Анатолий Несмиян. Фото из открытых источников

В ряде городов Дальнего Востока сегодня снова прошли протестные мероприятия по “делу Фургала”. География протестов не ограничивается только Хабаровским краем – люди выходят и в Хабаровске, и в Комсомольске-на Амуре, и во Владивостоке. Акции не многочисленные, но проходят уже девятый день подряд, что для России – событие почти уникальное. Стоит отметить, что все они, понятно, не согласованы, а значит – преступны с точки зрения режима.

Кремль не знает, что делать, а потому никак не реагирует. Специфическая особенность путинского режима: его реакция на любые кризисы всегда без “полутонов” – либо прямая реакция, либо полное игнорирование проблемы. Как выключатель – “вкл” или “выкл”. Знаменитые прыжки Путина в кусты по любому непонятному случаю (включая и нынешнее сидение в бункере) – это как раз реакция второго рода. Террор в отношении даже одиночных пикетов в Москве и Петербурге – первого рода. Понятно, что такая реактивная политика – признак ее отсутствия, так как проблему лучше предупредить, чем решать, но если решать – то делать это нужно как минимум, по-умному, “расшивая” созданные противоречия. Власть же любыми своими действиями создает поле для дальнейшей эскалации. Дальний Восток – прекрасный пример этой убогой политики.

Нынешние протесты не будут иметь никакого сколь-либо позитивного результата: у любых действия всегда должна быть вполне конкретная цель. У социальных протестов, к примеру – выполнение каких-то конкретных требований протестующих. У политических протестов цель всегда одна – борьба за власть. Сегодня нет ни того, ни другого, что вполне объяснимо – протесты не организованы, стихийны, люди просто выплескивают эмоции. В целом позитивная повестка таких безвекторных мероприятий всегда одна, “Счастье для всех даром, и пусть никто не уйдет обиженным”. Наивно и нерезультативно – воры и уголовники награбленное так не отдадут.

Поэтому в тактическом плане бездействие Центра вполне объяснимо: он ждет, что безвекторный протест “выгорит”. Сегодня так и будет. Но речь-то о другом. Речь о том, что Кремль утрачивает контроль за “глубинным народом”, а на Дальнем Востоке на улицу вышел именно он, а не какие-то хипстеры и креаклы с их непонятными лозунгами. “Глубинный народ” накапливает ненависть, которая рано или поздно выплеснется, как только у нее появится цель. И пока идет ее количественное накопление, которое рано или поздно, но перейдет в качественно иное состояние.