Эхо польских площадей: первые впечатления

Немногим более года назад в Польше сменилась власть. После двух сроков (8 лет) либерально-консервативной «Гражданской платформы» политический маятник вернулся в лоно консерваторов помола братьев  Качиньских – от Леха к Ярославу. В новой кондиции их «Право и справедливость» изначально заявила о себе как сила амбициозная, с идеями формата «Междуморья» и претензиями на лидерство в центрально-восточном крыле ЕС и право давить и диктовать от его лица. Во внутренних делах новая власть, располагая в парламенте убедительным преимуществом перед основным соперником (37,6 на 24%), стала подкручивать гаечки в пользу позиции правительства, что вполне поддерживал ручной президент – человек из этой партии. По совокупности оба тренда вызвали тревогу и противодействие со стороны Брюсселя, дойдя к дню сегодняшнему до белого каления. И это при том, что лидер проигравших на выборах 2015 «гражданственников» Дональд Туск незадолго до их поражения оказался во главе одной из башен ЕС – Евросовета.То есть у внутренней и внешней оппозиции режиму Качиньского оказался мощный лидер в одном лице.

Из-за чего шум?

Во всяком массовом протесте есть как минимум два слоя – поводы и причины. Повод можно сравнить с искрой, причину – с зарядом. Им стал очередной наезд на СМИ, выразившийся в ограничении доступа на заседания Сейма. Теперь видеозапись могут вести только 5 телеканалов: остальным журналистам наблюдать можно только с экрана, а интервью брать в специально оборудованном медиацентре. Соответствующий законопроект был представлен на утреннем заседании Сейма в пятницу, 16 декабря Мелочи вроде как. Но они стали довеском к уже навешанным гирям. В январе с.г. президент Анджей Дуда подписал поправку, согласно которой были отменены конкурсы на места в правлении и наблюдательном совете Польского общественного телевидения и Польского радио. Прерогатива утверждения членов правлений и советов теперь закреплена за министром казначейства. Да и тема увольнений журналистов по политическим мотивам стала одной из трендовых. И хорошим мотивом для бузы, которая выразилась в перепалке между «правящими» и оппозицией, а затем и вовсе «хулиганской» выходкой: оппозиция заблокировала трибуну.

Дальще- больше. Поскольку в этот день принимался бюджет на 2017, спикер Марек Кухчиньский перенес заседание в колонный зал Сейма. Да еще и распорядился, чтоб охрана туда не пустила смутьянов. Так что голосовали без них, а голоса считали пальцем, поскольку зал не оборудован соответствующей электронной системой. Возмущенные оппозиционеры, представленные в основном «Гражданской платформой» и партией «Новочесна», оккупировали один из парламентских залов и заявили, что не покинут парламент до 11 января (день окончания зимних каникул). Они призвали своих сторонников организовать поддержку с улицы, и собравшаяся толпа в ночь на субботу заблокировала здание Сейма. Чтобы вывезти из него самого Качиньского полиции пришлось буквально пробивать брешь через толпу. Прочие депутаты выбирались уже за полночь.

Другой темой лозунгов и речей  массовок стали полузабытые уже страсти по поводу статуса Конституционного суда(КС), которого новая власть после своего воцарения сразу же лишила независимости, подмяв под Сейм. Согласно принятым поправкам, утвержденных президентом Анджеем Дудой в декабре прошлого года, он был лишен права рассматривать обвинения в адрес главы государства в госизмене и других преступлениях. Тем самым фактически исключается возможность отстранения его в судебном порядке. Все решения об обнародовании своих вердиктов КС должен ныне согласовывать с парламентом. Кроме того, Сейм получил право назначать в состав КС трех судий.

Все это по совокупности трактуется и используется оппозицией как доказательства для обвинения консерваторов в наступлении на демократию, и  получили громкое эхо в евроструктурах. Уже в конце 2015 года Европарламент(ЕП) и Еврокомиссия (ЕК)начали критиковать Польшу за отклонения от европейских ценностей и призывать одуматься. Поначалу это делалось достаточно мягко и деликатно, но со временем раздражение и нажим усилились- вплоть до угроз лишения Польши голоса в Евросовете. Примечательно, то некоторые эксперты полагают, что столь сильное давление на Польшу со стороны ЕП и ЕЛ пролоббировано поляком… Д. Туском, который пытается задействовать для возвращения во власть на родине этот мощный рычаг внешнего давления. О своих намерениях вскоре покинуть пост главы Евросовета он объявил на пресс-конференции 26 ноября.

 Противоречивое сходство

Начавшуются заварушку уже успели окрестить «польским майданом». Причем, в первую очередь – местные СМИ. И это не удивительно, поскольку практически все внешние признаки сходства с украинским «подлинником» вроде бы налицо.

Во-первых, затяжной характер массовых акций, напоминающий осаду твердыни. Митинги и шествия у стен основных узлов ее – КС, Сейма и Правительства, уже превратились в стационар. При этом уличные массовки стали как бы продолжением странной забастовки, объявленной парламентской оппозицией.

Во-вторых, стремительная радикализация протестных требований, позволившая представителям власти квалифицировать действия оппозиции как попытку переворота с целью ее захвата. Об этом, в частности, заявил в эфире RMF FM глава МВД Мариуш Блавщак. Приметой тому является и явное стремление возглавить протестную волну политиками первой величины – такими , как экс-президенты Лех Валенсы, Александр Квасневский и Бронислав Комаровский, ну и, Дональда Туск, конечно.

Наконец, боевой, чреватый насилием характер выступлений: блокада, веселье в форме песнопений и маршей, задиристые стычки с полицией в попытках толпы прорваться в здание Сейма и т.п. Все это позволило  премьеру Беате Шидло  заметить в адрес оппонентов, что «фокус их активности – в потасовках».

Параллель с Украиной в польском майдане просматривается и в его латентном, сущностном измерении. Его явно нельзя ставить в один ряд с теми инцидентами, которые формируют тренд на раскол ЕС. Напротив, это движение тех, кто протестует против националистической по форме и евроскептической по содержанию политике консерваторов из «Право и справедливость». Политике грубой, задиристой, направленной на выбивание преференций из Брюсселя путем давления и шантажа  угрозой раскола. Нынешняя уличная массовка – это те, кто за демократические стандарты ЕС и солидарен с критикой с его стороны в адрес нынешнего руководства Польши. То есть, как и на Украине в 2013-м, так и сегодня на площадях Варшавы кучкуются сторонники, а не противники евроинтеграции. По крайней мере – под ее сине-звездными флагами, развивающимися в купе с бело-красными польскими, бушуют сторонники оппозиции. Хотя, конечно, как и в любой толпе, хватает там всяких.

Однако, наряду с этим между киевским и варшавским тусовками есть и существенные различия. Отмечу лишь некоторые, наиболее заметные.

Начнут с того, что в Польше-2016 и Украине—2013 совершенно разные экономические картинки. Одна в стадии экономического роста темпами, давно забытыми в Европе, сумевшая не только благополучно миновать катаклизмы мирового кризиса, но и подняться на его руинах. Другая дышит на ладан, да еще и в состоянии смертельной конфронтации со страной, с которой сильно связана многочисленными хозяйственными путами.

Премьер-министр Польши Беата Шидло и председатель правящей консервативной партии Ярослав Качиньский участвуют в проправительственной демонстрации

Этим, видимо, объясняется и то, что в отличие от Киева, где жалкие группы доставленных из Донецка пацанов в роли «антимайдановцев», в воскресенье Варшаве был реальный, не уступающий по численности «Антимайдан», где были убежденные защитники правительства. И это вполне понятно. Ведь на кону стоят такие реальные ценности, как пенсионный возраст и пособия для семей, у которых более одного ребенка. Причем эти социальные конфетки дает действующая, а отняла и, наверное, вновь отнимет прежняя власть. Именно в понедельник президент подписал им же инициированный закон о снижении пенсионного возраста с 67, повышенного в 2014, до 60 лет  для женщин и 65 – до мужчин. Как бы ни относиться к политике и стилю правления консерваторов, но они не имеют к себе серьезных претензий в части коррупции или засилия олигархов.

Наконец, еще одно обстоятельство – внешнее. Думаю, вряд ли стоит преувеличивать опасность санкций со стороны Брюсселя в сторону Варшавы. Просто потому, что 38-миллионная Польша – слишком большой камень в фундаменте ЕС, чтоб можно было его вынуть без опасения обрушить всю конструкцию. И это наверняка понимает Ангела Меркель, которая, как мне кажется, даст отмашку, чтоб прекратили слишком резко урезонивать поляков. Конечно, она заинтересована в смене власти и возвращении Туска. Но едва ли открыто встанет на его сторону. И уж тем более, позволит спровоцировать хлопанье брюссельской дверью для партии Качиньского. Тем более, что у ЕС нет достаточных веских юридических оснований вмешиваться в деятельность КС или СМИ.

В том, что ситуация в Польше – не чета украинской, свидетельствует и поведение власти. Все воскресенье и понедельник президент Дуда, взявший на себя роль посредника, провел во встречах и переговорах с разными фракциями и деятелями оппозиции. И, похоже, небезуспешно. Во всяком случае, отклики СМИ и комментарии политиков были достаточно спокойными и уважительными. Да и консерваторы проявили эластичность: в понедельник они отозвали свой законопроект о медиа, из-за которого и начался весь этот сыр-бор.

Так что не исключено, что конфликт рассосется. Или прейдет в вялотекущую форму.

Владимир Скрипов

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики