RSS

Евгений Ихлов: Черный лебедь, черный лебедь, ты не вейся над моею головой…

  • Written by:

Сперва чуть-чуть теории. В синергетике есть понятие “конус аттрактора” – стремление неустойчивой структуры обрести новое равновесие так, что все ее траектории изменения будут стремиться к этому состоянию, подобно тому, как лыжник на обледенелом склоне при любом движении будет съезжать вниз.

Развивая это понимание, Нассим Николас Талеб разработал теорию “черных лебедей” – труднопредсказуемых событий, полностью меняющих ход событий.

Как могло, например, представить руководство СССР (Горбачев -), что все планы переворота в духе Ярузельского рухнут из-за того, что 20 августа 1991 года командующий ВДВ ген. “Паша” Грачев в самый последний момент договорится с командой Ельцина, и в результате в несколько дней произойдет то, к чему политическая эволюция должна была идти долгие месяцы – российская антикоммунистическая революция?

В эти дни меня поразило, как путинизм, до этого проявлявший виртуозное стратегическое мастерство, так стремительно разрушает все плоды своих побед.

Путин явно сделал своей новой фишкой борьбу с высокопоставленной коррупцией. И тут фильм Навального. Нормальные спецслужбы должны были доложить заранее. И в нормальном политическом триллере за его невыход Навальный получил бы освобождение по УДО брата и отмену по апелляции приговора – с возможностью получить в марте 2018 свои 15-20% и ждать на них, как на бауле, 2024 года.

Пусть неожиданностью стал фильм и реакция на него (истории про сыновей генпрокурора и собачек вице-премьера никого не потрясли). Пусть перегнули палку с задержанием школоты. Но тут ведь “подарок небес” для любой шатающейся власти – теракт.

Но тут и начинается “скольжение” – все хором вспоминают “рязанский сахар”, и отмыться от этого подозрения уже нельзя, потому что избежавший в сентябре 1999 года показательной порки Патрушев стал неподъемной гирей на ногах сегодня, когда пришла пора платить проценты за лихую фразу про сортиры [апокриф: ее автор – Пелевин, подрабатывающий тогда и на ниве политтехнологии]: провозглашенное, в том числе МБХ, “всенародное единение перед лицом…” оказалось пошлой опереткой с оплатой по цене 3 пачек сигарет участия в траурным антитеррористических митингах.

Идея протестов не просто растворилась – она привела к соревнованию за лучший протест между Навальным, Зюгановым и, может быть, Ходорковским (если он не отменит свою антипутинскую акцию “надоело-надоел”, анонсированную на на 29 апреля).

Но еще была возможность хорошей международной отработки питерской трагедии.

В триллере Юлия Дубова “Меньшее зло” группировка в ФСБ готовит теракты в августе-сентябре 1999 года не для того, чтобы повысить рейтинг условного Путина, но для того, чтобы как жертва “международного терроризма”, страна могла с почетом войти в клуб цивилизованных стран, также жертв оного.

И тут все начало сбываться… Президенты и премьеры бросились звонить Путину с соболезнованиями – момент, которому коллега Андрей Николаевич Илларионов уделил особое внимание, рассуждая на тему “Cui prodest? Cui bono?”. Тем более, что Трамп уже публично отказался от навязчивой идеи Обамы свергнуть Асада-мл. и предложил Путину совместную борьбу с Халифатом – то, чего Путин добивался с сентября 2015 года.

Но прилетел еще один “лебедь” – газовая атака под Идлибом… Сразу все рухнуло!

Как публичная защита Путиным Медведева обрушила тщательно возводимый “антикоррупционный” карточный домик, ради которого не пожалели даже Улюкаева – автора первого манифеста путинского правления – “Правый поворот” (декабрь 1999), так и публичная защита авиаудара с рассказом о “химических фугасах” террористов для применения в Ираке [каким образом – ведь для фугасов нужны гаубицы, вертолеты и самолеты, и простой взгляд на карту Сирии показывает, что анклав Идлиба полуокружен асадистами, “хезболлой” и иранцами, взявшими Алеппо, поэтому он не может служить арсеналом для халифатцев, даже если сирийская оппозиция вдруг, сойдя с ума, станет их вооружать] обрушила всю внешнюю политику Москвы.

Если какие-то горшки ещё оставались недобитыми, то эпический брифинг Захаровой, обвинившей в инсценировке гибели самих жертв газовой атаки и перещеголявшей даже покойного Чуркина с его “засыпанными пеплом детьми”, доделал эту тяжелую хозяйственную работу.

Просто больше никто не сможет принять Москву ни в какой антитеррористический альянс.
И то, что число погибших от газа пятикратно превышает число жертв питерского теракта, лишает отечественную дипломатию каких-либо шансов представлять себя жертвой терроризма.

Слова Трампа, давшего понять, что в преступлениях асадистов виноват “размазня Обама” – это удары погребального колокола по всей сложной и многоуровневой операции по влиянию на американские выборы и по “подкатыванию” к трамповскому окружению.

Я только не понимаю, почему военная разведка, которая должна была за полтора года российского участия в сирийской гражданской войне пронизать своей агентурой все армейские структуры “Западной Сирии”, не сообщили о готовящейся атаке.

Ведь и в Хмеймим, и на Арбате, и на Фрунзенской набережной должны были понять, что газовая атака на город – это десятки жертв и оперативное освещение трагедии в мире. Был же опыт боев за Алеппо.

И политические последствия военные аналитики должны были мгновенно просчитать. После чего либо “центр по примирению”, либо Генштаб непосредственно сам, либо – бросившись в ноги МИДу, должны были употребить все влияние для отмены приказа.
Или – если Дамаску так свербит потравить “повстанцев” – подождать хоть пару недель, если с госсекретарём США не договоримся. Тем более, что все вылеты асадистов согласуются с Хмеймимом.

В итоге проявилось не просто полное рассогласование внутренней и внешней политики, но их последовательное расслоение внутри – с последующей аннигиляцией всего и всех… Такая вот юбилейная игра с набором “собери революцию”.

Евгений Ихлов

Facebook

 

Комментарии

Комментарии