Сейчас все гадают, что случится по приезду Алексея Навального в Россию. Точнее, гадают, конечно, о том, что сделает тот, кто определяет, что же “случится”, а именно – Путин.
Уже слышны голоса тех, кто считает, что Путин попал в ситуацию цугцванга, когда каждый его следующий ход ухудшает ситуацию. Мол, если посадит, то покажет свой страх перед Навальным, а если нет – то распишется в собственной слабости. Ну, а убивать его нельзя, поскольку уже пытались и не получилось…
А вот я бы не был столь оптимистичен.
Оставим в стороне тот факт, что все эти размышления о гипотетической посадке или смерти делаются, что называется, на “бьющемся сердце” (когда пациент еще жив), когда Навальный жив и способен все это читать, что наверняка доставляет ему дискомфорт. Но Алексей, как и любой политик, это не просто частное лицо. Он уже не принадлежит только себе и своей семье, но является частью всей социальной системы со всеми ее эксцессами и пертурбациями. Ему и его близким остается только терпеть все эти досужие размышления.
Вариантов развития событий в ходе попытки Алексея вернуться на родину гораздо больше, чем некоторые думают.
Вот только некоторые из них:
Навального не пускают в самолет. Как!? А вот так. Взяли и не пустили. Причины всегда найдутся.
Рейс Навального отменили. Как!? Да все так же. Вот так. Придумали причину и отменили.
Самолет с Навальным прилетает в Россию, но садится не там, где его встречают, а в любом другом аэропорту. В идеале (для тех, кто принимает решение) – в другом городе. Здесь возможен еще один сюжет, когда Алексея задерживают в другом месте и “по тишине” препровождают в суд, для избрания меры пресечения по новому делу либо для замены условного срока на реальный.
Навальный чувствует резкое недомогание еще до полета или в полете….
О самых жестких вариантах, вроде ракеты “земля-воздух” или авиакатастрофы я не хочу здесь говорить. Тьфу-тьфу-тьфу.
Есть и еще один – достаточно спокойный вариант – Навальный приземляется, его встречают сторонники, он едет домой, а потом начинается рутина обыденной жизни. Здесь есть три подварианта развития событий 1) его сажают потом, когда страсти по его приезду уже улягутся; 2) его не сажают, но мучают судами и условными сроками, как это делали в 2013 году; 3) его не сажают и не осуждают на условный срок, равнодушно наблюдая за его деятельностью и легко купируя общественное недовольство репрессивными мерами, которых даже в законодательстве с каждым месяцем становится все больше.
Что касается возможности развития революционной ситуации, в случае его приезда, то мне это кажется маловероятным. Революционные ситуации носят объективный характер. Действия одного человека, пусть даже смелого и одаренного, могут лишь подтолкнуть объективный ход событий, но не заменить его. На мой взгляд, российское общество находится сейчас в глубокой апатии, и приезд Алексея вряд ли в корне изменит ситуацию.
А раз так, то непонятен оптимизм всех тех, кто предрекает Путину великие несчастья от возвращения Алексея. Революции, как я уже сказал, не будет, а “Умное голосование” вряд ли несет в себе “Кощееву смерть”. Даже при самом благоприятном сценарии развития событий Алексей сможет вернуться лишь к прежней своей деятельности в прежнем формате, то есть, к антикоррупционным расследованиям и подготовке к выборам в Госдуму.
Все вышесказанное не умаляет личного мужества Алексея. Его возвращения – красивый и смелый поступок!
И еще. Не думайте, что своими постами я хочу вселить в вас пессимизм и неверее в успех. Скорее наоборот – я стремлюсь к тому, чтобы у вас не было лишних иллюзий, крушение которых приводит к огромному разочарованию. Иначе можно перегореть раньше времени.
Режим, конечно, падет. Правда не под тяжестью собственных преступлений – так не бывает. Под тяжестью своих преступлений режимы часто укрепляются, уничтожая оппонентов, подавляя инакомыслие и отрезая себе пути к отступлению. Режим падет тогда, когда он одряхлеет окончательно вместе со своим лидером. А этот момент не за горами.
Надо набраться терпения.