Блогосфера

Евгений Ихлов: Просто великодержавная истерика обрушилась на Украину на 45 лет позже, чем на «сионизм»

ПОДГОТОВКА РЕСУРСНОЙ БАЗЫ

Прочитав любезно посланную мне Dmytro Vortman ссылку* (за что я ему чрезвычайно признателен) на статью Миколы Рябчука «Русский Робинзон и украинский Пятница: особенности «асимметричных» отношений», я задумался над причиной российской политики «культуроцида» украинцев. И пусть простят мне этот неологизм.

Три года назад я отмечал сходство начавшейся оголтелой антиукраинской кампании с советским государственным антисемитизмом, называемым «антисионизм».

«Антисионизм» имел много целей, но одной из своих граней, обращённой именно к евреям, было именно разрушение идентичности. Еврей должен был перестать ощущать себя частью еврейского народа, рассеянного по миру, но реализовавшего своё право на самоопределение в Израиле, а стать «советским гражданином еврейской национальности» — этническим меньшинством, которому советская власть предоставила автономную область на китайской границе…

Но первый шаг был сделан в январе 1948 года, когда был убит Соломон Михоэлс – духовный лидер советского еврейства. Через год был арестован Еврейский Антифашистский комитет (и в августе 1952 года почти в полном составе был расстрелян – исключение сделали для женщины – академика Лины Штерн), была ликвидирована вся еврейская культурная структура – издания, издательства, театры).

Дело в том, что советской власти евреи были очень нужны – и как эксперты, и как квалифицированные работники в разных сферах, и как проводники русификации, в частности, в Украине и Беларуси, в Балтии, на Кавказе и Центральной Азии. Но для этого евреи должны были быть полностью денационализированы и по возможности служить антисемитскому режиму, тем более, открыто ставшего на сторону арабов в ближневосточном конфликте, не за страх, а за совесть.

Поскольку запугать наиболее интеллектуальную часть евреев «империализмом» или «боннским реваншизмом», было сложновато, то запугивали другим – перспективой разгула всё время тлеющего народного антисемитизма. А «пряником» была перспектива квотированной интеграции в истеблишмент.

Советской власти были очень нужны и украинцы – незаменимая часть аппарата на всех уровнях. Но именно поэтому с приходом к власти Сталина, сменившего ленинскую модель мессианской «горизонтальной» империи большевистского «халифата», в котором национализм должен был быть погашен высокой степенью культурной автономии, на более привычную модель третьеримского (неовизантийского) московского царства, Украине была объявлена настоящая война.
Голодомор истребил значительную часть станового хребта нации – крестьянства. Волнами шло уничтожение национальной интеллигенции, начиная со сфабрикованного дела «Спилки вызволения Украины».
Чем больше выходцев из восточных областей Украины, прежде всего, из Днепропетровска рекрутировалось в партийный аппарат, преимущественно в идеологическую область, тем больше усилий предпринималось для русификации украинской интеллигенции, культуры и образования.
Своим успехом первый послесоветский президент Украины Леонид Кравчук был обязан неплохим владением родным языком, что для тогдашнего киевского высокого начальства было редкостью.

Читайте также:  Сергей Пархоменко: Падение поголовья ее тревожит. Утратили часть стада, разбазарили народное добро

Окончательно похоронивший СССР украинский референдум породил довольно сильный заряд антиукраизма в российском политическом классе, всё быстрее становящемся реваншистским (за исключением «гайдаровского» сегмента).
Помню как на семинарах в США осенью 1994 года нас – «демократическую» часть делегации от российских партий – поразил лютый антиукраинизм в «центристской» части делегаций (американцы пригласили для ознакомления с основами предвыборных кампаний из России либералов-западников и, как тогда говорили, «цивилизованных патриотов», а из Украины тоже либералов и национал-демократов).

Но с начала 2014 года унтиукраинизм стал таким же консенсусом между властью и «левонационалистической» оппозицией, как и антисемитизм, объединивший в 70-80-е власти и системную «руссконационалистическую» оппозиция.

Просто великодержавная истерика обрушилась на Украину на 45 лет позже, чем на «сионизм».
Советская империя почувствовала себя преданной евреями, когда в 1969 началось движение за выезд в Израиль. И не просто движение, но имевшее – для тех времён непостижимую – наглость открыто обратиться за помощью к Америке и к еврейским общинам на Западе. До этого обращаться к огромному потенциалу американского еврейства из СССР могли только в интересах СССР и по прямому указанию Сталина**.

Для обеспечения нормальной поездки Брежнева в 1972 году, пришлось с весны 1971 года*** начать выпускать…
Но одновременно сусловская пропагандистская машина буквально забилась в истерике антисионизма (антиамериканизм свернули – с США начался детант).
Ежедневных ток-шоу не было, но это компенсировали потоком документальных фильмов, душераздирающих передач и ежедневным потоком публикаций.

Весь этот кошмар своей юности я вспомнил, когда с января 2014 года, когда в России поняли, что Майдан уже не рассосётся, забушевало…

Периодически сравнивая «антисионизм» с антиукраинизмом, я всегда отмечаю парадоксальность направленной на евреев и на украинцев пропаганды. И тем, и другим сперва многословно объясняют какая они прореха на человечестве, а потом – гостеприимно зовут вернуться в лоно великого советского (вариант – великого русского) народа. И становится до слёз умилительно, что такие негативные элементы так тепло и душевно зовут обратно… вместо того, что бы закатать на строгий режим – или в вязки и поколоть галоперидольчику…

Читайте также:  Пошли на митинг... а попали в тюрьму

Так что «внутренняя колонизация Украины» — это, преимущественно, попытка её «культуроцида», ликвидация самостности (демократизма, прежде всего), превращение украинцев в «москалей»*****, в значительно более подготовленную часть истеблишмента (без кадров Могилянской академии Русской церкви даже нечем было компенсировать последствия раскола), а антиукраинизм – это такое выбивание из призывника всего домашнего и человеческого, чтобы он стал эдаким военно-полевым биороботом.

_____________________________________________

* http://www1.ku-eichstaett.de/…/d…/forumruss18/10Rjabchuk.pdf
Раннее публиковалась в сборнике «Там, внутри: Практика внутренней колонизации в культурной истории России» (Под ред. А. Эткинда, Д. Уффельманна, И. Кукулина. М.: Новое литературное обозрение, 2012),

** Я имею ввиду агитационную поезду по США Соломона Михоэлса и поэта Ицика Фефера 1942 года, когда они организовали мощнейшее митинговое давления на Рузвельта, вынуждая его к открытию Второго фронта во Франции уже в 1942 году, что, с учётом опыта действий американской армии на юге Италии осенью 1943 года, означал бы для неё полную катастрофу.

*** Предлогом стал символический захват евреями-отказниками приемной Верховного совета СССР на Моховой (сейчас приемная Думы и Совфеда) в феврале 1971 года. Никакого дела о беспорядках не было – были переговоры на уровне Президиума и немедленно выданные первые тысячи разрешений на выезд, в том числе, «оккупайцам».

**** «Москаль» – это солдат, а не русский. Знаменитая оперетта Ивана Котляревского «Москаль-чарiвник» (1819) — это именно «Солдат-колдун», а не «Русский чародей». Москаль=русский — это по-польски с XVI века. Русский – это «кацап», козлобородый, в честь дьяков Алексея Михайловича, объехавших Гетманщину, чтобы с каждой души взять присягу царю Московскому. Строго говоря, «москаль» – это украинец, пошедший на «русскую/имперскую службу». Про восточнорусских же говорили — московит (а про западнорусских – литвак).

оригинал —https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1710495095632308

автор — Евгений Ихлов

Комментарии

Комментарии