Когда бывший канцлер Германии пошел служить лакеем на путинской бензоколонке за какие-то жалкие 2 миллиона евро в год, он опозорил прежде всего себя самого, а не свое государство. Его имя стало нарицательным, и собственная социал-демократическая партия стыдится приглашать его на свои съезды.

Когда Чрезвычайный и Полномочный посол Французской Республики Жан де Глиниасти покорно явился, как мальчик по вызову, в Юсуповский дворец в Петербурге, чтобы вручить высшую награду Франции — орден Почетного легиона — уголовнику по кликухе Гангрена, укравшему на пару со своим паханом Михал Иванычем десятки миллиардов долларов у русского народа, позором покрыло себя уже французское государство.

За жалкую подачку нефтегазовых контрактов Франция публично изогнулась тогда в похабной угодливой позе перед ворами из кооператива “Озеро”, перед убийцами Щекочихина, Политковской и Литвиненко, перед палачами-садистами, мучившими политических заключенных.

Будущий президент Франции Петен-Фийон добровольно сдался хорошему Гитлеру, предав Украину и балтийские страны в момент, когда тот сам готов был капитулировать.

Видимо, давно прогнило что-то во Французской республике. Де Голль и герои Сопротивления заставили нас забыть, что большинство французской “элиты” и масса рядовых французов, писавших доносы на своих соседей евреев, активно сотрудничали с гитлеровскими оккупантами.

Эти, далеко не славные традиции дали о себе знать и в наше время. Фийон занял пропутинскую позицию, потому что он хочет стать президентом. А замученный исламским террором французский обыватель и его “элиты” умело зомбированы кремлевской пропагандой.

После каждого масштабного теракта из Москвы немедленно раздается хор доброжелателей: “Сотрудничайте с Кремлем, иначе вас будут продолжать взрывать”.

Андрей Пионтковский

Каспаров.ру