Слава Рабинович

Сегодня будет несколько необычный текст. Он основан на том, что приписывается Альберту Эйнштейну – фразе, которую он, якобы, когда-то говорил (на самом деле, нет, но фраза правильная и хорошая, тем не менее): «Безумие – это проделывать то же самое снова и снова, но каждый раз ожидать иного результата». И цитирую я это не по мотивам недавнего поста Леонида Волкова, в контексте его новых объявлений о новой стратегии и новой тактике новых способов снова выходить на улицу. А по мотивам того, что писал именно я в ночь убийства Бориса Немцова, и по мотивам того, что написано за последние часы прямо сейчас, более шести лет спустя, насчёт положения и состояния Алексея Навального сегодня.

Как бы мне лучше структурировать этот текст? А что если…

А что если я просто вначале процитирую самого себя, своим постом от февраля 2015 года, написанным сразу на убийство Бориса Немцова, и потом процитирую несколько сегодняшних текстов, вслед за этим? И тогда мы посмотрим, находимся ли мы в состоянии безумия – хорошо?

Мой пост от 28 февраля 2015 г.

https://www.facebook.com/slava.rabinovich.9/posts/837172856344030

Примерно час назад я проезжал по этому мосту на своей машине, домой.

Я обратил внимание на то, что огорожены правые полосы и тротуар, на мосту скорые помощи, полиция, мигалки. Почему-то все было огорожено такой характерной полицейской лентой… Я подумал: что случилось? Но я был на конференц-звонке по Скайпу с Лондоном и Нью-Йорком, очень занят темой разговора в наушниках… я проехал дальше, не останавливаясь…

Приехал домой. Теперь понял. Там был Борис. Уже мертвый. Борис, которого я – казалось бы, несколько мгновений назад, сегодня – видел живым.

Мы возвратились к временам Сталина и Берии. К временам прокурора Вышинского. К Гулагу. К расстрелам НКВД.

В российской тюрьме, в путинском застенке, вся НКВДшная мразь сейчас глумится и издевается над Надеждой Савченко. Она – новая путинская жертва, новый заложник. После Сергея Магнитского, которого убили несколько лет назад. У них есть много заложников. У них есть узники Болотной, десятки тысяч невинноосужденных бизнесменов. У них в заложниках – 20 миллионов человек и еще 120 миллионов, которые не понимают того, что они заложники. У них в заложниках – весь народ свободной, независимой и суверенной Украины. У них в заложниках – весь мир.

Но сегодня они убили Бориса Немцова. Его страница на Википедии уже имеет следующий штамп: «Это статья о человеке, который недавно умер».

В центре Москвы расстрелян бывший Первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации, сопредседатель Республиканской партии России – Партии народной свободы.

Он должен был быть одним из лидеров марша 1-го марта.

Марш 1-го марта превратится в похороны.

Это – нацизм, это – фашизм, это – диктатура, это – кровавая диктатура: назовите как хотите.

Путин и его кодла перешли черту.

ЗАО ФСБ перешли черту.

Они перешли много черт.

Им чертили и чертили, начиная с Крыма, продолжая Боингом, продолжая Иловайском, продолжая Дебальцево, продолжая тысячами трупов, раненых и искалеченных. Продолжая Надеждой Савченко. Вспоминая Сергея Магнитского. Вспоминая Политковскую. Вспоминая Хлебникова. Вспоминая всех других убитых этим кровавым режимом страшного НКВД-КГБ.

Они перешли все эти линии, они не считают их даже за черточки.

Они убили Бориса Немцова.

Это – чудовищное заказное убийство. Оно совершено злодеями, по заказу злодеев, которые должны висеть на виселице вниз головой.

Око за око. Зуб за зуб.

Российское общество ДОЛЖНО ВСТАТЬ НА ДЫБЫ, прямо сегодня, завтра с утра, в воскресенье, все время, пока не прекратится это надругательство над нашей страной, над нами, над всеми нашими свободами, которые мы завоевали, разрушив СССР – эту вонючую Империю Зла, которую Путин хочет возродить в своей самой чудовищной реинкарнации в XXI веке.

Смерть убийцам!

Героям – слава!

Есть моменты в жизни, которые ты всегда помнишь, всю жизнь. Ты помнишь, где ты находился, что ты делал, в какой-либо момент, в момент какого-либо события, которое меняет мир. Мир вообще, или твой мир, или то и другое одновременно.

Я отлично помню, где я был и что делал, когда горели «близнецы» в Нью-Йорке, как я наблюдал это в реальном времени в прямом эфире, как они рухнули, один за другим, какой это был шок до последней самой маленькой молекулы всего организма, как в это невозможно было поверить… Как я пытался дозвониться своим близким по мобильному телефону, не получая ответа, потому что с падением близнецов упали все мобильные сети в нижнем Манхеттане… Я буду помнить тот день всю свою жизнь.

Я отлично помню, где я был и что делал, когда 1-го марта 2014 года, в субботу, в новостной ленте своего айфона я увидел, что Совет Федерации проголосовал за разрешение ввести войска в Украину. Я буду помнить тот день всю свою жизнь.

Сегодня, всего лишь час назад, я проезжал мимо места, где убили Бориса Немцова. Я буду помнить этот день всю свою жизнь.

Когда-то в ГДР, в конце 80-х, открыли архивы Штази. Когда-то у нас ПРИоткрыли И ЗАКРЫЛИ архивы КГБ. Что сейчас в архивах ФСБ? Когда-нибудь будут открыты и эти архивы. Когда-нибудь будут суды, наказание, люстрация, покаяние.

Око за око. Зуб за зуб.

Смерть убийцам!

Героям – слава!

*******

Ну вот, а теперь перейдём к сегодняшним текстам.

*******

Леонид Волков:

Сообщают адвокаты Ольга Михайлова и Вадим Кобзев из Покрова:

«Запись на встречу с Алексеем была на 13 часов. Однако, по состоянию на 16.45 нас не пускают. Объясняют режимными мероприятиями с утра и до 15 часов. Однако адвоката, который был в очереди за нами пустили в 15 часов.

У них 3 кабинета для встреч с адвокатами и помещение с 9 местами для свиданий с родственниками по телефону через стекло. Всё это пустует, а они делают вид, что у них всего один кабинет».

Это первый за все время незаконного ареста Алексея Навального случай, когда адвокатам не удается попасть к нему в назначенный день.

Мы не понимаем, где Алексей Навальный и почему его прячут от адвокатов. С конца прошлой недели он испытывает сильные боли в спине; передавал, что отнимается нога, не может на ногу наступать, при этом за все время он получил две таблетки ибупрофена. При всех известных нам обстоятельствах, резкое ухудшение его самочувствия не может не вызывать крайнее беспокойство.

Полагаем, что он может сейчас находиться в тюремной больнице, а администрация ИК-2 может пытаться скрывать этот факт.

*******

Кирилл Шулика:

Адвокат Ольга Михайлова рассказала об ухудшении здоровья Алексея Навального:

«Вчера у него начала отниматься нога. До этого у него долго болела спина. Его в пятницу смотрел местный невролог, в понедельник ему дали две таблетки ибупрофена, и все. Лучше ему, естественно, не стало».

Сегодня к нему не пускают адвокатов. Видимо, для сокрытия факта того, что его госпитализировали в тюремную больницу.

ГУЛАГ… И это не преувеличение.

*******

Леонид Волков:

Адвокатов сегодня к Алексею так и не пустили, а новости весьма тревожные.

Завтра адвокаты Михайлова и Кобзев поедут в Покров с утра, и мы будем оперативно сообщать о ситуации с их доступом к Алексею Навальному в режиме реального времени.

Алексей Навальный является, как знает весь мир, личным пленником, личным заложником Владимира Путина; опасного, безумного убийцы.

Владимир Путин несет личную ответственность за состояние жизни и здоровья Алексея Навального в пыточной колонии в Покрове.

*******

Майкл Наки:

Знаете, иногда накрывает, конечно. То есть, вроде как всё плавно происходит — поэтому ужас накапливается постепенно, более того, постоянно пытаешься его рационализировать. Но если незамутнённо прям посмотреть, то это же какой-то абсолютный ад.

Вот, есть Навальный. Чего он хотел и чего делал? Сначала публичил информацию о коррупции, потом стал настоящим политиком, провозгласив две главные ценности — не врать и не воровать. Создал масштабную сеть, всегда действовал законно и легально. Ну пока законы конкретно под него не начали писать, хотя даже после этого он максимально старался соблюдать букву и уж точно всегда соблюдал дух Конституции. Его влияние росло, в результате действий его команды отменялись коррупционные тендеры, всё больше людей узнавало про реальное положение дел во власти и её суть (врать и воровать). И за эти действия — участие в политике, формирование гражданского общества, обличение коррупции и борьбу с ней — его начали сживать со свету. Вешали уголовные дела (абсурдность которых превосходит даже второе дело ЮКОСа), поливали помоями пропагандисты, заваливали его соцсети проплаченными троллями, установили слежку за семьёй и близкими. А потом и вовсе попытались убить, причём не единожды. На третий раз у них почти получилось, но буквально чудо (пилот и врач скорой) его спасло.

Он не остановился. Понимая все возможные риски, он всё равно – вместо сытой и спокойной жизни за рубежом – выбрал продолжать бороться. Выбрал российскую тюрьму. И вот он сидит в колонии. Сидит по абсурдному делу, не имеющему никакого отношения к реальности. Да и даже формальная причина — не ходил отмечаться, пока восстанавливался из-за отравления — настолько идиотична, что сравнения со всеми абсурдистскими произведениями мировой литературы явно недостаточные. И вот, он в колонии. Под надзором вертикали, которая пыталась его убить. В ужасающих условиях, направленных на его физический и ментальный слом. И теперь к нему перестают пускать адвокатов. Единственную ниточку, которая позволяла нам хоть как-то за ним следить. И знать, что он жив.

Я напомню, он просто боролся с коррупцией и хотел для России власть, которая не врёт и не ворует. Две эмоции остались к концу этого поста — страх и гнев. Чёрт его знает, какая победит. И я сейчас даже не про себя.

*******

Ну вот и все цитаты – самоцитирование моего поста от 28 февраля 2015 г. про убийство Бориса Немцова, и все остальные тексты по поводу Алексея Навального сегодня.

Вам не кажется, что это именно то, что Эйнштейн, или кто-то иной (тот, чья цитата), называл безумием?

Ведь мы уже не просто годами, а десятилетиями (!!!) проделываем то же самое снова и снова, но каждый раз ожидаем иного результата.

Не правда ли?

Мы почти все – безумцы. А те, кто ещё нет – те потонули в общем гвалте безумия. И это закончится очень, очень плохо.

Слава Рабинович

Слава Рабинович – российско-американский экономист, журналист, блогер и критик путинского режима Краткая...