Фото: Facebook Фёдор Крашенинников.

Год назад был очень странный день – на всех уровнях.

9 августа прошлого года я проснулся ранним утром, обнял родителей, отдал им ключи от квартиры и уехал в аэропорт на рейс Екатеринбург-Калининград. Днем я был уже на переходе Советск-Панемюне и к вечеру в Вильнюсе.

Мой маршрут был определен событиями в Минске. Мне все настоятельно рекомендовали уезжать из России в Литву через РБ, потому что так было проще всего. При прямом переходе границы могли быть проблемы.

Но чем больше я читал новости про выборы в Беларуси, тем больше у меня было сомнений по поводу того, стоит ли именно в этот день ехать через РБ. Дальше в Беларуси началось такое, что даже сейчас кажется странным и невероятным.

Мне кажется, что события в Минске 9 августа прошлого года вообще очень многое определили в жизни многих из нас и даже целых стран.

Я подозреваю, что протесты в Хабаровске и начало протестов в Минске интенсифицировали операцию по отравлению Навального и таким образом дали старт цепи событий, с ним связанных. Убежден, что массовые протесты в Беларуси заставили Путина перейти к превентивному террору по всем фронтам, особенно после того, как Навальный вернулся в Россию.

Когда-нибудь архивы откроются и мы узнаем, как сильно выборы в Беларуси повлияли на нашу жизнь.
В любом случае, 9 августа прошлого года жизнь двух наших стран и миллионов людей изменилась необратимо и все мы до сих пор не знаем, когда будет виден хоть какой-то просвет.