RSS

Евгений Титов: сегодня российское стадо несется к обрыву на огромной скорости

  • Written by:

Политическая эмиграция из России из маленького ручейка начала путинских «нулевых» давно уже превратилась в широкий поток. Из страны уезжают наиболее активные и образованные ее граждане, просто потому, что не находят себе места в рамках сложившейся политической системы. Потому, что опасаются за свою жизнь и свободу.

Не так давно политическим эмигрантом стал друг и партнер «Русского Монитора», журналист Евгений Титов – автор и ведущий проекта Noga-TV.com. Он же и стал героем нашего сегодняшнего интервью.


 Евгкний Титов

Недавно стало известно, что ты покинул Россию. Что тебя подтолкнуло на это?

Информация не совсем верная. Я остаюсь в России и душой, и недвижимостью. А телом – да, уехал. Знаешь, есть такое природное явление, когда стадо бежит и на полном ходу бросается в обрыв. Я не встречал внятных объяснений этого явления, но очевидно, что человеческое стадо иногда склонно к тому же самому. Сегодня российское стадо несется к обрыву на огромной скорости, а я отошел в сторонку. Тем более, что в России за мной следили какие-то упыри, а правоохранительные органы им помогали, отказываясь установить их личности по известным номерам машин. Знаешь, некоторым русским интеллигентам кажется, что у них есть благородная миссия по спасению нации, и потому надо оставаться на Родине. Но это иллюзия, оправдывающая их серое существование в отечестве. Когда у человека агония, помогать ему уже бесполезно, надо отойти в сторону и ждать. Так и с нашей системой: в ее состоянии помощь уже бесполезна. И когда тебе говорят: «мы остаемся в России, потому что мы патриоты, а вы позорно сбежали», это лукавство и самообман. Каждый нормальный и достойный человек сегодня должен уехать из России и по возможности вывезти семью. Ну, чтобы все эти следователи, казаки, чекисты, менты, прокуроры остались без нас и друг-другу глотки перегрызли. Пусть попробуют пожить без врачей, музыкантов, писателей, ученых и вообще всех, кого они выдавили в нижние слои общества. Пусть их лечит Залдостанов, генную инженерию разрабатывает депутат Федоров, а в балете танцует движение НОД. Пока все не полетят с обрыва.

Как отреагировала на твой отъезд семья, близкие?

Это перелом в моей жизни, врать не буду. Вот недавно отмечалась годовщина трагедии в Беслане, и я понял, что это и моя история тоже. Потому что понятие «заложник» сейчас на слуху, оно одно из основных в мире, а уж в России тем более. Сегодня в заложники берет сама Россия, и в этом смысле я за свою семью беспокоюсь, они остались заложниками. Вижу их в скайпе и душа не на месте. Вобщем, я в доску разобьюсь, но увезу их оттуда на ближайшие годы. А вот радуют друзья, которые пишут и звонят с надеждой, что у меня тут ничего не получится. Ребята! Я вас тоже люблю! И пока у меня все великолепно получается, вы уж извините.

Судя по тому, что твоя программа продолжает выходить, абстрагироваться от происходящего ты не намерен?

Я погружаюсь в Россию, я читаю российские новости, и федеральные, и региональные. Законодательные запреты принимают комичную, извращенную форму, стремление к порядку похоже на паранойю. Женщину забрали в полицию за то, что она слишком долго сидела в туалете! Коллективный народный зверь стремится уничтожить все, что хоть на йоту отличается от его понятия нормы. Убрать музыкантов с улицы, убрать нормальных юмористов со сцены, убрать ярких ученых из элитной сферы, убрать долго сидящую женщину из туалета. В социальной конфликтологии это явление объяснено.   Общество приходит в боевое состояние и готовится к столкновению с противником, а потому стремится стать однородным. Германия в конце 30-х годов это уже прошла, и конец ее был закономерным. Потому и с нынешней Россией, Вобщем-то, все ясно, но я в этом больше не участвую. Конечно, в стране еще много образованных, да и просто социально активных граждан, понимающих суть происходящего. И тем, кого власть еще не посадила, она толсто намекает: «уезжайте, пока можно». Вот Дарья Полюдова из моего Краснодарского края. Сидела в СИЗО за политику, перед судом ее выпустили. Но чекисты ей не давали устроиться на работу, то есть выдавливали из страны. Нет, она осталась и села в колонию. И в этом нет никакого благородства или высокой жертвенности. Человек только родителей мучает, чтобы они преждевременно состарились. То есть участвовать в российской жизни прекрасно можно, находясь за рубежом.

Уже завтра, в единый день голосования, россияне пойдут к урнам для голосования. Ты будешь в этом участвовать?

Ты застал меня врасплох. Да, буду, пойду на зарубежный участок. Ну, чтобы они не украли мой бюллетень и тем самым не укрепили за счет меня свою легитимность. Их задача – чтобы мы не шли и не голосовали, их цель – сделать нас политическим желе. Значит, нужно действовать наперекор им. Хотя я прекрасно понимаю и тех, кто не идет на выборы, считая это методом протеста. Считаю, что обе позиции по-своему верны и имеют право на существование.

Как бы ты охарактеризовал ход предвыборной кампании?

Как и всю политику последних лет: задница. Прости, но более литературного слова не подберу.

А можно подробнее?

Куда уж подробнее. Знаешь, когда начнется революция? Когда оппозиционно настроенные граждане идеологически оформятся в четкую социальную группу. Допустим, группа сформировалась, а политических условий нет, то есть власть не позволяет людям собираться вместе. И только это несоответствие приводит к социальному взрыву. Но сейчас группа не оформлена, то есть людям пока непонятны собственные политические интересы и требования. Посмотри на дальнобойщиков или на кубанских фермеров, которые хотят на тракторах до Москвы доехать. Что они говорят? «Что-то надо менять в стране, но и стабильность нужна. Путин нас не слышит, но он все равно о России заботится. Надо как-то протестовать, но к Навальному и Парнасу мы не пойдем». То есть система их ободрала до нитки, но они в нее по-прежнему верят. А вот когда они четко артикулируют свои претензии государству, когда скажут сами себе, что так жить невозможно, что власть узурпирована и нам нужна новая политическая команда, тогда и наступит этап перемен. Но пока тон в предвыборной кампании задает власть. Это такие «выборы сверху».

Какая из двух оппозиционных партий тебе наиболее близка?

«Яблоко» потащило в кандидаты, к примеру, Ольгу Ли – симпатчную, но совершенно бесхребетную и зависимую девушку, за которой стоит судимый провинциальный сутенер. То есть партии «Яблоко» на свою репутацию наплевать, у нее нет морального сита для кандидатов. Значит, это не моя партия. Что касается ПАРНАСа, через эту партию власть пытается канализировать протестные националистические настроения, то есть подходит к вопросу более, так сказать, рационально. Я в России прожил 40 лет, из которых последние 14 работаю в СМИ. И я твердо знаю, что ни один случайный и неконтролируемый человек не прорвется в эфир федерального телевидения. Это просто невозможно при нынешнем уровне гражданских свобод в России. А тут вдруг на тебе, из интернета на телеэкран! Ну, понимаешь, о ком я. Правда, в этой партии состоит Наталья Пелевина, и вот из-за нее я тут остановлюсь и не буду клеймить ПАРНАСа. Ну и Вадим Лукашевич тоже, конечно, порядочный человек.

Как ты считаешь, может ли политическая эмиграция сыграть роль в трансформации путинского режима?

 Безусловно. Когда система себя взорвет, мы все вернемся и будем строить новое государство, дружелюбное к соседям, уважающее человека. И почва для этого уже готовится. Про осознание людьми политических требований я сказал, но нужно время.

Как долго это может продолжаться?

Год. Или 20 лет. В определенном историческом масштабе это одно и то же. Но сейчас в России жесткий экономический кризис, людей пачками выкидывают с работы, и я уверен, что многие начнут задумываться о происходящем. Этот необратимый процесс власти пытаются затормозить религиозной пропагандой, при этом имея за пазухой Национальную гвардию. Так что у коллективного русского сегодня есть два варианта. Первый – принять религиозность и национальный консерватизм как идеологию, тем самым обусловив безнадежное технологическое отставание России. Потому что идеи религиозного фундаментализма несовместимы с идеями технологического прогресса и достижениями свободного рынка. А мир сегодня быстрый, за ним надо успевать. И этот вариант в итоге будет означать фактическую смерть российской цивилизации. И второй вариант – преодолеть свой архаизм и принять демократические ценности, то есть остаться в русле передовых цивилизаций. Это было бы спасением для государства, потому что сделало бы Россию конкурентоспособной на мировой арене. Но, увы, пока страна движется по первому пути.

Можешь рассказать о своих планах, касающихся развития телеканала «Нога»?

До сегодняшнего дня я один снимал, писал, читал, монтировал, вел, транслировал. Сейчас вроде бы нашел финансирование, которое позволит взять небольшую команду. К октябрю должен оформить юридические формальности и у программы будет новый формат. Надеюсь, все получится. И вообще, тут в Литве масса всяких предложений, вариантов и возможностей. Больше, чем сейчас в Москве. Так что я продолжаю работать. Спасибо за поддержку!


Евгений Титов. Собственный корреспондент “Новой газеты”. Лауреат и победитель всероссийских конкурсов “Произвол в законе” в номинациях “ТВ” и “Печатная пресса”. Автор и ведущий проекта “Нога Тв” ( Noga-TV.com).

 

Комментарии

Комментарии