его обустройство, а в последнее время – на оплату вертухаев и оборудование помещений для пыток.
Да вы и сами это знаете, просто держите нас за идиотов, которые не способны отличить реальную обеспокоенность от “выражения обеспокоенности”, а “персональные санкции”, безвредные и незаметные, от реальных санкций, от которых должны лопнуть приводные ремни диктатуры.
Вот какая интересная штука получается: откуда-то находятся силы, время, средства, чтобы изобретать все новые и новые способы умиротворения диктаторов. А вот на быструю реакцию в случаях вопиющих нарушений прав человека, которые угрожают жизни людей, нет ни желания, ни возможностей.
Да и механизма нет.
Как только речь идет о наказании виновных в грубейших массовых нарушениях прав человека, таких как Лукашенко, возникает принцип “консенсуса” которым тормозят санкции и который тут же забывается, если кому-то из политиков хочется поиграть в “реалполитик”, а проще – подзаработать на нашей беде.
И почему-то не находится ни одного европейского лидера, способного разорвать порочный круг лицемерия, проявить политическую волю и твердо встать на путь защиты тех ценностей, про которые они все время говорят.
Более того, я не помню ни одного политика, который бы признался в том, что ошибался в отношении Лукашенко или согласился бы с тем, что политика объятий с диктатором никогда не давала никаких результатов, а вот жесткие требования в сочетании с санкциями – наоборот.
Как-то не привыкли европейские политики признаваться в своих просчетах или даже объяснять, почему им так нужно было закрывать глаза на преступление режима в Беларуси. Чего они этой циничной политикой достигали? Какую выгоду для своих стран или для себя лично они из этого извлекли?
Снятие санкций в 2016 году с преступников, виновных в массовых репрессиях, и с кошельков диктатуры в Беларуси позволило Лукашенко хорошо подготовиться к невиданному по своей жестокости насилию в отношении народа Беларуси. Неужели непонятно, что репрессии в Беларуси – прямое следствие подлой политики умиротворения?
Неужели непонятно, что кредитование режима Западом идет на покупку шумовых гранат, резиновых пуль, технологий для слежки, водометов, которые применяются против мирных граждан? Или так и задумано, поскольку все это было закуплено в Европе, США, Канаде?
Сколько можно твердить, что лукашенковские репрессии против мирных граждан будут в полной мере применяться в России и с российским размахом?
Как донести, что диктаторские режимы, если их не остановить, будут продуцировать все больше агрессии и насилия, в том числе за пределами своих государств.
История отношений демократического мира с режимами в Беларуси и России отмечена некрологами политике объятий с тиранами. Оказывается, все некрологи были преждевременными, что и продемонстрировал в Москве Боррель. Сегодня он оправдывается в своем твиттере, утверждает, что все принципиальные вопросы на встрече с Лавровым поднимал, включая Украину, Навального, разгоны демонстраций. Звучит это все очень неубедительно.
У Евросоюза после такого провала своего Верховного представителя по внешней политике есть два пути:
– отправить Борреля в отставку и принять наконец действенную стратегию противостояния наступлению диктатур в Европе, начиная с жестких санкций против режима Лукашенко;
– сделать срочные выводы из визита в Москву и вместе с Боррелем принять наконец действенную стратегию противостояния наступлению диктатур в Европе, начиная с жестких санкций против режима Лукашенко для прекращения насилия, освобождения всех политзаключенных и проведения честных выборов под международным контролем..
Для такой стратегии потребуется отказ от “реалполитик”, отобъятий с диктаторами и “выражений обеспокоенности”. И, конечно же, политическая воля и более высокая степень ответственности европейских политиков, заинтересованных в безопасной и процветающей Европе.