RSS

Бедный Путин

  • Written by:

Нет, формально он не бедный, наоборот, самый богатый человек в мире. Пишут, что у него более 20 дворцов и 200 ярдов долларов. Однако деньги решают отнюдь не все. Он нищ духом и не способен родить хоть мало-мальски плодотворную и привлекательную идею. То обещал удвоение ВВП, то догнать Португалию, то еще какие-то глупости, а теперь вот в ходе общения с участниками так называемого «Всемирного» и явно постановочного фестиваля молодежи и студентов в Сочи заявил, что страна заинтересована в возвращении на родину тех ученых, которые могут принести реальную пользу российской науке.

Мол, по этому вопросу уже есть определенные идеи и проект «Мегагрант» для российский ученых будет продлен, а источники для его финансирования уже найдены. Ранее, в июле, Путин обещал выделить еще 50 млрд. руб. на грантовую поддержку ученых. Повторяется, бедняга! Эту тему он уже поднимал год с лишним тому – без толку, ситуация лишь ухудшилась.

Прошлым летом я писал в статье «Почему ученые не вернутся в Россию», что с начала перестройки страну покинули более двухсот тысяч ученых. Это вообще-то катастрофа, если называть вещи своими именами. Германию во время правления нацистов покинуло гораздо меньше ученых, но она так и не сумела за истекшие 70 с лишним лет восстановить свои лидирующие позиции. Тем не менее известный Артем Оганов, вернувшийся на родину, озвучил масштабную программу репатриации ученых, работающих за рубежом: 15000 человек за пять лет! Писал, что 1300 из них уже дома и был уверен, что найдутся еще тысячи желающих. Но с тех пор молчит. И правильно делает, ибо Путин последовательно добивает российскую науку, начиная с Академии наук, а в науке далеко не все дураки…

Зачем и куда возвращаться?

Вспомните: еще в сентябре 2015 года российское правительство обсуждало ход программы возвращения соотечественников, проживающих за рубежом. С того же года в рамках специальной программы реализуют и соответствующий проект. Каковы же результаты? По состоянию на лето 2016 года вернулись 44 ученых, а 21 человек оформляет документы. Кроме того, как с воодушевлением сообщал тогдашний президент РАН Владимир Фортов, переговоры велись еще с 420 специалистами, занимающимися наиболее актуальными научными и технологическими проблемами.

Каковы с тех пор успехи? Во-первых, живущих на западе среди них было мало и никто не вернулся. Подавляющее большинство тех, с кем велись переговоры, были учеными из Украины, которых переманивал российский военно-промышленный комплекс, но и среди них простодушных оказалось немного.

Оганов тогда сам признал, что программа «находится в начальной стадии, к проработке нужно привлечь Минобрнауки, Минэкономразвития, вузы». Ничего с тех пор не подвинулось и не могло – вы же помните, кого в России назначили министром образования и науки? Кстати, на эту тему Оганов говорил еще семь лет назад. Тогда, правда, желания были скромнее, речь шла о возвращении сотни ученых мирового уровня и о создании элитного института для них. Минобрнауки даже планировало выделить на это 12 млрд. рублей в 2010-2012 годах. Но развития затея не получила. Так почему мы должны всерьез относиться к очередной путинской болтовне?

Многие зубры, грызущие гранит науки на Западе, поддержали идею создания элитного института: мол, действия в таких масштабах пусть и не решат проблем российской науки, но начинать с чего-то надо и такой институт может стать точкой кристаллизации. Увы, практика показала, что в Сколково, зримом воплощении предлагаемого института, в который вложены большие деньги, результатов нет и не предвидится. Кроме уголовных дел по поводу хищения средств.

Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев тоже уверял, что многие готовы вернуться, если им создадут нормальные условия, и приглашал западных преподавателей в свою школу. Но тогда, в 2010 году российская экономика шла на подъем, нефть дорожала, у руля державы стоял «прогрессивный» Медведев, и у многих появились надежды на светлое будущее. Сейчас пришли иные времена: российская экономика зашла в тупик, ВВП сокращается, положение усугубляют западные санкции и российские контрсанкции. Нефть, основа экспорта, резко подешевела, бюджет трещит по швам, доходы населения падают, Резервный фонд тает на глазах, и нет денег даже на индексацию пенсий. Страна стремительно превращается в закрытое полицейское государство, и столько учёных обвинены в шпионаже, разглашении гостайн и измене родине, что создается впечатление целенаправленного уничтожения науки.

Так, на 6 лет лишения свободы осужден Сергей Калякин, доктор наук, исполнявший обязанности директора Физико-энергетического института и выполнивший важную тему по «водородной безопасности» АЭС. Ему инкриминировали нанесение ущерба госкорпорации «Росатом», точнее, отделению его «дочки», Проектно-конструкторскому филиалу «Росэнергоатома», хотя у заказчика не было ни малейших претензий и он отметил высокое качество работ. И таких несчастных десятки – Путин и впрямь ненавидит ученых! Пигмеи не любят титанов…

Да и куда возвращаться? На Западе наука делается в университетах и национальных лабораториях, в России же она в основном академическая. Готовы ли институты РАН к возвращению блудных сынов?

Кони и лани в одной упряжке

Нет, не готовы. Об этом говорится в интервью, которое еще полтора года назад взяла Ольга Орлова у Арнольда Тулохонова, члена-корреспондента Российской Академии наук, единственного российского сенатора от науки и единственного из сенаторов, отказавшегося голосовать за закон о реформе РАН. Оно было опубликовано в газете ученых «Троицкий вариант-Наука».

Академик сообщает, что хотя 2016 год и объявлен решающим в реформировании российской науки, результаты прямо противоположны целям реформ. Академия превратилась в клуб, от которого ничего не зависит, бюрократия выросла, а 40% молодых ученых Сибирского отделения готовы выехать за границу. Наука разрушается: «С 1 апреля в Красноярском научном центре исчезли 11 профильных институтов: Институт леса и древесин, Институт имени академика Керенского (это мировой институт), Институт химии и технологий, Институт биофизики, который разрабатывает замкнутые космические биологические системыѕ Их объединяют с институтами медицинского направления и сельскохозяйственного профиля. Я думаю, что это уже некий нижний предел, которого можно достичь в процессе этих реформ».

Но это не предел! Объединяют также 15 институтов Иркутской области: Институт животноводства, Институт травматологии объединяются с Институтом географии, с Институтом геологии и другими академическими институтами. Фактически это означает уничтожение сибирской науки, хотя Путин в обращении к Федеральному собранию говорил, что национальный приоритет России в XXI веке это ускоренное развитие восточных регионов. И так по всей стране: объединяют совершенно разнородные академии и институты, скрещивают коней и трепетных ланей.

Чему удивляться ‑ эта «реформа» науки привела к росту эмиграции. Так, за два года только из Института ядерной физики, самого крупного в РАН, уехали 300 человек, каждый десятый. А в Новосибирском университете есть Ассоциация выпускников, работающих за границей, в ней около трех тысяч человек.

Как видим, реальность и планы разновекторны. Оганов верит в возможность создания для ученых условий, сопоставимых с западными, Тулохонов же сообщает, что бюджетное финансирование академических институтов сокращается. Путин повелел выделять на фундаментальную науку 1,77% ВВП (в США 2,9%, в Японии 3,36%), но в действующем бюджете записано всего 0,3%. Более того, на обсуждении в Совете Федерации Тулохонов возмутился: в бюджете вообще нет строки «наука»! Силуанов, министр финансов, ответил, что деньги на нее должно давать олигархическое сообщество.

Тут впору развести руками! Во-первых, не те в России олигархи, исключая разве что Мильнера и Зимина. Остальные больше по яхтам и спортивным клубам мастаки. А что касается «Династии», фонда Зимина, который выделял гранты ученым, то его прихлопнули как иностранного агента.

Денег нет, но вы держитесь

Проще говоря, денег на науку в России нет. А ведь на 15000 классных ученых, о которых вел речь Оганов, их надо много. Объем ВВП РФ около 80 трлн. рублей и 0,3% от него это примерно 240 млрд. рублей или 4 млрд. долларов. Подсчитаем: в США Assistant Professor получает $60-70 тысяч плюс грант на исследования, Associate Professor $80-90 тысяч плюс гранты (обычно из гранта можно себе заплатить за лето тысяч 20-30). Full Professor ‑ $110-115 тысяч плюс гранты, и некоторые в сумме получают 200-300 тысяч плюс несколько миллионов на исследования. Значит, только на зарплату возвращенцам понадобится до полутора миллиардов долларов в год. А поскольку они привыкли к интересной работе и к тому, что исследования хорошо финансируются, то сумму следует в несколько раз увеличить. Таких денег в бюджете нет. Их нет даже у Ролдугина и в корзинке у Сечина. Однако и это не все.

Придется многократно увеличивать зарплаты всех остальных ученых! Иначе возникнет необъяснимое неравенство, которое лишь усилит эмиграцию. Потому что даже профессор и завкафедрой элитного СПбГУ получает 64 тысячи рублей в месяц, в десять раз меньше американского коллеги. Стандартный же оклад кандидата наук, доцента государственного вуза 15600 рублей (даже дворники не идут на такой оклад!), доктора наук, профессора ‑ 23-24 тыс. руб. Профессор, доктор наук, завкафедрой в обычном ВУЗе получает оклад в 25-30 тыс. руб. Сколько же потребуется миллиардов для них? По данным «Российской газеты» в 2014 г. в стране было 732,3 тысячи исследователей…

Подытожим. Осознавая свою неспособность поддерживать массовую науку, на которой и держится приличное государство, Путин вдруг защебетал об избранных, о «состоявшихся». Так оно будет дешевле, ему кажется. Это как купить ввиду очевидной дурости Калашникова классного специалиста Хуго Шмайсера. Шрёдера же купили? Но и тут Путин туп: политические проститутки не дают реальных результатов. Основные причины эмиграции ученых это ощущение профессиональной ненужности в стране; экономические проблемы; агрессия и озлобленность в обществе; отсутствие уверенности в завтрашнем дне; беззаконие и отсутствие безопасности; усталость от борьбы за свои права; потеря надежды на улучшение ситуации; плохая экология; тревога за будущее детей и за уровень их образования. Можно ли ожидать изменения ситуации хоть по какому-то пункту?

Нет, и это признал сам Путин. 25 мая 2016 года, на заседании президиума экономического совета он сказал, что экономика зашла в тупик: «Если мы не найдем новых источников роста, то динамика ВВП будет находиться где-то около нулевой отметки». Необходимы структурные реформы, сказал он. И чт о с тех пор изменилось? О путинских способностях к реформам тогда же высказался академик Тулохонов, подчеркнув системный характер неудач: реформы ЖКХ, полиции, образования и здравоохранения провалены точно так же, как и реформа науки. А точку поставил на днях премьер Медведев, опубликовав правила обращения с кадилом в церквах…

И ведь не только экономикой жив человек! После западного воздуха свободы, душевного и интеллектуального комфорта мало кого потянет в тоталитарную страну. Да и опасно это. Взять того же Гуриева ‑ Европейский банк реконструкции и развития назначил его главным экономистом. Как же бывший сторонник возвращения ученых на родину сам оказался за границей? В 2012 году Медведев поручил ему подготовить доклад экспертов об уголовном деле Ходорковского и Лебедева (“второе дело ЮКОС”). Выводы доклада ставили под сомнение доказательства вины бизнесменов, а также законность и справедливость их приговора. Поэтому в доме Гуриева прошли обыски, он три раза побывал на допросах в Следственном комитете РФ ‑ и спешно эмигрировал. Теперь преподает экономику в парижской Школе политических наук и возвращаться не собирается, хотя сам Путин гарантировал ему безопасность.

И этим все сказано о программе возвращения. Откликов на нее со стороны ученых, уехавших на Запад, крохи, а большинство российских организаторов науки настроены скептически: не допустить хотя бы отъезда оставшихся и то будет хорошо, писали они год назад. Но истекший год показал, что эмиграция продолжается, что Путину никто из толковых ученых не верит, а уж состоявшиеся на западе и в страшном сне не хотят возвращения в Россию. Как, кстати, и российские дипломаты, а особенно их семьи, которых выгнали из США в ходе обмена дипломатическими любезностями.

Вот я и пишу poor Путин! Он совершенно бездарен.

Юрий Кирпичев

Комментарии

Комментарии