Даниил Константинов: Степень деградации режима и в особенности его крупной и мелкой обслуги достигла такого уровня, что даже такие одиозные персонажи, как Александр Баркашов, с его давно устоявшейся репутацией фашиста, вынуждены поднимать голос против всей этой дикости в разных ее проявлениях

Roman Popkov, написал пост о том, как Александр Баркашов, одиозный лидер “Русского Национального Единства” или попросту РНЕ, в свое время изрядно пугавшего ельцинских либералов своими недвусмысленными маршами и символикой, пришел в комменты к людям, оправдывавшим зверства садистов из ЧВК, запечатленные на недавно обнародованной съемке.

Пост Ромы, а также сам исходник с комментариями Баркашова, где он называет своих оппонентов садистами и бесами, можно посмотреть у Попкова на странице.

Меня же лично все это не удивляет. Степень деградации режима и в особенности его крупной и мелкой обслуги достигла такого уровня, что даже такие одиозные персонажи, как Александр Баркашов, с его давно устоявшейся репутацией фашиста, вынуждены поднимать голос против всей этой дикости в разных ее проявлениях. В одном из своих недавних постов я также упоминал о том, что Жириновский и Проханов высказывались против возвращения смертной казни в России, что тоже примечательно на фоне поведения карьеристов из “Единой России” и других прокремлевских партий. Все это наводит на определенные размышления.

Я же вдруг вспомнил, как познакомился с Баркашовым. Было это в начале 90-х годов, я был ребенком и то ли с отцом, то ли с кем-то из его товарищей попал на какой-то гигантский национал-патриотический съезд. Кого там только не было!? И казаки с плетьми и в костюмах, с мутными, пьяными и неподвижными взорами. И всевозможные националисты и патриоты “всех мастей и областей” и даже РНЕшники или, как их тогда называли, “баркашовцы”. Был там и сам “Петрович”, как его иногда кратко называли в национал-патриотических кругах.

Я стоял в сторонке и пил Фанту, когда ко мне подошел Баркашов в компании с гигантским охранником в черной форме со свастичной нашивкой на рукаве. Сами они называли свой символ крестом Богородицы или чем-то подобным. Баркашов испытующе посмотрел на меня с прищуром и спросил:

– Ну что, нравится тебе это пойло?

Пойло мне и вправду не очень нравилось. Я взял с банкетного стола первое, что мне попалось.

– Нет, не нравится, – честно признался я.

“Петрович” удовлетворенно улыбнулся.

– Правильно! Вырастешь, вместе будем американцев *уяр….Ладно, ты уже взрослый.

Почему именно американцев и зачем их *уя….. я так тогда и не понял. Впрочем и позже не разделял воинственного антиамериканизма тогдашних национал-патритов.

Но сцена мне эта запомнилась навсегда.

Оригинал:

Комментарии

Комментарии