Даниил Константинов: Не сотрудничайте никак с органами политического сыска

Открыл с утра ленту и узнал, что небезызвестная феминистка Татьяна Сухарева давала показания против недавно арестованного гражданского активиста Марка Гальперина. Характер и направленность показаний достаточно очевидны: Сухарева утверждает, что Гальперин проводит акции, в том числе несанкционированные, готовит Майдан и тому подобное. Нет никаких сомнений, что это показания будут использованы против Марка в качестве доказательства его вины по делу об экстремизме. И это очень печально.

В свое оправдание Татьяна Сухарева заявляет, что некая активистка Сапронова давала против неё ложные показания по уголовному делу самой Сухаревой, а Гальперин якобы поддерживал эту Сапронову. И это вдвойне печально.

Я не хочу сейчас разбираться в хитросплетениях отношений Сухаревой, Сапроновой и Гальперина. Да у меня и нет такой возможности – я не обладаю всей информацией и не могу их судить. Мой пост не об этом. Я хотел сказать о другом.

Друзья, не позволяйте использовать себя в качестве инструмента политического сыска. Что бы то ни было, какие бы обстоятельства не сложились, не позволяйте себя использовать. Даже если вы питаете неприязнь к вашим недругам, даже если они вам насолили, не давайте друг на друга показаний, особенно показаний, содержащих политическую фактуру.

Сначала вас используют, вашими же руками отправив за решётку ваших “врагов”. Потом вам же испортят репутацию, предав эти факты огласке, а затем возьмутся за вас. И вас уже некому будет защитить, поскольку вы сами ранее стали орудием политических репрессий.

Лучше всего молчать. Молчать, крепко сжав губы. Не говорить этим нелюдям ничего, поскольку все, что вы скажете, может сначала обратиться против других людей, а потом против вас. Ведь пазл уголовного преследования может складываться очень долго и, в конце концов, замкнуться на вас.

Возьмите 51-ую статью. Да-да, я знаю, что она позволяет не свидетельствовать только против вас и ваших близких, но есть методы обхода этого ограничения. Вы можете заявить об опасениях, что любые данные вами показания могут быть в дальнейшем использованы против вас, поэтому вы берете 51-ую статью и отказываетесь от продолжения беседы.

Поймите, даже с виду невинные показания могут кому-то навредить. Вы видели кого-то в определённом месте (а что в этом такого!?), вы слышали какие-то разговоры, вы знаете, что человек занимается рукопашным боем или играет в пейнтоб в парке, вы не отрицаете, что у вашего знакомого определённые взгляды (например, националистические или анархистские), которые в дальнейшем могут быть признаны экстремистскими и т.д. и т.п. Все фрагменты информации могут быть потом уже без вашего участия сложены в единое целое. В единое целое уголовного дела!

Не сотрудничайте никак с органами политического сыска. В качестве примера приведу собственную историю. Когда меня задержали и доставили в следственный орган по делу об убийстве и начали со мной беседовать на политические темы, расспрашивать о соратниках и просто знакомых из политической среды, показывать на фотографиях участников акций протеста, я сразу прервал разговор и взял 51-ую, а потом, когда они уже начали проводить в отношении меня следственные действия по конкретному уголовному делу – 46-ую статью УПК (ч. 4 – права подозреваемого). В дальнейшем я давал показания строго по тому обвинению, которое мне пред’являлось, включая политическую составляющую уголовного преследования (о том, кто и зачем фабриковал моё дело), но отказывался категорически отвечать на их вопросы о политической деятельности других людей и структур. Впрочем, эти вопросы быстро прекратились.

Да, мне пришлось поплатится за свою принципиально позицию, проведя два года и семь месяцев в СИЗО, хотя, возможно, это не сыграло определяющий роли – не факт, что мне было бы лучше, пойди я на сотрудничество по политической линии. Зато я не стал орудием политического сыска и политических репрессий. К чему и вас призываю.

Комментарии

Комментарии