Конечно же, мы должны сделать (и сделаем) все возможное, чтобы помочь Андрей Пивоваров. А равно и всем остальным, кого в РФ накрывает очередная волна репрессий. Тут много говорить нечего, ибо все ясно.

Что же касается картины в целом… То эту картину я уже много лет, как расписываю и разрисовываю.

2018 год:

“Неизбежно усиление политических репрессий, новые законодательные ограничения в сфере распространения информации (особенно в Интернете), возможны также ограничения на выезд за рубеж. Всем гражданским активистам, даже абсолютно аполитичным, нужно быть настороже” (https://harbin.lv/2018-god-v-neosovetskoy-sansare)

2019 год:

“…В ближайшие годы репрессивное давление будет нарастать. Точно также, как после смерти Брежнева, в краткий андроповский период, власти пытались удержать СССР от краха «закручиванием гаек», также и в РФ сейчас, по инерции, будут пытаться подморозить общество усилением преследования всех несогласных”. (https://harbin.lv/evraziyskaya-pyatiletka)

2020-21 годы:

“Вероятно, именно объективная неспособность аппарата власти к сложным и по-настоящему эффективным решениям привела к тому, что во второй половине 2020 года в Кремле сформировалась консенсусная политическая стратегия: не менять в системе принципиально ничего, законсервировав ее на максимально долгий срок посредством репрессий.

Что, по всей видимости, привело к концептуальному переосмыслению взаимоотношений власти и несистемной – то есть реальной, а не номинальной – оппозиции. Если раньше ее существование все же допускалось, пусть и в рамках некой медийной, политической и экономической резервации, то теперь взят курс на ее полное искоренение” (https://harbin.lv/vremya-tmy)

Неужели все происходит именно так, как было написано? Ужели.

И это приводит нас к логичному выводу: “В ближайшем будущем оппозиция в РФ будет либо реальной, либо легальной” (https://harbin.lv/nesistemnyy-tupik)

И это нужно, наконец, осознать очень ясно. Те, кто намерен противостоять режиму в РФ, должны понимать: сегодня это возможно лишь в виде диссидентства, и за это придется платить очень высокую цену – личным благополучием, карьерой, здоровьем, свободой, весьма возможно – жизнью. Просто за то, чтобы хотя бы открыто говорить что-либо против власти. Повторю: мы отсюда, чем сможем, постараемся помочь. Но цена диссидентства в РФ в любом случае будет очень высокой.

Для тех, кто к этому не готов, но неспособен также молча и покорно взирать не происходящее, остается один выход – эмиграция.

Иных вариантов ненасильственных действий нет.