В темноте, сразу после полуночи 2 августа 1990 года четыре элитных иракских дивизии и подразделения спецназа при поддержке с воздуха атаковали соседний Кувейт. Маленькое нефтяное королевство было завоевано за два дня, и вскорости Ирак аннексировал его как свою 19-ю провинцию, получив огромные запасы кувейтской нефти. Международное сообщество отреагировало решительно и быстро, потребовав от Ирака прекратить агрессию, и после его отказа, последовало военное вмешательство, которое в историю войдет, как первая война в Персидском заливе. Кувейт был освобожден в начале 1991 года. Но военная авантюра режима Саддама Хуссейна кардинальным образом изменила ситуацию на Ближнем Востоке на десятилетия вперед – её последствия в виде нескончаемой череды войн и революций ощущаются до сих пор.

1 августа 1990 года радар, размещенный на аэростате возле аэропорта международного аэропорта Кувейт, засек приближение иракских танков к границе страны, но реакция Кувейта была очень неспешной. Несмотря на месяцы напряженности в отношениях между двумя странами в связи с отказом Ирака вернуть долг и обвинением кувейтцев в откачке нефти с иракских месторождений, кувейтские вооруженные силы не были готовы к вторжению. Многие в этот жаркий день солдаты праздновали 1411-й исламский Новый год в кругу семьи,  поэтому лишь в 10 часов вечера того же дня 35-ю бригаду армии Кувейта удалось перевести в режим готовности.

После восьми часов сборов маленькая страна отправила в защищать столицу 36 танков Чифтейн, при поддержке нескольких десятков самоходных орудий и бронетранспортеров. Первым вступила в бой 35-я танковая бригада кувейтских вооруженных сил при поддержке роты БМП-2 и 155 миллиметровых орудий заняло позицию на пересечении шоссе №70 и дороги № 6. В 04:30 утра кувейтцы столкнулись с наступающими войсками из иракской республиканской гвардии, которая уже достигла Аль-Джахры. Иракская 17-я бронированная бригада Хаммурапи быстро, но не соблюдая никаких мер безопасности двигалась по кольцевой развязке с шестью съездами, не ожидая сопротивления. Иракские командиры даже не дали приказ солдатам высадиться из грузовиков.

Сын иракского диктатора Саддама Хусейна Удай (слева) с членами Революционной гвардии празднует победу в завоеванном Кувейте.

Надо полагать, что наступающие были неприятно удивлены, когда их встретил огонь кувейтских Чифтейнов. Кувейтским силам сходу удалось подбить иракский Т-72, который двигался во главе колонны в положении «по-походному», вызвав затор у наступающих. Всего по кувейтским данным в этом бою иракцы потеряли 25 Т-72, в то время как кувейтцы потеряли лишь 2 Чифтейна. Еще более успешным для кувейтцев был бой с 2-й иракской бронетанковой дивизией, которая также не соблюдая мер предосторожности, входила в город. Огонь кувейтских танков не только задержал её наступление почти на одиннадцать часов, но даже заставил элитную иракскую часть отступить. Только после перегруппировки сил иракские войска вынудили кувейтцев, у которых заканчивались боеприпасы и которым грозило окружение, отступить на юг. Кувейтские войска отступая достигли Саудовской Аравии в 4:30 вечера и пересекли ее на следующее утро.

Кувейтские ВВС также приняли участие в боевых действиях. Утром Дуглас A-4KU Skyhawk разбомбил конвой Республиканской гвардии, наступающий на столицу. Наиболее успешными были атаки на вертолеты с десантниками, направляющимися в столицу, но иракские штурмовики  Су-22, Су-25 и МиГ-23 разбомбили взлетно-посадочную полосу на базе Аль-Джабир, поэтому самолетам приходилось совершать посадку прямо на шоссе. Около двадцати процентов кувейтских военно-воздушных сил были уничтожены в ходе боевых действий или попали в руки нападавших. Остальные смогли улететь в Саудовскую Аравию.

Кувейтский A-4KU Skyhawk, который вылетел в Саудовскую Аравию и принял участие в борьбе за освобождение Кувейта.

Самая тяжелая битва развязалась за дворец Дасман, резиденцию кувейтского эмира Джабира Ахмада Джабира Сабаха. Иракские десантники и спецназ проникли в него между четырьмя и шестью часами утра. Гвардия эмира при поддержке полиции и взвода Чифтейнов смогли несколько часов кряду отражать их натиск

Однако, когда около 14:00 иракские морские пехотинцы высадились со стороны побережья, а танки из дивизии Хаммурапи ворвались в столицу, дворец перешел в руки иракцев. Эмиру удалось бежать через пустыню в Саудовскую Аравию, его младший сводный брат, шейх Фахд Ахмад Джабир Сабах, погиб, защищая дворец.

Вечером 2 августа у Кувейта осталось совсем немного защитников, да и у них заканчивались боеприпасы. 3 августа кувейтские силы контролировали только авиабазу Али Салам, но уже в тот вечер иракцы взяли её под свой контроль.

В результате вторжения погибло по разным данным погибло от 420 до 700 человек.

Эмир Кувейта шейх Сабах аль-Ахмад аль-Джабир ас-Сабах

Реакция Совета Безопасности ООН

Международное сообщество отреагировало незамедлительно: это был самый быстрый ответ со времен Корейской войны. 3 августа Совет Безопасности ООН принял резолюцию 660, в которой осудил вторжение Ирака в Кувейт и призвал Ирак немедленно и безоговорочно уйти в пределы своих границ. С резолюцией солидаризировался даже охваченный кризисом СССР. Только Йемен воздержался. Даже страны, которые были традиционными союзниками Ирака, такие как Франция и Индия, поддержали это требование. СССР и Китай также проголосовали за эмбарго на поставки оружия в Ирак.

Однако Ирак, который утверждал, что вмешался по просьбе кувейтских революционеров, не отозвал свои войска и 4 августа вручил власть над захваченным Кувейтом марионеточному совету революционного командования. Международное давление на Ирак продолжилось, и 6 августа была принята 661-я резолюция Совета Безопасности ООН, которая ввела экономические санкции против Ирака. 25 августа была введена международная морская блокада Ирака.

Через три дня, 28 августа, Багдад официально аннексировал Кувейт, оправдывая этот шаг историческими претензиями. Губернатором новой 19-й иракской провинции Саддам Хуссейн назначил своего кузена Али Хасана Маджида Тикрита, который был известен как химический Али из-за использования боевых отравляющих газов против населения иракского Курдистана.

Обеспокоенный тем, что Ирак также может нанести удар по Саудовской Аравии, Эр-Рияд 7 августа призвал США отправить на Ближний восток американские войска. В тот же день первые американские истребители F-15 вылетели в Саудовскую Аравию, которая начала патрулирование границ Саудовской Аравии с Ираком и Кувейтом в рамках операции «Щит пустыни». Два дня спустя два американских авианосца прибыли в этот район. Количество американских истребителей F-15 и F-16 увеличилось на десятки, и в этом районе было сосредоточено более 300 000 военнослужащих коалиции. 34 страны присоединились к коалиции против Ирака.

Беженцы из Кувейта в лагере в Иордании

Саддам Хуссейн считал аннексию Кувейта необратимой на заседании Совета революционного командования 21 октября заявил, что Ирак не уйдет из Кувейта и будет удерживать его любой ценой. Поэтому 29 ноября 1990 года была принята резолюция 678 Совета Безопасности, в которой Ираку был выдвинут ультиматум – если он не уйдет из Кувейта к 15 января, он станет целью атаки союзных войск.

Операция «Буря в пустыне», которая привела к освобождению Кувейта, началась 17 января 1991 года.

Ошибка американского дипломата

Посол Эйприл С. Глэспи, на недатированном видео, снятом до вторжения Ирака в Кувейт, встречается с президентом Ирака Саддамом Хуссейном. (Новости ABC)

Нападение на Кувейт было следствием восьмилетней ирано-иранской войны, которая истощила экономику страны и падением цен на нефть. Десятью годами ранее Хуссейн воспользовался хаосом, возникшем в Иране после шахского режима и напал на эту страну, оправдывая свои действия тем, что ему приходится защищаться от распространения исламской революции. Однако Хусейн так и не смог победить своего более крупного соседа.

На эту войну ему пришлось занять около 40 миллиардов долларов, из которых 14 миллиардов было из Кувейта. Из-за падения цен на нефть Хуссейн попросил у эмира Кувейта простить его долг, утверждая, что, начав войну, Ирак предотвратил распространение исламской революции из Ирана в другие страны. Однако эмир отказался идти ему на встречу.

В 1989 году Багдад обвинил Кувейт в добыче нефти на 2,4 миллиарда долларов с части его нефтяного месторождения Румайла с использованием наклонных скважин. Однако эмират отклонил это как необоснованное.

Иракский диктатор Саддам Хусейн

Ирак также не смог добиться успеха в нефтяном картеле ОПЕК, когда потребовал сокращения добычи нефти, чтобы повысить её цену с тем, чтобы он мог погасить общую задолженность в размере 40 миллиардов долларов. Кувейт, с другой стороны, в 1989 году, напротив, потребовал увеличить свою квоту добычи на 50 процентов. Хотя 25 июля 1990 года ОПЕК все-таки решила сократить добычу до 1,5 млн баррелей в сутки, но было поздно – стотысячная иракская армия уже стояла на границе с Кувейтом.

Двойственная позиция США


25 июля 1990 года Саддам Хуссейн вызвал посла США в Ираке Эйприл Гласпи, которую впоследствии Washington Post назвала «лицом американской некомпетентности в Ираке». Карьерный сотрудник дипломатической службы впоследствии подвергалась критике за то, что не смога жестко дать понять Саддаму Хусейну, что Соединенные Штаты выступят против такой агрессии.

В 2011 году WikiLeaks выпустил секретный доклад, из которого стало ясно, что Гласпи заверяла Саддама в дружбе Джорджа Буша за несколько дней до нападения на Кувейт, когда иракская армия уже стояла на границе. «Я знаю, что вам нужны ресурсы, мы понимаем это, и мы считаем, что у вас должна быть возможность восстановить страну после войны, но у нас нет [сложившегося] мнения по поводу арабо-арабских конфликтов, таких как, в частности, ваше несогласие по поводу границы с Кувейтом», – заявила тогда она Саддаму Хуссейну. Впоследствии представители иракского режима заявляли, что они расценили слова Глэспи, как указание на то, что США не будут вмешиваться, если Ирак вторгнется в Кувейт.

Надо сказать, что у Саддама Хуссейна, действительно, были основания так полагать: во время недавней ирано-иракской войны только помощь США спасла режим Хуссейна от позорного разгрома. В частности, 16 марта 1988 года, во время решительного наступления Ирана в районе иракского Курдистана, когда судьба Саддама висела на волоске, иракцы получили точные разведанные от США по местонахождению иранских позиций и сбросили на них запрещенные всеми международными конвенциями химическое оружие – бомбы с ипритом, фосгеном и зарином. Также американцам было хорошо известно о зверствах, которые Саддам и его приспешники творили на своей собственной территории, в частности, применяли боевые отравляющие вещества против курдов и шиитов. В таких условиях Саддам действительно мог подумать, что американцы его друзья, которые будут закрывать глаза на любые его преступления.

Впрочем, посол не преминула подчеркнуть озабоченность по поводу размещения войск на юге и подчеркнула, что США хотели бы, чтобы территориальный спор был решен мирным путем. Но Хуссейн заверил её, что он ищет решение, которое обеспечило бы права Ирака и не нарушало бы прав других, неоднозначно закончив свою речь: «Мы не агрессоры, но мы не прощаем агрессию по отношению к нам».

Впоследствии Глэспи заявляла в свою защиту, что американцы не думали, что Саддам может зайти так далеко, и Ирак аннексирует Кувейт. Он думала, что Хусейн просто добивается списания долгов и возможности повышения цен на нефть. Как бы там ни было через несколько дней после этой встрече началась война, которая во многом определила ситуацию на Ближнем Востоке и в мире на десятилетия, а возможно и на столетия вперед. Последующие события – такие как теракт 11 сентября, вторая война в Персидском заливе, “Арабская весна”, гражданская война в Сирии, возникновение ИГИЛ – все это прямые последствия рокового решения Саддама Хуссейна вторгнуться в Кувейт, о чем он тогда, разумеется, не мог подозревать.

Виктор Ларионов

Виктор Ларионов

Виктор Ларионов. Историк, коллекционер, путешественник. Постоянный автор Русского Монитора. Все...