RSS

Дмитрий Запольский: Путин – это просто программа, написанная еще до монгольского нашествия

  • Written by:

Имеют ли под собой основания спекуляции о скорых и радикальных изменениях на самой верхушке российской властной пирамиды; что означают громкие отставки и перестановки, которые уже произошли и которые ожидаются в ближайшем будущем. А также о том, насколько вообще изменяема существующая система власти в России, наш корреспондент Виктор Ларионов побеседовал с политологом Дмитрием Запольским.

13535722_1546467652329232_1418130447_n

Дмитрий Запольский. фото Александра Чиженка


Дмитрий, очень многие уверены, что система готовится к радикальным переменам. Выдвигаются самые разные предположения, строятся самые разные гипотезы. В частности, многие сходятся на конфигурации, которая выглядит так: Володин – в Думе, Кириенко – в АП, Кудрин – во главе правительства, а Медведев снова заступает на место Путина. Что Вы по этому поводу можете сказать?

– Система внутренней политики в России всегда меняется накануне выборов для вида и после выборов – по существу. Действительно происходят некие «оптимизации», я бы сравнил это с «доработкой модели» управления. Но суть – глубинная, коренная – в России не меняется и в обозримом будущем не изменится. Те, кто сейчас пытаются анализировать российские политические процессы, зачастую используют примитивную методику: пытаются прочитать сигналы, исходящие от Кремля, как признак кризиса власти. Это очень субъективно и неверно: Россия – очень стабильная система. Ее надо рассматривать с геологическим подходом, а не с биологическим – камень не развивается, он либо разрушается от внешних воздействий, либо переплавляется в тектонической лаве, вырывающейся во время извержений исторических вулканов. А мы подходим к этому процессу, предполагая, что камень – живой и разумный, наделяем объект наблюдения своим чертами. Это весьма первобытный подход. Треск, который мы слышим внутри скал – это не признак жизнедеятельности горы, это эхо нашего собственного сердцебиения.

 – Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию вокруг очередного коррупционного скандала в России — дела полковника Захарченко, у которого при обыске дома и в автомобиле была обнаружена огромная сумма – 120 миллионов долларов. В прессе не раз высказывалась мысль о том, что это «общак» преступной организации внутри российского МВД. Какова Ваша версия?

Простой сотрудник МВД РФ полковник Захарченко

Простой сотрудник МВД РФ полковник Захарченко

– Дело в том, что «общак» в современной российской мафиозной системе – несколько иное понятие. Система формирования некоего «маневренного фонда» в преступной группе появилась очень давно, в совсем далекие времена. А стала повсеместным явлением в девятнадцатом веке. Вспомните Диккенса – воришки на рынке всю добычу вечером свозили к своему боссу. Не потому, что так любили его или он заставлял их это делать. Просто это было очень выгодно. В преступной среде подавляющее большинство действий продиктовано именно выгодностью, в основе всего – экономика. И разделение труда. Вор украл. Он специалист по открыванию дверей или карманов. Но он не умеет продавать украденное, на этом гораздо легче спалиться, чем на самом воровстве. И уж тем более вор не адвокат и не переговорщик с полицией, у него нет нужных связей и навыков. И так по большей части криминальных «специальностей» – воры объединяются в «семьи», определенную часть своих доходов передают в фонд, откуда при необходимости извлекаются деньги на «грев» в тюрьме, то есть на передачи и подкуп надсмотрщика, на подкуп судье и так далее. Но кто будет хранить и распоряжаться этими деньгами? Нужен безукоризненный, следующий всецело в русле традиций человек. Ведь воры сами воруют, понимают, что у них украсть «резервный фонд» проще простого. Следовательно, человек, которому такой фонд доверяют, должен быть немолодым, известным в криминальной среде, скромным и очень понятным. Но самое главное, он должен быть абсолютно интегрирован в этическую систему криминальной группы. Попросту говоря, он должен иметь авторитет. «Жить по понятиям, быть честным». И вокруг него собирается группа «контролеров», которая в любой момент должна быть в курсе бухгалтерии. Естественно, «авторитет» может и должен брать некоторую часть фонда в качестве своей зарплаты. И вправе вкладывать общие деньги в дело, но он отвечает головой за результат – то есть за сохранение и приумножение капитала. Эти лидеры в разных странах в разные времена назывались по-разному: «вор в законе», «крестный отец», «барон» и так далее. Но функция всегда одинаковая – надзор за общими деньгами.


“…уже Древняя Русь несла в себе все задатки феномена, который мы называем «ордынство».”


Я вам эту схему описываю, чтобы расставить точки над «i» – общак формирует структуру преступной группы, а не наоборот. У полковника Захарченко не могло быть никакого «общака», это совершенно по-другому называется и к преступному миру отношения не имеет. Это совсем другое явление, которому пока не придумали даже терминологический аппарат. Даже коррупцией это назвать в классическом понимании этого слова нельзя. Захарченко хранил дома свои личные доходы от его бизнеса. То есть половник МВД на соответствующей ключевой должности действительно зарабатывает миллионы. Так устроена современная Россия.

 – Не многовато ли для обычной «теневой» зарплаты коррупционера? Даже не генерала, а всего лишь старшего офицера в МВД?

– Да, именно так. Многовато. Конечно, Захарченко попался и стал обвиняемым в уголовном деле не потому, что воровал, а потому, что превысил свой «лимит», взял больше, чем мог и отправил наверх меньше, чем был должен. То есть у него были «данники», которые платили ему не за покровительство, а просто потому, что каждый, кто зарабатывает в системе деньги, обязан быть встроен в «вертикаль власти». Обязан принимать дань от «нижестоящих» и платить «вышестоящим». В путинской системе управления государством все регламентировано не по принципу «общака», когда некто «авторитетный» координирует расходование «фонда», который формально ему не принадлежит. И который обязан выделять деньги на «решение вопросов». Нет, в современной России есть только один авторитет: первое лицо. И только Путин вправе казнить и миловать. И деньги общие распределять. А все остальные – просто данники. В этой схеме нет ответственности вышестоящего над нижестоящим. Как нет ответственности у матроса, экспроприирующего пшеницу у кулака, перед этим самым кулаком. Но в отличие от революционного матроса-экспроприатора, одурманенного какой-то идеологией, каждый винтик путинской России влеком лишь одной идеей – собственного обогащения. Но также беззащитен перед бездушной репрессивной машиной государства. Только вместо ЧК и всяких НКВД современные структуры – МВД, Следком, генпрокуратура, суды. У них, как и у ежовско-бериевского НКВД, свой алгоритм. И своя функция – хватать без разбора тех, кто зазевался. Естественный отбор. Но это внешняя деятельность. Внутренняя все та же – зарабатывать деньги.

– То, что система прогнила насквозь и коррумпирована в этой стране прекрасно понимают даже дети…

b0a4mzniqaa3f_j– Вот не нравится мне этот термин: коррупция. Это неуместно. Коррупция предполагает преступление должностного лица, то есть ситуацию, когда чиновник/депутат/журналист и так далее получает деньги за действия, идущие вразрез своим обязанностям. А ведь в России нет коррупции. И нет мафии. Есть система передачи денег и ресурсов снизу вверх во имя сохранения самой системы. Это очень важный парадокс, и мы сейчас с вами формулируем совершенно новую теорию путинизма (надо тут, конечно, упомянуть Симона Кордонского, который первым описал схему «сословности» нынешней России, Станислава Белковского, Александра Морозова, – политологов, начавших изучение путинской реальности без привычных терминов «коррупция», «мафия», и прочих штампов). Так вот, налоговый инспектор получает деньги с гражданина. Он разве коррупционер?  Нет, просто функционер. Это его главная задача. И каждый винтик в путинской системе – это звено отбора ресурсов, принадлежащих, как правило, народу, но управляемых последние двадцать лет «новым дворянством», теми, кого называют «олигархатом», хотя этот термин, кстати, введенный в свое время Немцовым, просто пустой звук. У «нового дворянства» нет реальной власти. Потому что никто из представителей этого сословия не может ничего изменить в системе, но заинтересован в ее укреплении. И в этом смысле Россия сегодня – реинкарнация  Орды, точнее Московии. Собственно говоря, онаникуда и не исчезала, страна развивается линейно и очень предсказуемо.

– Наверное, все-таки точнее будет реинкарнация Московии, потому, что сама Орда, будучи военной демократией, имела мало общего с тем политическим строем, который сложился в 13-15 веках на землях Владимиро-Суздальского княжества?

– Я говорю о временах Ивана Калиты, когда князья покупали у хана право собирать дань на своих территориях. И зачастую платили свои собственные средства в Сарай, чтобы ярлык (говоря современным языком – лицензию) на то, чтобы содрать последнюю рубашку с бедных собратьев или попросту отобрать их земли. Тоже слияние и поглощение… Но ведь легально, законно и легитимно. Русь была частью Орды, она восприняла от ханов безжалостную азиатскую модель сбора денег не с доходов или имущества, а с территории. Князь серпуховской в 1401 году ведь писал грамоту: «А коли выйдет дань великого князя к Орде в пять тысяч рублей, берется дани с детей моих и княгини моей и их уделов триста двадцать рублей, кроме Городца и Углича Поля, и княгиня моя возьмет дань с Лужи, и со всего своего удела, и с Лужовских волостей, и слобод, и околиц, и сел, и с Козлова броду, и с Бадеевой слободки, восемьдесят восемь рублей, а сын, князь Иван, возьмет дани с Серпухова и со всего своего удела пятьдесят рублей без полутора рубля, а сын, князь Семен, возьмет дани с Боровска и со всего своего удела тридцать три рубля, а сын, князь Ярослав, возьмет дани с Ярославля и со всего своего удела семьдесят шесть рублей, а сын, князь Андрей, возьмет дани на Радонеже и со всего своего удела сорок два рубля, а сын, князь Василий, возьмет дань на Перемышле… сорок один рубль, а сын, князь Семен и князь Ярослав, возьмут дани с Городца и с Городецских волостей в новгородский выход, в полторы тысячи рублей, возьмут сто шестьдесят рублей, по нашему до-кончанию, кроме Пороздны, а с Пороздны сын, князь Семен, возьмет дани в то ж серебро по расчету, а сын, князь Андрей и князь Василий, возьмут дани с Углича поля сто пять рублей».


“…вот посмотрите, какое немалое материальное богатство оставила нам западноевропейская цивилизация того же периода, а памятников домонгольской Руси ведь по пальцам можно пересчитать. Все принимают на веру миф о том, что пришли монголы и все порушили, проклятые, пожгли. Но ведь Китай они тоже захватили – и надо сказать, раньше Киевской Руси. И Персию, и много чего еще.  По идее, они должны были оставить после себя пустыню – такую же, как и у нас. Но ведь не оставили – наоборот, создано множество  памятников…


И вы действительно правы, что корни этого явления лежат гораздо глубже, и чтобы проследить их, необходимо пойти дальше, до самого зарождения Древней Руси как государства. Я боюсь, что это многим очень не понравится, но мы увидим, что уже Древняя Русь несла в себе все задатки феномена, который мы (не очень исторически корректно) называем «ордынство». Просто по той причине, что изначально то, что мы называем Киевской Русью, было государством, созданным оккупантами, относившимся к местному населению и землям, которые оно населяло, прежде всего, как к неким одушевленным и неодушевленным ресурсам, которые можно выкачивать из контролируемой территории. И одним из таких ресурсов (ценность нефти и газа тогда еще  была не столь очевидна) был  экспорт рабов, которые составляли львиную часть доходов всех этих святых и благоверных князей. А население платило оккупантам той же монетой что и сейчас – отчуждением или (когда позволяли обстоятельства) бунтом. Исключения вроде Новгородской республики были, но, как обычно, они лишь подтверждали правила!

Поход князя Игоря в землю Древлян кончился для него фатально. Подданные не оценили "государственной" заботы о себе по достоинству

Поход князя Игоря в землю древлян кончился для него фатально. Подданные не оценили “государственной” заботы о себе по достоинству


Вспомните сакраментальный поход князя Игоря в землю древлян. «Древляне сказали: «Аще повадится волк по овцы ходить, то вынесет все стада, пока не убьют его». И убили (по «ПВЛ», разорвав на части между двумя натянутыми деревьями), т.к. малочисленная дружина не смогла защитить его. Ведь если вдуматься, то этот эпизод лучше других отображает отношения «власти» и «подданных». С одной стороны, мы видим просто бандита, который сам себя именует князем (говоря современным языком – рэкетира), с другой – затерроризированное население. Если пойдем чуть дальше, то увидим еще более шокирующие аналогии. Взять тот же сеньорат, «Лествичное» право – обычай княжеского престолонаследия в Древней Руси. Все князья Рюриковичи считались совладельцами всей страны. Людишки, как я уже говорил, воспринимались лишь ресурсом.

Старший в роду сидел в Киеве, следующие по значению – в менее крупных городах, «столы» часто переходили из рук в руки и рассматривались, как место для кормления. В развитие не вкладывали почти ничего. Элита – потому, что собирать дань (грабить) можно и без этого, а народ не видел смысла просто потому, что в любой момент к нему может придти, с позволения сказать, «государство» – и все отнять.

Вам ничего это не напоминает? Ведь если мы посмотрим на то, как распределяются хлебные должности в путинской России, то мы фактически видим тот же сеньорат.

– Согласен! Это, кстати, одна из причин запущенности нашей территорий – власть больше тысячи лет видела в ней лишь ресурсы, которые можно эксплуатировать, а народ не имел никакого стимула к развитию.

gediminas

Князь Гедимин, разбивший объединенное войско татар и волынских князей – рюриковичей в битве на Ирпене

 – Именно. Вот посмотрите, какое немалое материальное богатство оставила нам западноевропейская цивилизация, а памятников домонгольской Руси ведь по пальцам можно пересчитать. Все принимают на веру миф о том, что пришли монголы и все порушили, проклятые, пожгли. Но ведь Китай они тоже захватили – и надо сказать, раньше Киевской Руси. И Персию, и много чего еще.  По идее, они должны были оставить после себя пустыню – такую же, как и у нас. Но ведь не оставили – наоборот, оставили массу исторических памятников. На самом деле монголы нигде не старались как-то трансформировать захваченные страны под себя. Наоборот, они все оставляли как есть, только приспосабливая к своим нуждам, которые заключалась собственно в одном: бесперебойном потоке дани. А система, сложившаяся на территории домонгольской Руси, уже идеально для этого подходила. Ведь на подконтрольных рюриковичам территориях не было даже военной оккупации, князья признали себя вассалами хана и согласились платить дань. А за это хан обеспечивал “крышу” помогая князю решать проблемы с конкурентами. Поэтому в  Московии на протяжении 200 с лишним лет, при монголах эта система лишь совершенствовалась и оттачивалась , причем опять же не монголами, а самими русскими князьями. Замечу, что захватив в 1240 году Киев, монголы тоже оставили государственную систему и княжескую власть рюриковичей как есть: их ровным счетом все устраивало. Но украинцам повезло – литовские князья окончательно отвоевали эти земли у монголов уже через 120 лет при князе Ольгерде. И что немаловажно, литовским освободителям вместе с татарским войском противостояли местные Рюриковичи. И то, что, например, разбитый войсками Гедимина при Ирпене киевский подтатарский князек Станислав, (прямо как Янукович через 800 лет) бежит не куда-нибудь, а в Московию. Но даже и не это главное – отстранение от власти антисистемной династии Рюриковичей было великим благом для Украины. Кроме того, вместе с Гедиминовичами на эти земли постепенно пришло западное, католическое влияние, которое вымело затхлые традиции «святой Руси», которые в Московии не только сохранились, но еще глубже укоренились. Возможно, самой большой трагедией русского народа стало то, что Ольгерд не смог взять Москву в 1368 году и не вышвырнул оттуда рюриковичей. История наверняка пошла бы совсем иным путем.

 – Согласен. Как и то, что королевич Владислав 250 лет спустя не удержался на московском троне. Впрочем, как все знают, история сослагательного наклонения не имеет…

 – Советский Союз, презетнованный большевиками как «антиимперия», стал еще более хищническим образованием, чем предшествующие формации на этой территории, еще более жестоким механизмом по принуждению народа к жизни в постоянной нужде, бесправности и беззащитности от государственного зверя. И сейчас его новейшая реинкарнация неминуемо катится в сторону все того же тупика, воспроизводя систему «оккупационной власти». Мы много столетий ходим по одному и тому же кругу, где выжигаются у каждого поколения естественные человеческие черты – тяга к правде, свободе, справедливости. Опять воспроизведен класс крепостных, – бюджетники «прикреплены» к своим баринам, нет ни горизонтальной мобильности, ни вертикальной – максимум, на что может рассчитывать человек в такой системе – стать надсмоторщиком за другими «трудовыми людьми». Невозможно переехать в другой город и найти там работу, если ты учитель, врач, мелкий чиновник. У простого человека возникает при этом миллион проблем: школа для детей, детсад, квартира, транспорт, невозможность найти новый круг общения. Это разительно отличается от стран первого мира, где такая мобильность является едва ли не основным достижением цивилизации. А как вырос «феодальный класс» в провинции! Ведь устойчивые кланы полностью контролируют мелкие города, при этом на таком низовом уровне действительно существует «олигархия» – у мелких кланов власть государственная, муниципальная и почти весь местный бизнес. Если не в собственности, то в управлении. Это покруче злой помещицы, дравшей нерадивых холопов на конюшне!

– Путин опять на днях сожалел, что СССР распался…

– Слушать всхлипы путинских спичрайтеров – совершенно пустое занятие: он, как MP3-плеер, превращает нолики и единички в звуки. Это не его идеология, это всего лишь озвучивание неких посылов, которые близки тем или иным настроениям в обществе. Это просто программа, алгоритм. Не Путин ведет страну, он всего лишь спикер. Реальное устройство государства очень примитивно – каждый должен использовать по максимуму ресурс в своем секторе и отдать начальнику половину заработанного. Соответственно, начальник собирает дань с подчиненных (это его ресурс) и передает половину наверх (как во времена злополучного князя Игоря) – и так далее. Для этого и существует вертикаль власти, для этого и профанировалась выборная система в стране – чтобы случайно не встроился в систему кто-то несистемный.


“..если мы посмотрим на то, как распределяются хлебные должности в путинской России, то мы фактически видим тот же сеньорат…


Что касается СССР, то он, в отличие от России, был крайне коррумпированной страной. В советские времена (не говорим специально про республики Кавказа и Средней Азии) должности не покупались за деньги, а давались за служение. То есть вся так называемая «номенклатура», «советское дворянство», была не наследуемой по большей части, а жалуемой за готовность отказаться от здравого смысла и действовать вопреки интересам общества. Не спешите спорить – проанализируйте поглубже. Все школьники прекрасно понимали убогость и бессмысленность идеологии, но приносили в жертву свои убеждения, чтобы получать хорошие оценки. Учителя прекрасно понимали, что воспитывают не коммунистов, а приспособленцев, так как сами были приспособленцами, чтобы начальство не оставило их без куска хлеба. Писатели и поэты творили с оглядкой на цензуру и идеологическое начальство, режиссеры снимали кино, актеры играли спектакли, художники и скульпторы создавали свои работы в парадигме выбора – скажи то, что хочешь и чувствуешь так, чтобы внешне это выглядело в русле идеологии коммунизма. Пожалуй, только чистильщик обуви в киоске на Арбате мог делать свою работу без идеологии, но он платил дань наличными деньгами, делясь с начальством своими доходами. В сфере обслуживания поголовно все получали взятки. Кто-то деньгами, кто-то ресурсами. То есть возможностями получить доступ к дефицитным товарам или услугам. Рабочие на производстве были вынуждены имитировать увеличение производительности труда, участвуя в соцсоревновании. Солдаты имитировали службу, генералы – войну, губя солдат и ресурсы. Советский Союз был империей лжи. В большей степени, чем империей зла. Это была страна натурального обмена вранья на возможность выжить или жить. Врали ведь не только газеты или агитаторы, не только учителя и преподаватели, не только комсомольско-партийные секретари. Врали все. В этом и есть коррупционная система – когда начальник не говорит подчиненному прямо: сколько ты собрал сегодня взяток? Сто рублей? Гони быстро половину, мне срочно нужно отнести сегодняшнюю дань наверх, у высшего начальника скоро отпуск, ему не хватает. Нет. В СССР не только внешне все было построено на лжи, но и внутри системы было сплошное вранье. Россия окончательно освободилась от традиционной коррупции с приходом Путина, при Ельцине был все-таки переходный период. И теперь вранье остается только для внешнего, неслужебного пользования: внутри системы все ясно, просто, примитивно и четко. При СССР такое было только в национальных республиках, когда семьи открыто собирали деньги для поступления дочки в вуз, для покупки должности постового милиционера на колхозном рынке для старшего сына. Какая же это коррупция, если при этом не страдают общественные интересы и не нарушаются общепринятые нормы? Это уклад жизни такой.

– Кстати, действительно, в нашей истории не раз были моменты, когда история могла бы свернуть с этой стези. И при Ольгерде, освободителе Киева и 250 лет спустя в так называемое «смутное время». И ведь в конце 19-го – начале 20 века казалось, что все – морок византийщины вот-вот будет преодолен. Но нет – за февралем 17-го следует Октябрь. И все возвращается на круги своя… Неужели и в этот раз?

ooo

Князь Ольгерд

– Не хотелось бы так говорить, потому что надежда на какое-то чудо всегда остается. В обозримом будущем будет совершенно новая реальность, связанная с новейшим технологическим укладом, с обрушением рынка труда и природных ресурсов. Возможно, это вызовет какие-то тектонические сдвиги, и система перезагрузится. Но пока впереди только тупик и кромешная тьма. Сейчас прослеживается новый рецидив вранья – современное дворянское (ил боярское?) сословие все больше начинает прибегать к выстраиванию псевдоидеологии. Типа угарного патриотизма, морализаторства. И это, в какой-то мере, хороший знак: ресурсы иссякают потихоньку. То есть на всех уже не хватает. Приходится мобилизовать резервы. В начале нулевых, когда страна купалась в нефтедолларах, никому не приходило в голову воевать с какими-то никчемными непобедимыми врагами – с педофилами, кощунниками, гомосексуалистами, либералами. Система была молода и сильна, у нее были внятные идеологи. Принцип, который и привел Путина в Кремль (я много раз говорил об этом ), был прост и изящен: монополизировать все виды ренты, отобрав у бандитов функцию «крышевания» бизнеса и сбора средств, создать паритет всех сил влияния, обеспечив «общество равных возможностей» для всех негодяев и подлецов: каждый может получить доступ к потоку природных богатств и общественных ресурсов, взять под свой контроль маленький ручеек и черпать из него, если найдет кому платить дань и докажет свою лояльность системе в целом и каждому звену по отдельности. Это было золотое время для страны – тысячи молодых авантюристов рванулись в коммерцию, конкуренция была мала, хотя, конечно, присутствовала. Можно привести пример «золотой лихорадки» на Диком Западе США, когда каждый мог оградить свой участок и копать/мыть золото. У кого-то получалось собрать мешочек, кто-то нашел килограммовые самородки, а власти отгоняли дикарей. Но на этом сходство заканчивается: власти дикарей-бандитов оттеснили, но за это попросили откат. И участок не стал собственностью, а как бы сдавался в аренду, как барин сдает крепостному за десятину в натуральном исчислении, а государь жалует боярину деревню-имение за службу верную. Ну и сам князь/царь платит дань хану за возможность распоряжаться землей и народом. То есть в экономическом плане в начале нулевых Россия сперва повторила американский опыт, а потом резко свернула на свой, исконно-посконный. Кстати, можно проследить за этим процессом по риторике Путина: сперва она была крайне прозападной, потом внезапно стала совершенно противоположной. Потому что изменился уклад: первоначальный замысел не смог в полной мере обеспечить транзит ресурсов, система сбоила.

путин, пропаганда

И произошел разворот на 180 градусов, в нынешнюю сторону, к классической ордынской модели дани. Тогда и произошел разгром малого бизнеса, как идеи – стало понятно, что отдавая половину прибыли, невозможно развиваться и двигаться вперед, нужна программа поддержки, нужны банковские кредиты, ссуды, возможность взаимопомощи. Но для этого нужно объединение, союз. А тут как раз началась первая волна революций – Грузия, Майдан, волнения. И Путин понял – любой союз бизнесменов приведет к созданию мощной оппозиционной структуры. Самый простой способ не допустить этого – разогнать малый бизнес к чертям. А для этого надо создать протекционистские условия для крупных игроков. И это произошло буквально за пару лет – к 2005 году повсеместно возникли крупные продуктовые сети, маленькие магазины остались торговать пивом и сигаретами, овощами и дешевой одеждой. Бульдозером прошлись. И вот тут надо четко понять – иностранные игроки на рынке торгового ритейла, не будем их называть, – с радостью приняли правила игры и стали с удовольствием платить взятки и откаты. Мне рассказывал как-то один депутат, что в его округе построили гипермаркет крупной французской сети. И прямо в кабинете губернатора на совещании торжественно открытым текстом французский менеджер заявил: мы берем на себя обязательства финансировать выборы на этом округе, покуда наш магазин будет работать в прибыль. А дело было как раз накануне прошлых выборов. Губернатор кивнул. И депутат получил через час пятнадцать миллионов евро. Можно представить, сколько получил губернатор! Думаю, раз в двадцать больше. Каждая сдача в аренду городского имущества под частный бизнес требует визы главы района. И каждая виза обходится в стоимость годовой арендной ставки. Точно так же и с землей, только ставка выше. Так же с любыми муниципальными, городскими и государственными заказами: победитель конкурса «заносит» десять-двадцать процентов от суммы контракта налом и сразу после получения денег. Иногда система выдает шедевральные технологии: в помещение конкурсной комиссии все участники крупного конкурса на строительство дороги вместе с конвертами своих заявок заносят портфели с наличкой – десять процентов от предложенной ими цены госконтракта. В день конкурса объявляется победитель. По-честному.  Представители проигравших свои портфели забирают, а выигравший оставляет. Очень технологичное решение. Я как-то в частной беседе спросил одного руководителя администрации района в Петербурге – сколько он должен отдавать? Нас никто не слышал, дело было на охотбазе, в баньке. И узнал очень интересную подробность: если район «проблемный», то разрешается отдавать не половину, а чуть меньше. То есть доплачивать из валовой прибыли тем, кто проводит выборы. Дураков ведь нет – толстые училки-завучи-председатели УИК получают премии. И не откуда-то, а от специального районного штаба. И средства на это идут не сверху вниз, а «сбоку» – от главного по району, из его личного фонда. Лишних звеньев в системе нет. И в этом гениальность системы: она самовоспроизводится через систему выборов. То есть плохой результат Едра на выборах – давай, дорогой, до свидания! А ведь это не персональный крах конкретного главы района, это смена целой команды – со своими прикормленными муниципалами, ментами, прокурорскими. И с огромным пулом подрядчиков всех мастей – от строителей до связистов. Поэтому каждый чиновник (!) в вертикали путинской власти заинтересован в победе «Единой России» или иной системной партии, на которую укажет вышестоящее начальство. Круг замкнут наглухо. Как-то на выборах в Петербурге в прошлой каденции был создан штаб, в котором почти каждое утро собирали глав районов города и требовали отчета по подготовке победы «Единой России». А в одном довольно престижном районе глава вообще на эти совещания не ездил: все знали, что он заплатил из своих (!) десять миллионов долларов в территориальный избирком, чтобы там ночью нарисовали нужный результат. И ведь нарисовали! Правда, тот чиновник в дальнейшем купил себе должность в одном очень богатом  министерстве, связанном  с колоссальными бюджетными потоками, проработал там год и отправился на пенсию. Не сдюжил, бедолага. Другие масштабы. А в его районе у станции метро на огромном потоке пассажиров круглые сутки меняли валюту по неплохому курсу. Однажды знакомый маклер мне поведал, что только с этой станции метро собирают в день тридцать-сорок тысяч долларов для передачи наверх. При этом, конечно, помимо обмена валюты там вся табачная продукция шла с «левыми» акцизами, да и наркотой почти открыто торговали. Тот чиновник вообще специфический был человек: любил покататься на эксклюзивном мотоцикле за 150 тысяч долларов по выходным и домик себе построил за десять миллионов. Но это так, яркий пример экстравагантного поведения. А в целом считается, что чиновник городского уровня в Петербурге должен получать не больше миллиона евро в месяц, а в Москве – не более пятнадцати. Начальник районного ГАИ-ГИБДД – не больше 200 тысяч евро, а городского – не более трех миллионов.

Вам, наверное, известно, что партии продают места в своих списках на выборах. В начале нулевых проходное место оценивалось в скромную сумму от миллиона до десяти. Сейчас цены возросли на порядок. Но не это главное: за право участвовать в управлении регионального отделения партии, не будем ее называть, вы сами можете догадаться, – тоже надо платить. То есть как бы покупать ханский ярлык на княжение – и это очень большие деньги. Зато ты, владея таким ярлыком, сможешь собирать дань с кандидатов в депутаты, с членов всяких политсоветов. А ведь эти политсоветы и есть региональная элита, через которую проходят бюджетные заказы. Есть, конечно, там и декоративные фигуры, типа доярки на съезде КПСС, но в основном все ребята правильно понимают свою роль. А именно то, что если они будут эффективно делиться, потоки, которые им доверяют, будут увеличиваться. Но для этого им приходится день и ночь трудится не покладая рук, так как завтра может придти другой, более успешный и трудолюбивый везунчик.

Когда смотришь на этот причудливый механизм, невозможно не восхититься его гармоничности и внутренней красоте. Как на здание, спроектированное Гауди, смотришь! Ведь слабых мест у системы практически нет. Ну, кроме разве что вверенного народа. Но пока технологии успешно работают, люди верят и надеются. Конечно, не 80 процентов, но половина населения у них крепко в руках, так как прямо или косвенно участвуют в самом механизме. А вторая половина разобщена. И для этого тоже есть простые и эффективные способы, надо только знать умонастроения и расставлять фигуры на поле.

Представьте, что у вас на столе разложена карта. И на ней очень точно намечены все группы населения и все настроения – от совсем малых и маргинальных групп, до глобальных системообразующих частей общества. Причем все они не организованы вообще. И вам надо расставить свои фигуры и предложить свою форму организации каждой группе. Когда у вас в руках СМИ и популярные Интернет-ресурсы, когда у ваших ног лежат злобные овчарки-спецслужбы, вы контролируете систему образования и здравоохранения, – это совсем несложная задача: надо просто конкретно разработать для каждой группы свою идеологию, форму организации и назначить лидера. А конкурентов либо купить, либо задавить, используя арсенал спецслужб. Этим и занимался сначала Сурков, потом Володин.

– Откуда у путинской системы такое глубокое понимание общества и настроений, в нем царящих?

– В свое время Ельцин, разделывая КГБ на части, как тушу забитого быка, создал скандальное ФАПСИ – Федеральное агентство правительственной связи и информации. И в каждом органе государственного управления стал работать прикомандированный сотрудник этой спецслужбы. А в центральном аппарате и в подразделениях создали мощнейшие социологические службы, проводящие исследования по научным методикам, дорогие и очень качественные. Почти безукоризненные, с применением всего арсенала социологии. ФАПСИ начало эту работу в середине девяностых, а с приходом Путина ассигнования на анализ внутриполитического положения только увеличились, хотя ФАПСИ передали в структуру ФСБ, где была своя аналитическая служба. И картина у них точная, динамическая и перспективная. Сейчас в управлении внутренней политики администрации президента под руководством профильного заместителя руководителя АП создана великолепная модель российского общества. Как это работает на практике? Ну вот, например, социологический анализ показывает, что есть у определенной группы общества интерес к мотоциклам. И при этом развивается определенная субкультура, причем явно протестная и агрессивная. Это нельзя пустить на самотек или предотвратить – ведь мотоциклы не запретишь! А что эти парни делают зимой, когда их «Харлеи» стоят в гаражах? О чем говорят? Что могут сделать? Не, надо их приручить. Силами ФСБ находится группа людей и лидер, способный возглавить. Лучше всего, если за ним есть какой-нибудь грешок, типа нетрадиционной ориентации. Чтобы не соскочил с темы. И ему дают деньги, возможность выхода на какие-то уровни, организовывать мероприятия, распределять бюджет. Он становится реципиентом – в него вкладывают ресурсы и через какое-то время готово общероссийское байкерское движение в поддержку власти. Аналогичная схема применяется к футбольным фанатам, к националистам разных мастей, к радикальным левакам. Даже к откровенным фашиствующим группам, получающим своих лидеров и финансирование. Сначала группа носителей идеологии оформляется в некое движение, появляется ниоткуда лидер, уверяющий своих товарищей, что он имеет связи, деньги и может решать вопросы на самом верху, где его поддерживают. Потом он расправляется с конкурентами на лидерство, группа растет, начинает рекламировать себя в СМИ, совершать какие-то акции. А потом, когда активисты выявлены,  потенциал понятен, кураторы решают что делать дальше – развивать, консервировать или уничтожать. Принцип простой – по Маяковскому: если звезды не нужны, то они и не светят. Да, я утверждаю – в России весь спектр политических и общественных сил контролирует Кремль и все поголовно активисты – либо агенты, либо используются агентами втемную. И самые яркие оппозиционные лидеры – в первую очередь. Если я начну называть имена и приводить убойные факты, то только оттолкну читателей. Потому что кто-то не верит Явлинскому, но верит Навальному. Кто-то верит Касьянову, но не верит Лимонову. И ведь  только специально можно разыгрывать спектакли с утечкой фривольных фоток через якобы взломанную почту. Или показать эротический фильм, где лидер одной партии предлагает любовнице мандат в Госдуме. Любой телевизионщик знает, что мини-камера, которую можно скрыть, даже самая совершенная и дорогая, требует яркого освещения объекта съемки. Это особенность оптики: освещенность падает обратно пропорционально источнику света, причем в квадратной зависимости. Милых любовников либо снимали камерой с объективом как у среднеформатного фотоаппарата, либо освещение было весьма ярким. Скажем прямо, не вполне естественным. Так что, увы, напрашивается другой вывод – если Кремлю не нужен Касьянов или Явлинский во власти, то они там и не окажутся, даже если голосовать придут все поголовно противники Путина. Закрыть надо все эти разговоры – никакое участие в легальной политике не пошатнет систему. Может только встроить в нее новые звенья, которые скурвятся мгновенно, либо уже давно прошли эту морально-нравственную деградацию. Выборы на данном этапе – механизм укрепления системы, всего лишь. Если они станут угрожать этому механизму, их заменят чем-то другим. Ну, монархией, диктатурой, новгородским вече или воровской сходкой для коронования нужного кандидата. С этой системой можно бороться, только меняя ее слабое звено – людей. Только просвещение, только обучение. Нам нужны не революционеры, силовой захват ни к чему не приведет, страна проснется, как сонный в берлоге медведь, обдерет соседние березы когтями, порычит страшным рыком и снова завалится в спячку, потому что кругом снег, лед и промерзшие камни. Нет базы для перемен. Нам нужны прогрессоры. Как у братьев Стругацких – посланники разумного общества. Для этого нужны огромные средства, чтобы подготовить большую группу интеллектуалов, способных говорить с обществом. Их надо вырастить, их надо холить и лелеять, их надо обеспечить ресурсами. Кто это будет делать? Запад? Да Европе давно безразлична Россия, тем более Америке. Интересует лишь военно-экономический потенциал и лидерство в вооружениях и технологиях. Вся проблема в мудизме правящих элит, это явление всеобщее сегодня, увы. Российская зверская система намного сильнее всех окружающих – и ближних, и самых дальних. Вот тут я в своей ленте ФБ увидел обсуждение одного украинского проекта – по поддержке российской политэмиграции в Украине. И комментаторы в основной массе зашлись в истерике: типа, раз русские «не могут наладить жизнь в своей стране, предотвратить агрессию, то так им и надо! Нечего к нам в Украину ехать, пусть со своим Путиным разбираются!»

Что тут скажешь… Никто с Путиным в России не разберется, потому что не Путин локомотив системы, у этого длинного поезда каждый вагончик со своим мотором. И, увы, суммарная мощь этого состава куда больше, чем у Европы и Америки, которые переживают глубокие экзистенциальные кризисы. Вот тут надо смотреть правде в глаза: цивилизованный мир повально проигрывает пропаганде. Везде. Почти во всех странах Европы, не говоря уж про США, есть мощные российские диаспоры, влюбленные в путинизм как систему ценностей.  Мотивы различны, а результат один – глобальный Запад проигрывает, сдает одну позицию за другой, и этому разгрому не видно конца и края. «Русский мир» сегодня непобедим без колоссальной траты сил и денег. И без осознания необходимости воевать с идеологическим противником идеологическим же оружием. Нужны телеканалы, информационные агентства, работающие не на жалкие копеечные гранты, а способные привлекать соизмеримые ресурсы. Нужны университеты в интернете, нужно издание книг и учебников. Когда-то у Запада был опыт контрпропаганды, были ресурсы типа радио «Свобода» и «Голос Америки», которые сосредотачивали в своих командах лучших и самых талантливых. Но секрет этого мастерства утрачен, как когда-то утратили технологию производства легендарных венецианских зеркал. Увы, в этом отношении все очень и очень плачевно, а, следовательно, история не на стороне западного мира. По крайней мере, пока.

– И все же – риторические вопросы «кто виноват» и «что делать» как никогда актуальны?

– Нет. Виноватых нет. И делать нечего. Надо ждать развития событий и спасать самих себя, свои семьи и своих детей от эпидемии путинской чумы. Возможно, она пойдет на спад, выкосив лучших, но при этом слабых. А возможно, поглотит весь мир, и только тогда пойдет на спад. Я думаю, что в ближайшие двадцать-тридцать лет это будет очень большой проблемой мира, потому что Россия – страна без мыслей, идей и смыслов, точнее без любых смыслов, выходящих за рамки обогащения и сохранения денег. И она не узнает других смыслов, если не будет Большого Просвещения. Лучше готовить его сейчас, когда в стране еще кого-то можно сему-то научить, пока на лацканах пиджака вырождающейся интеллигенции всего лишь перхоть от плохого импортозамещенного шампуня, а не радиоакативный пепел. Россию надо учить. Надо готовить других учителей и других полицейских, других судей и других адвокатов. Других врачей и организаторов медицины. Других гражданских активистов. И понимать, что путинизм – это не опухоль на народном теле, это жизненно важная часть, без которой Россия просто погибнет в кровавой усобице. Нужно лечить нацию, нужно переливать кровь, иначе эта зараза расползется по всему миру. Возможно, где-то в Новой Зеландии или на островах Фиджи это всем безразлично, но на месте стран Евросоюза я бы воспринимал работу по переформатированию России как главную задачу этого и следующего поколения. Иначе Россия переформатирует Европу под себя.

– Последний вопрос: как Вы расцениваете надвигающуюся реформу ФСБ и создание министерства безопасности? Зачем режим это делает, чего опасается? Если все так хорошо у Путина, зачем он усиливает безопасность и кого боится?

– Я считаю, что Путин никого не боится, в рамках данной парадигмы он почти неуязвим. Внутри системы у него нет врагов, так как он – производное от нее. Смена Путина на другого лидера ничего не изменит – только уменьшит взвешенность потоков, а значит все станут беднее. Не, система умоляет Путина задержаться еще, хоть на чуть-чуть, «продлись, прекрасное мгновение!» Но сам нацлидер уже на пределе своих возможностей, он стареет и слабеет на глазах, он видит, как камарилья допускает одну ошибку за другой – от проекта «Новороссии» до допингового скандала. И он задумывается о скором уходе, конституционной реформе, которая позволила бы ему остаться неким русским «Туркменбаши», но в тоже время выпустила бы на арену более молодых и энергичных. Нет, он не собирается отменять путинизм, отнюдь. Да и не может – это ведь не его персональный проект. Но система требует расширения, экспансии, новых технологий и рынков сбыта. А вести гибридную войну со всем белым светом и схватить инсульт накануне решительного сражения – это заведомо проиграть. Поэтому логика развития процесса требует от Путина отдать часть полномочий, но при этом не потерять роль национального знамени. Говорят, что сейчас рассматривается вообще идея упразднения поста президента и создание госсовета, пожизненным председателем которого станет Путин. Есть и другие варианты. Но в любом случае мы вскоре столкнемся с «перестройкой 2.0» очень скоро. А насчет Министерства госбезопасности, так ведь тут все просто: нефть подешевела, в стране кризис. Потоки уменьшились. На каждого Захарченко уже не хватает. Значит надо проводить оптимизацию, уменьшив количество департаментов. Сосредоточить и консолидировать бюджет. Через слияние и поглощение. Ну, помните, мы в начале упоминали 2004 год, когда на смену ларькам пришли гипермаркеты. Вот тут тоже самое – контролировать тысячу полковников муторно и сложно. А вот полста генералов – куда проще.

Понимаю, на Вас многие ополчатся, но не могу не задать этого вопроса.Ведь Запад уже почти разгромил Советы в холодной войне, но чуть чуть не дожал… Сейчас мы видим как развивается ситуация вокруг MH-17,  – она становится все более похожей на  ситуацию с  взорванным спецслужбами Муаммара Каддафи Боингом над Локерби. Не в последнюю очередь, именно развитие этой истории привело к оргвыводам в отношении ливийского диктатора.  Возможно ли внешнее решение  проблемы Путинизма?  

В начале я уже говорил о наивности «биологического» подхода к России. Не надо думать, что существует какой-то исторический русский филогенез, нет. Россия развивается отногенетически: все это вибрации исторической матрицы, нация никак может выйти за рамки древней модели грабежа лихими мздоимцами собственного населения, в свою очередь настолько приспособившегося к противоестественному существованию в условиях оккупации, что даже не замечает этого.  И это не ошибочный путь развития, это цивилизационный тупик. Так будет всегда, если не рухнет сама основа, заложенная еще Рюриковичами и доведенная до совершенства московскими царями. Ее невозможно перепрограммировать, нужна «инсталляция» новой системы.  Поэтому «прогрессор» никогда не возникнет путем каких-либо выборов (это противоречит логике) или через выбор элит (это ненужно элитам). То есть перемены могут придти только извне, вероятнее всего в результате войны. Многим сегодня страшно это даже представить, но ведь мы в данном случае говорим не о реальности, а о теории. Хотя в нашей ситуации об этом не принято рассуждать. Но рискнем.

olgerd

Дмитрий Запольский: “Князья Гедимин и Ольгерд, освободившие от татар (и рюриковичей) Волынь, Киев и большу часть земель, лежащих к западу и югу от Москвы, (граница между Литвой и владениями московских подтатарских рюриковичей пролегала менее чем в 100 километрах от границ сегодняшней Москвы), к сожалению не отбили Москвы. Возможно это была самая трагическая неудача в нашей истории..”


Итак, может ли история вдруг сойти с круга и на точке взятия Гедимином Киева вдруг полниться на следующий виток: принять западную модель развития с ее поклонением труду, собственности, закону? Что будет тогда? Я вот сейчас живу в стране, когда-то бывшей частью России. И вижу, как произошло смешение лучших русских и западных ценностей в жизни людей и государственной системе. И судя по тому, что Российские элиты продолжают провоцировать США и НАТО, я не исключаю того вариант, что наконец там решатся рискнуть своим существованием ради спасения человечества и окончательного закрытия деструктивного,  инфернального проекта Рюриковичей. Исправят ошибку Гедимина и Ольгерда, освободившего от ига московитов почти всю тогдашнюю Русь, включая Смоленск, Курск и даже Тверь, трижды пытавшегося взять Москву. Но увы, не доведшего дело до конца. И Москва со временм прибрала все эти земли к рукам.  Однако то, что сегодня вытворяют российские власти – повышает вероятность того, что могут найтись силы, которые все-таки доведут дело до конца.

Говорят, к Наполеону обратилась женщина, сказавшая «я хочу родить от вас ребенка, он унаследует мою красоту и ваш ум, сир!» Бонапарт ответил: «А если наоборот?» И это не смешно: новый мир может унаследовать от России совсем не то, что хотелось бы… В свое время мне довелось немного общаться с академиком Андреем Сахаровым. Его считали безумным романтиком. А ведь он был одним из самых лучших политологов середины ХХ века, создавшим теорию конвергенции систем. Она полностью оправдалась: капитализм взял лучшее у социализма, а тот, в свою очередь, худшее у капитализма. Возможна ли дальнейшая конвергенция Запада и Востока? Этот вопрос открыт. Боюсь, что только через глобальный конфликт. Возможно, обойдется и без «горячей» фазы Третьей мировой войны.

Беседовал Виктор Ларионов

Дмитрий Запольский всегда будет рад новым друзьям и читателям в Facebook

Редакция Русского Монитора может не разделять позицию уважаемых героев интервью.

Комментарии

Комментарии